«А хотелось бы, чтобы была у нас положительная тишина...»

Интервью с народной артисткой республики Дагестан Рукият Гамзатовой


Какими мы привыкли видеть артистов? Люди, которые постоянно на виду, которые дарят нам любимые песни. Однако мало кто догадывается, какого огромного труда требует эта якобы легкая профессия. Сегодня мы беседуем с народной артисткой Республики Дагестан Рукият Гамзатовой, которая своим примером доказывает, что женщина, у которой есть любимая профессия, счастлива во всем.

— Расскажите немного о том, как строилась Ваша творческая деятельность?

— Начиналось всё в 1988 году, тогда у меня было одно желание — зарабатывать и быть не просто свадебной певицей. С 1990-91 года пошли съемки, клипы. В первый раз я заработала 70 рублей за два-три часа, в то время это были хорошие деньги. Столько я зарабатывала, будучи воспитателем в детском саду. Интересная арифметика, не правда ли?

— А как же музыкальное образование? Ведь оно важно для артиста...

— Есть такое английское понятие «self-made man» (человек, сделавший сам себя). Я могу отнести себя к их числу. Понимаете, важно не столько знание музыки (хотя, оно, безусловно, важно), а то, что у вас в душе, и как посредством музыки вы это выражаете. Есть уйма примеров, когда люди оканчивали 7 классов фортепиано и не могли без нотного листа сыграть ни ноты! Я — самородок, и чувствую себя уверенно как среди профессионалов, так и среди самоучек. Всё просто: я люблю свою профессию, и это дает мне силы, чтобы двигаться дальше!

— Никогда не жалели о том, что связали жизнь со сценой?

— В личной жизни было такое, что к моему выбору относились негативно: очень строгое отношение было тогда к эстраде. Но о своем выборе я не сожалела ни разу.

— Накладывает ли звание народной артистки на Вас какие-либо обязанности?

— В первую очередь я солистка госфилармонии, а обязанности конечно: я должна ездить на гастроли и платные, и бесплатные, и за пределами республики, представляя Дагестан, проводить различные мероприятия; нужно работать и работать, чтобы затем получить заслуженное звание народной артистки России. Когда ты уже народная артистка, нужно чаще думать о подборе новых песен, народ ждет чего-то нового. Этот статус обязывает осмотрительнее выбирать песенный репертуар, ибо права на ошибку у меня просто нет.

— А как же отдых? С такой загруженностью успеваете?

— Не буду жаловаться, что работы у меня непочатый край. Однако, если прибавить к этому дом, детей, записи на студии, плюс благотворительные концерты, то о других увлечениях говорить не приходится.

— С какого времени Вы проводите благотворительные концерты?

— В 2001 году я дала первый сольный концерт. Еще до этого я решила, что если соберу зал, если этот концерт состоится, то он обязательно будет благотворительный — капля в море, но эту лепту я внесла. В 2002 году также состоялся сольный концерт, он у нас получился имиджевым. Затем, в 2006, — в Русском театре; в 2009 — на эти деньги была куплена одежда детям, поделили средства в помощь детям-инвалидам, часть средств была направлена в с. Казанище сиротам-подросткам. Несколько дней назад у нас состоялся благотворительный концерт в г. Буйнакск.

— Как должен вести себя настоящий артист на сцене?

— Сейчас молодежь очень раскованна на эстраде, меня это радует. Я считаю это правильным, когда артист, не стесняясь камеры, хорошо двигается на сцене. Тогда, когда я начинала, было очень тяжело на сцене, всё должно было быть довольно-таки строго; и, выйдя в первый раз на сцену, я почувствовала себя растерянной перед публикой.

— Не думали попробовать себя в предпринимательстве? Все-таки шоу-бизнес тоже своего рода бизнес?

— В других сферах я себя не пробовала, это не мое. Создать что-то свое тоже нелегко. Многие вкладывают, обжигаются; страшновато, честно говоря, за что-то браться...

— Что бы Вы пожелали молодым артистам?

— Оптимизма у них хватает! Вот хотелось бы, чтобы песни чаще исполнялись вживую, нежели под фонограмму, пусть они просто проверят свои возможности. Осуждать их, конечно, нельзя, телеканалы вкладывают в это немалые ресурсы, финансы, и им хочется и качественного результата, и качественного звука, и съемки. А живым пением этого не всегда можно добиться. Я всегда говорила молодым исполнителям: хотите, чтобы вас запомнили, выходите на сцену с такой композицией, которую раньше никто не слышал. Сделай что-нибудь свое!

— Каковы Ваши ближайшие творческие планы?

— Через года два я думаю провести юбилейный концерт и уйти, если, конечно, смогу расстаться со сценой. Уходить бывает очень тяжело. Раньше, когда мне задавали вопрос: «А молодежь на пятки не наступает?», я говорила: «Конечно, нет»; а сейчас я отвечаю: «Наступает!» (смеется). Раньше я могла любой корпоратив провести одна, пела на разных языках, а сейчас на каждом корпоративе по пять-шесть артистов, сидишь и ждешь очереди (улыбается). Ну, по крайней мере, я работала на имя, теперь, как говорится, имя работает на меня. Никогда не думала, что «народную артистку» получу, думала об этом как о чем-то очень далеком. Сейчас уже надо добиваться большего.

— Какого будущего Вам, как матери, хотелось бы для своих детей?

— Многие спрашивают: «Не хотела бы, чтобы дети твои тоже пели?» — Нет! Не хочу. Пусть они поступят в какой-нибудь вуз, получат образование и работают уже по своей специальности. Мне этого сделать не посчастливилось, потому что мать нас поднимала одна, нас было шестеро детей; так что работать мне пришлось уже с 16 лет, об образовании речи быть не могло.

— Что бы Вы пожелали нашей республике?

— Что можно пожелать?! Ситуация у нас не из легких. Сколько хороших людей уходит из жизни, иногда боишься за будущее своих детей; думали, и уехать, а куда уедешь, ведь здесь родные, близкие. А хотелось бы, чтобы была у нас, так сказать, положительная тишина, мира хочется пожелать...

Беседовала Ульзана Курбанова

Рассказать о статье


Вернуться к списку материалов