Адаты кавказских народов

Изучение адатов кавказских народов началось после вхождения территории Северного Кавказа в состав Российской империи.


Идрис ТЕМИРБУЛАТОВ, Кисловодск

Нормативные традиции народов собирались и фиксировались представителями царской администрации и в дальнейшем учитывались при проведении региональной политики, когда колониальные власти «сталкивались с прямой необходимостью применяться к местному обычному праву» . Это связано было в первую очередь с тем обстоятельством, что царская администрация на первых стадиях присоединения большинства народов к России стремилась к постепенному распространению своего законодательства среди данных народов. Наряду с этим, проводимые в XIX веке судебные реформы внутри страны показали, что и большинство русского народа регламентировало свои отношения именно на основе своего обычного права.

Первые мероприятия по сбору норм обычаев народов Северного Кавказа были проведены в конце XVIII — начале XIX вв. Однако ощутимых результатов не принесли. В 1818 году генерал А.П. Ермолов дает новое поручение о сборе сведений по обычному праву народов Кавказской области. По поручению А.П. Ермолова, сбором сведений по обычному праву у кочевых народов Кавказской области занимался известный на Кавказе общественный деятель А.Ф. Ребров. В числе первых собирателей адатов, норм обычного права, можно назвать войскового старшину, смотрителя Екатеринодарского войскового училища и судью окружного суда Андрея Андреевича Кучерова, которым была произведена первая запись обычно-правовых норм на основании расспросов и показаний населения.

В 40-е годы XIX века сбор и запись адатов велись по всей Кавказской линии, в том числе и в Кубанской области. Запись адатов карачаевцев и балкарцев была проведена под руководством начальника центра Кавказской линии генерал-майора Голицына в 1844 году. В течение 1843-1845 гг. было составлено 7 сборников по нормам обычного права, куда вошли чеченские, кумыкские, осетинские, кабардинские, карачаевские адаты. Чеченские адаты были собраны В.И. Голенищевым-Кутузовым, кумыкские — М.Б. Лобановым-Ростовским, кабардинские — ротмистром Давыдовским и майором Я.М. Шардановым, балкарские, карачаевские и адыг-ские адаты Черноморской линии — А.А. Кучеровым, осетинские и чеченские — Т.А. Норднстренгом. На основании этих материалов капитаном генштаба М.Я. Ольшевским был составлен общий свод собранных адатов, который затем был передан через секретаря Ставропольского статистического комитета И.В. Бентковского в Одесский университет. Здесь они были обработаны и опубликованы профессором Одесского университета Ф.И. Леонтовичем под названием «Адаты кавказских горцев».

Впервые эти записи были опубликованы в 1882 году и внесли крупный вклад в изучение обычного права горцев Северного Кавказа. Ярким дополнением к работе Ф.И. Леонтовича служит заметка начальника Эльбрусского округа Н.Г. Петрусевича, который написал первую статью о карачаевских адатах.

Профессор Ф.И. Леонтович отмечал, что «в обычном праве горцев, в большинстве стоящих на низких ступенях общественного развития, сохранилось немало институтов глубокой старины, по своему происхождению и характеру принадлежащих к таким явлениям общественной культуры, которые на первых порах встречаются в истории всех народов».

Отсюда адаты представляют большой интерес. Интерес к адатам кавказских горцев был вызван не только научно-исследовательскими целями. В середине ХIХ в., с присоединением к России территорий, населенных горскими народами, перед кавказским военным командованием встал вопрос об управлении этими народами. Для этого необходимо было, прежде всего, изучить обычное право горцев.

Развитие правового обычая происходило в условиях знакомства народов Северного Кавказа с властно-правовыми представлениями как христианства, так и нарастающего влияния ислама. В XVIII — XIX вв., на Северо-Западный и Центральный Кавказ со стороны Османской империи стал активно проникать ислам и мусульманское право, одним из основных принципов которого был принцип равенства, на основе которого осуществлялось исламское правосудие. На Северо-Восточном Кавказе ислам проник во все сферы жизни, во многом ее изменив. Однако на Северо-Западном и Центральном Кавказе устойчивость горского сознания и стереотипов поведения не позволяла установить новый исламский порядок. Адаты юридически закрепляли сословное неравенство и феодальную эксплуатацию. В начале XIX в. появились исламские лидеры, стремящиеся к значительному реформированию и модернизации мусульманской жизни горцев Северного Кавказа. Активистами стали на Северо-Западном и Центральном Кавказе — Измаил-бей Атажукин, и эфенди Исхак Абуков.
Карачаевские ученые Умар Алиев, Ислам Тамбиев, Хамид Лайпанов и другие авторы указывают, что ислам в горах Карачая стал прививаться лишь в последней четверти XVIII столетия. Немецкий путешественник Юлиус Клапрот, совершивший поездку по Карачаю в 1807 и 1808 годах, отмечал, что новую религию здесь впервые стал проповедовать в 1782 году кабардинский эфенди Исхак Абуков, состоявший на службе у Порты (правительство султанской Турции). Карачаевский историк Х.О. Лайпанов замечает: «К проповедям Исхака-эфенди народ отнесся враждебно. Внедрение ислама способствовало усилению власти феодализирующейся верхушки карачаево-балкарских обществ, усилению эксплуатации трудовых масс и обнищанию их» .
О том, что ислам и мусульманское духовенство даже во второй половине XIX столетия не успели пустить глубоких корней в Карачае, свидетельствует зафиксированный В.П. Невской факт, что вакуфное землевладение (то есть принадлежащее мечетям) в таком виде, как на Восточном Кавказе, в Карачае отсутствовало. Мусульманское духовенство никакого особого земельного фонда, как это было в Дагестане, Азербайджане, Средней Азии, в Карачае, не имело. Здесь бывали случаи, когда какой-нибудь владелец в целях «спасения своей души» дарил в пользу бедняков участок пахотной или сенокосной земли. Наблюдать за выполнением его воли должен был человек, которого называли «осуй». Посоветовавшись с муллой, осуй отдавал землю бедняку, а если тот станет богаче, отбирал ее и отдавал другому. Однако в Карачае такой способ владения землей не получил широкого распространения. Поэтому считать его вакуфом нельзя .

К балкарцам ислам стал проникать в середине XVIII столетия. Но только в начале XIX века он окончательно укрепился в горах Карачая и Балкарии, хотя еще в течение многих десятилетий среди этих народов живы были прежние, домусульманские верования.

Термин «адат» (обычай) арабского происхождения и означает «закон предков». Это слово вошло в быт кавказских горцев с мусульманской религией. До присоединения к России карачаевцы и балкарцы, как и другие народы Кавказа в своей общественной жизни руководствовались нормами обычного права (адатами), которые передавались из поколения в поколение и были обязательны для исполнения всеми членами общества. Адаты были «первым звеном соединения человека в общество, переходом его от дикого состояния к жизни общественной» . Адатам следовали беспрекословно. Народ не рассуждал, справедливы и разумны ли требования, установившегося обычая. Подрастающее поколение, воспи-танное в духе полного преклонения перед старшими, поступало по уже установившимся обычаям.

Как справедливо отмечал В. Сергеевич, «обычное право возникает не в народе (нации) и даже не в племени, а в каждой группе людей, ведущих совместную жизнь и имеющих возмож-ность «влиять друг на друга своими действиями» . Территориальная разобщенность горцев с древнейших времен порождала различные обычно-правовые нормы. Почти каждое общество имело свои адаты. Однако, в основном схожие для всех горцев Кавказа, условия жизни способствовали образованию более или менее одинаковых обычаев. Так, обычай кровной мести, похищения невесты, гостеприимство, почитание стариков и т.д. существовали у всех горцев, отражая вековые традиции и весь жизненный уклад.



Рассказать о статье


Вернуться к списку материалов