Не сдавайся, Средний класс!

Дагестан оказался в положении Сизифа: вроде бы уже дотолкали камень до вершины, откуда виден свет в конце тоннеля и — бац! Все пошло прахом... И теперь надо заново толкать этот камень наверх, убеждая себя и окружающих, что Дагестан не совсем уже гиблое место, что в него стоит вкладываться...

Если бы не дерзкое, демонстративное убийство Гаруна Курбанова в ходе Первого Дагестанского экономического форума — это мероприятие, безусловно, получило бы другой резонанс: позитивный, выявляющий реальные перспективы экономического развития Дагестана, обеспечивающий приток долгожданных инвестиций в республику... А география стран, представители которых решились прибыть в нашу столицу, обнадеживала и сулила...

Багаудин УЗУНАЕВ, спецкор Интернет-портала СКФО.РУ

А на таком — в прямом смысле — кровавом фоне резонанс получился прямо противоположный. Дагестан оказался в положении Сизифа: вроде бы уже дотолкали камень до вершины, откуда виден свет в конце тоннеля и — бац! Все пошло прахом... И теперь надо заново толкать этот камень наверх, убеждая себя и окружающих, что Дагестан не совсем уже гиблое место, что в него стоит вкладываться...

Львиная доля — силовикам!

Кстати, из сообщений о нападении на Курбанова стало известно, что инициатором экономического форума в Дагестане был именно он. Т.е. удар по нему должен был рикошетом ударить по его детищу, и как бы дать понять нам всем, что никакого экономического расцвета в Стране гор мы не допустим... Вот такое вот очередное огнестрельное послание получило дагестанское общество. Впрочем, не только оно. Как справедливо отметил один из экспертов, выстрелы прозвучали «в день, когда в республику приехало так много гостей, которые хотели помочь развитию региона... Даже в наиболее охраняемом центре города, сотрудники силовых структур не смогли задержать убийц, они ушли. Ни одно резонансное преступление, совершенное за последние годы не раскрыто. А ведь показательный суд мог бы свидетельствовать о том, что мы защищены, что за нас беспокоятся...».

Как видим, в этом абзаце сделан акцент на ответственности, которая ложится на правоохранительные органы. Пожалуй, для них это вдвойне тяжелый удар. Вот-вот завершилась аттестация, ряды очищены от недобросовестных и некомпетентных и — на тебе! Опять двадцать пять! Громкое убийство под носом у МВД... Как тут не понять критику этого эксперта.

Впрочем, мысль о нашей, общества, незащищенности, заброшенности звучит сегодня не только в Дагестане. Разве событие в поселке Сагра Свердловской области можно назвать «громом среди ясного неба»? Разве не прав автор статьи в «Новой газете», начинающий разговор о нем с такой парадоксальной фразы: «Фирменный поезд „Кондопога — Сагра“ прибыл строго по расписанию...». Уточним для не сведущих в географии, что Кондопога — находится в Карелии, а Сагра — в Свердловской области, и прямой железнодорожной связи между ними нет... А дальше вообще, как будто про нас написано. «Жизнь селян (Сагры.-Авт.) их оппонентов в лице якобы (или не якобы) наркоторговца и местной азербайджанской мафии регулировалась по принципу самозащиты. Государство в истории Сагры не присутствовало вообще. Ни в лице местной власти, ни в виде полиции ФСКН, ФСБ и проч. Люди защищали себя сами, даже не апеллируя к государству, потому что это бесполезно и бессмысленно. Теперь конфликт в Сагре активно этнизируется, т.е. переводится в плоскость незащищенности русского населения перед лицом „понаехавших тут“ цыган и азербайджанцев. По улицам Екатеринбурга уже ходят люди в майках с надписями: „Русские не сдаются!“, и в индустриальных масштабах скупается травматическое оружие...».

У нас же, в Дагестане, нет вообще ни одного события, которое бы не этнизировалось, потому что этнизирована сама власть, заслонившая собой буквально все и вся! При таком самовыпячивании, саморекламировании — удивительно ли, что она становится легкой мишенью для тех, кого мы привычно называет боевиками. Я однажды видел незабываемую картину, когда одно из первых лиц в воскресенье отдыхало в ресторане, куда прибыло со всеми атрибутами своей власти: кортеж, мигалки, охрана, оцепление по периметру, возбужденные переговоры по телефону и т.п. А когда я чуть замешкался, не умея скрыть своего удивлением от этого зрелища, то тотчас же был окружен полицией, допрошен и отпущен с рекомендацией побыстрей убраться из этого сакрального места...

И все же трудно отделаться от ощущения кризиса компетентности власти, в данном случае — правоохранительной системы. Видимо это и дает основания некоторым экспертам заявлять, что «60% бюджета России на 2012-2014 годы съедят силовики...». А дальше начинается уже самое интересное — про модернизацию, на путь которой встала и наше республика. «Это не модернизационный бюджет протаскивают через „Фронт“ И Думу, — возбужденно убеждает нас автор, — а бюджет воюющей страны». Не знаю, можно назвать воюющей страной Россию в целом, но Дагестан таковой является точно! И громкое убийство инициатора Первого Дагестанского экономического форума Гаруна Курбанова подтверждает это с пугающей убедительностью. В военных условиях вести экономику трудно, а уж модернизировать — труднее двойне. И все же война в Дагестане — это пока еще не война в полном смысле, когда уничтожены предприятия и производства, закрыты магазины и торговые точки. Пока что она ведется между государством в лице ее силовых структур и внесистемной оппозицией, убежденным противником которой был Гарун Курбанов. Возможно (и дай Бог, чтобы так оно и было!) она не перейдет на гражданское поле, когда возьмутся за оружие уже все подряд. Жизнь худо-бедно идет своим чередом. У дагестанского бюджета, перегруженного социальными обязанностями и обязательствами, нет возможности выделить что-то для более-менее серьезных инвестиций. Федеральный центр — по разным причинам — не вкладывается в Кавказ, выделяя деньги только-только на содержание госаппарата и бюджетной сферы. В таких обстоятельствах, на наш взгляд, есть только один слой, способный остановить негативные процессы и дать толчок позитивным. Это средний класс. Но и он сегодня переживает не лучшие времена.

Опять в «долгий ящик»?

Читатель знает, что 7 июля правительство РФ одобрило основные направления бюджетной политики на 2012-2014 годы. Анализируя этапы обсуждения бюджета, эксперт говорит о встречах президента РФ с лидерами думских фракций. Обмен на них был позитивный для объявленных президентом реформ. «Обсуждали расширение социальных расходов, поддержку образования, науки, здравоохранения. Правительство, однако, расставляет свои акценты. Самый характерный — 2012 год, когда рост расходов на национальную безопасность и правоохранительную деятельность должны составить целых 37,2%, а на оборону — 20,5%! Это бюджет воюющей, а не перестраивающей свою экономику с сырьевой на модернизационную модель страны. К 2013 году оборонные расходы увеличатся «всего» на 17,9%, а правоохранительные — на 4,8%. Среди соцрасходов тоже лучше растут те, что в погонах: рост пенсий военнослужащих в 2012 году составит 79%. Чемпионы же среди граждан соцрасходов — пенсии, в 2012 году они будут индексированы на 11%, и стипендии — их рост в 2011-2012 годах запланирован на уровне 9,5 и 6% соответственно. Какая уж тут модернизация! Чтобы не было сомнений: финансирование фонда Сколково упадет с 27,1 млрд в 2012 году до 17,1 млрд в 2014; проекты президентской комиссии по модернизации в 2012 году получат 10 млрд руб, а в 2013 году — 6,3 млрд, в 2014 — 3,6 млрд. девиз бюджета м сформулировать так: «Кто сказал модернизация? Отставить!».

Черная метка инвестиционного климата 2011 года — это увеличение фискального нажима на фонд оплаты труда в виде замены ЕСН (Единый социальный налог) социальными платежами, из-за чего выросла с 26 до 34%. «Сначала президент ставил задачу вернуть все на место, причем в унифицированном виде. Однако в последнем бюджетном послании он отступил, там зафиксирована формула снижения ставки соцплатежей с 34 до 30% и 20% для неторгового малого бизнеса. 7 июля премьер-министр Путин признался, что поручение президента не выполнено: окончательного решения вопроса снижения ставки соцплатежей у Белого Дома нет. Однако известно, что компенсация выпадающих доходов, предложенная Минфином, фактически поддержана правительством. Речь идет о введении дополнительного соцплатежа в 10% (для малого бизнеса — 7%) с сумм зарплат, превышающих 512 тыс. руб. в год (около 45 тыс. руб. в мес). Это еще один вид все тех же соцплатежей. Граница, с которой их предполагается ввести, означает: еще одна широко разрекламированная цель российской политики — укрепление Среднего класса (выделено мной.-Авт.), что опять же имеет прямое отношение к модернизации, и к развитию не суверенной, а подлинной демократии — откладывается в сторону...».

Как говорится, в долгий ящик...

Но положение дагестанского Среднего класса имеет еще свой национальный негативный фон: я имею ввиду «флешковую войну», объявленную «лесными братьями» всем, кто что-то зарабатывает своим трудом. По сути, в данном случае мы имеем дело с «параллельным налогообложением», основная нагрузка которого ложится на плечи Среднего класса, так как крупный бизнес у нас осел в правительственных кабинетах, и более-менее защищен нашими слабосильными силовиками. Так что, отдуваться, как всегда приходится слабому, т.е., как догадывается читатель, все тому же Среднему классу. И это очень плохая новость для нас.

Рассказать о статье


Вернуться к списку материалов