Север-Юг: два полюса насилия

Осознать свои изъяны — значит, сделать шаг к избавлению от них


Вал бурных событий последних дней в Европе, если всмотреться в него повнимательней, складывается в хорошо спланированный рисунок... Чего не скажешь о Дагестане, где все по-прежнему происходит под давлением неуправляемых эмоций. Поэтому и результаты этих вспышек столь разные: действительно массовые беспорядки в Лондоне обошлись без смертельных жертв, зато одна относительно массовая драка в Унцукульском районе унесла жизни семи человек! Особенно печально, что среди убитых оказалась 3-летняя девочка (???). Это, конечно, решительно меняет наше отношение к случившемуся: нет таких мотивов, которые могли бы оправдать убийство абсолютно невинного существа.

Багаудин УЗУНАЕВ, спецкор Интернет-портал СКФО.РУ

Информации о «побоище» в Унцукульском районе на сегодняшний день крайне мало. Известно лишь, что участники массовой драки были молодые люди из соседних Унцукуля и Гимры (кстати, родины аварского имама Шамиля). Мне приходилось бывать и в том, и в другом. Впечатления остались самые благоприятные: люди гостеприимны, приветливы, открыты... Мне тогда показалось, что ничего, кроме Аварского Койсу, не разделяет жизнь двух поселений. Кстати, оба славятся очень высоким религиозным рвением, хотя лидерство здесь по определению принадлежит селу Гимры, как родине имама Шамиля. Впрочем, в отношении религиозности всех опережает в регионе село Балахани, ставшее всемирно известным после взрыва в Московском метро...

Мы — самые, самые?

Вот и удивляешься: почему в столь религиозно насыщенном регионе могла произойти такая дикая вспышка насилия? Ведь Ислам, как нас об этом уверяют со всех сторон, ярый противник насилия! Разве Ислам никак не связан с воспитанием детей, с моралью, с некой социальной дисциплиной, наконец? Разве в семьях, которые там, как я понимаю, все поголовно глубоко верующие, не говорят своим чадам, что в неожиданно возникшем конфликте не надо сходу пускать в ход кулак или оружие , постарайся сначала уладить делом словом, уступите своему противнику, даже если он не прав? Наверное, говорят... Хотя стоит заметить, что в целом в нашем обществе, конечно, традиционно отдается предпочтение силе, а следовательно насилию. Посмотрите, кто кумиры нашей молодежи, кому они хотели бы подражать и следовать! Сегодня это уже не космонавты и не ученые — это, как правило, лица, прославившиеся способностью без раздумий применять насилие, лица, разбогатевшие, применяя насилие, попавшие во власть, благодаря насилию... Это что касается идеалов.

Но есть и другой аспект: национальный характер. Именно характер, т.е. та субстанция личности, которая не поддается изменению. Верней, поддается, но при условии осознания ее отрицательности, «темности», и желании сделать ее иной, более светлой и человечной. Вот такое осознание в нашей среде встречается крайне редко, такое стремление осознать темные стороны своей личности и попытаться осветлить их — для нас не характерно. Всяк здесь уверен, что он — само совершенство, что все остальные должны слушать его, раскрыв рот, и следовать его примеру. Возможно, такая пассивность в плане работы над собой это следствие и проявление Ислама в нас, который так же убежден, что он является последним словом, высшим достижением человечества, за которым уже больше ничего не может последовать ... Это только предположение, но оно не беспочвенно: то, что мы, двуногие, не способны проникать в суть вещей, в их глубинные взаимные связи, вовсе не означает, что этих связей нет.

Говоря о темных сторонах нашего, дагестанского характера и ментальности, я имел ввиду отмечаемую всеми беспредельную импульсивность, не способность нашего сознания ставить заслон нашим эмоциям. Это отмечают все, кто когда-либо и что-либо писал про нас. Вот яркий пример из прошлого. В сборнике сведений «Кавказские горцы», составленном из статей разных авторов в 1868 году, в разделе «Ссоры и драки в пьяном виде» читаем: «Рост благосостояния и ослабление шариата привели к тому, что на свадьбах и других торжествах в Дагестане стали использовать спиртное. Дагестанец и в трезвом виде даже при ничтожной обиде не задумается для удовлетворения себя пустить в дело оружие — для пьяного же достаточно и невинной шутки или отказа исполнить его требование, чтобы быть изрубленным его кинжалом. Часто убийства и поранения в пьяном виде совершаются ими без всякой видимой причины и даже, протрезвясь, они и сами не в состоянии определить побуждения, заставившего их совершить это преступление...» (выделено мной — Авт.). Каждый из нас не раз бывал свидетелем подобных действий со стороны наших земляков. Особенно часты такие — с летальным исходом — ссоры действительно бывают на свадьбах, под воздействием спиртного. Но участники массовой драки в Унцукуле вряд ли были «под парами» — это характер в чистом виде! Как говорится, слово за слово и... пошло поехало...

Осознали — одолели

Приведу еще один пример, который может пролить свет на нашу тему. Он уже взят из более современного (кстати, секретного) армейского источника, поэтому выходные данные здесь не привожу. Его предваряет цитата из Ленина: «Национальный вопрос всегда был и будет в центре внимания КПСС и Советского правительства. В свое время В.И. Ленин, обосновывая его необходимость включения в Программу партии, отмечал, что данный вопрос можно было бы вычеркнуть, „если бы были люди без национальных особенностей. Но таких людей нет...“. С опорой на этот постулат и составлен сей секретный документ. Исследование охватывает военнослужащих всех национальностей, и вот что в нем можно прочесть про дагестанцев. „Воинов кавказских национальностей отличают достаточно высокие морально-психологические и боевые качества. Вместе с тем для них характерна кратковременность порыва, быстрое угасание энтузиазма при столкновении с обстановкой, требующих длительных усилий для преодоления трудностей. По отзывам офицеров, выполнявших интернациональный долг в ДРА, в этом отношении хорошо зарекомендовали себя призывники из северокавказских республик, не совсем уверенно чувствуют себя в боевой обстановке воины азербайджанской, грузинской и армянской национальности“. Прервемся на минутку. В этом отрывке подмечена очень важная черта дагестанцев: уверенность самочувствие в боевой обстановке. Т.е., органичность для них боевой обстановки, в которой они, как рыба в воде. Зато в не боевой -гораздо уверенней чувствуют себя те самые грузины и армяне, уступающие им в боевитости. Французский исследователь Девид Лэнг в своем фундаментальном труде „Армяне“, основываясь на множестве фактов, пишет: » .... сегодняшние армяне — динамичные люди, с высоким уровнем образования, добившиеся выдающихся успехов в науке, экономике и медицине". Разбивает Лэнг еще один миф — о трусости армян. Делает он это с помощью автобиографии (1933 год) британского друга армян сэра Ричарда Уиндэма Грейвза, который" хвалит военные способности армян, добровольно вступивших в армии союзников в годы Первой Мировой войны. Грейвз пишет: «Я упоминаю этот случай (пример армянского мужества), дабы исправить совершенно ошибочное представление, которое все еще бытует в некоторых британских кругах касательно армян. А именно, что армянин — как „нищий точильщик“ Кэннинга — всего лишь „жалкое отребье“, „бедняга, коего никакие притеснения не могут побудить к отмщению“. Между тем я на протяжении многих лет мог убедиться, что это боец, умелый и стойкий, который, дай ему только честную возможность, не посрамит себя в сравнении с любой из соседних наций. Нелепое и глупое мнение о нем держится, главным образом, в кругах военных моряков и военных, как следствие Крымской войны, когда „добрый парень“ турок был нашим союзником, а восточных христиан, симпатизировавших — не без основания — нашим противникам, именовали сукиными детьми и псами. При этом вовсе не принимались во внимание века угнетения, когда армянам запрещалось поднимать оружие даже для самообороны, и ни принуждены были выживать, по мере сил и возможностей, под игом безжалостным и бесчестным».

И еще один пример — из области филологии: у турок есть пословица, которая одновременно и унижает их и делает им честь: «Если хочешь что-либо построить — найми армянина, если хочешь что-нибудь разрушить — позови турка». Помимо всего прочего, она еще указывает на самокритичность турок, которые осознали отрицательную (темную) сторону своего характера. А это уже полдела. Другая половина — избавление от нее. И, кстати, «турецкое чудо», происшедшее на наших глазах, как в экономике, так и политике, в культуре и спорте (турецкий футбол сегодня — один из ярких в Европе) суть результат этого осознания и этого избавления. Сегодня турки, в том числе и строители, работают вполне по-европейски, и звать на помощь армян у них нет никакой необходимости...

Европу поставят на колени?

Говоря о событиях в Лондоне и других городах Англии в рамках нашей темы, невозможно не обратить внимание на определения, используемые всеми СМИ: «массовые беспорядки... бунты... погромы...», а также указание на тех, кто эти «погромы» производил — это обитатели окраин Лондона — Энфилда, Брикстона, Уолтемстоу и Ислингтона — кварталов, которые преимущественно заселены иммигрантами, выходцами из беднейших стран Африки и Карибского бассейна«. Главная черта этих людей, которую отмечают все, это, что им «нечего терять...».

Первое, что бросается в глаза, организованность бунтарей. «Сначала поздно вечером в воскресенье с приближением темноты на улицах Энфилда появились группы молодежи. Около 200 человек были одеты в маски и часть из них вооружены бейсбольными битами. Двинувшись станции Сент-Эндрюс Роуд, они принялись крушить камнями витрины трех близлежащих магазинов, пытаясь вынести товар из них. Было разграблено два магазина...». Банальное мародерство на фоне такой организованности выглядит попыткой скрыть истинные цели и пружины событий. В Скотленд-ярде, сообщает источник, где накануне был создан специальный штаб по локализации беспорядков, заявили о спланированном характере погромов: бандиты были хорошо осведомлены о месте общего сбора и тактике своих дальнейших действий. В связи с этим не кажется нереальным мнение, что смерть одного из их собратьев, с которой все началось, была лишь поводом для начала погромов и поджогов...

Так кто же это все-таки: мародеры или бандиты? Первые — это, как правило, случайные личности случайно оказавшиеся вблизи магазинов, и действующие под воздействием одной определенной эмоции — безудержной алчности. Тут видна параллель с нашими массовыми драками, возникавшими под воздействием другой, не менее безудержной эмоции — безудержной ярости. Бандиты так не действуют, они ведут дело по плану. Что и подметил Скотленд-ярд. «Полицейские были единодушны в комментариях: уже много лет они не сталкивались с такой наглостью и дерзостью хорошо натренированных молодежных банд. «Грабежи и погромы в Лондоне были выполнены малочисленными и мобильными группами», — отметила представитель столичной полиции Кристин Джонс. Офицеры «были потрясены уровнем насилия, проявленного по отношению к ним» — добавила она. Преступники без слов и лишних жестов нападали на патрульные машины, едва те приезжали по вызову. К слову, зачинщики тех событий хвастали журналистам, что «могут поставить на колени всю Европу». Это не «к слову», это самое главное в данной истории. Недавняя волна революций, прокатившихся по арабскому миру не без участия Запада, сегодня вернулась назад и достигла той точки, где обычно подобные мероприятия планируются и запускаются в ход. Полагаю, что эта волна действительно может поставить Европу на колени, но мотивом этого будет не страх перед силой (сила в настоящей момент — на стороне Европы), а опасение за свои достижения и ценности. Как встал на колени перед Атиллой папа Лев III, умоляя не разрушать Рим. Ведь Европе, в отличие от обитателей лондонских трущоб, есть что терять... Словом, это, на наш взгляд, акция устрашения, которая предпринята с целью добиться дальнейших уступок со стороны Лондона (Парижа, Берлина и т.д.) в пользу их цветного населения. Т.е. мы имеем дело с изнанкой цветных революций, но на сей раз уже по цвету кожи их участников.

Рассказать о статье


Вернуться к списку материалов