Бегство в СССР

Даже спустя 20 лет после развала СССР миллионы граждан продолжают жить в стране — призраке...

Владимир Григорян, политический обозреватель проекта СКФО.РУ

Вручая награду одному из певцов бывшей союзной республики, наш выдающийся поэт-песенник Михаил Танич сказал, что не признает развала СССР, и по этой причине поздравляет победителя — как своего соотечественника, как близкого родственника, а не гражданина иностранного государства.

Эти слова из уст автора бессмертных песен, ставших частью нашей культуры, прочно вошедших в народную память и душу, прозвучали залпами праздничного салюта, который словно озарил наши прошлые победы — в космосе, спорте, жилищном строительстве. Озарил... на фоне экономического застоя, горьких поражений и предательств . Эти слова из уст фронтовика-танкиста, как будто ударили из тысячи орудий во славу Великой Победы, в память о защитниках Родины... В память о мирной жизни на Кавказе...

Воистину, поэт в России — больше, чем поэт. Устами поэта, в сущности, большого ребенка, находящегося постоянно на связи с Космосом, глаголет истина.

Значит, было что-то такое в той стране, чего невозможно оболгать, умалить, уничтожить. Ведь слова эти явились откровением человека, отца которого расстреляли в 1938 году, а сам фронтовик Михаил Танич в 1947 году был осужден по обвинению в антисоветской агитации ( 58 статья) и отбыл шесть лет заключения в Саликамске, где не каждому удавалось выжить. Тот же Михаил Танич в 1992 году, видимо, в память о годах заключения, создал вокально-инструментальную группу «Лесоповал».

Как и миллионы других граждан, Михаил Танич был реабилитирован после 20-го съезда.

Что мешало выдающемуся поэту признать развал страны, в которой он был репрессирован? Может, в его сердце навсегда вошли годы хрущевской оттепели?

Это было время, когда после тяжелой кровопролитной войны страна поднялась из руин, было покончено с разгулом уголовного мира. Времена жесткого сталинского правления остались позади, страх превратиться в лагерную пыль постепенно выветрился из сознания народа. Люди стали добрее, доверчивее, приветливее. А полет Юрия Гагарина наполнил сердца советских граждан гордостью за свою великую страну. Открыл безграничные возможности развития. Продемонстрировал величайшие достижения нашей науки и техники. Это было время, когда мы были самой читающей страной в мире, самой спортивной, самой образованной... И самой изолированной. Это было время, когда люди не боялись знакомиться в метро, скверах, на улицах. Когда слово «товарищ» не вызывало желчной иронии... Когда физики становились лириками. Когда поэты собирали стадионы. Состояние тех лет можно передать словами детской песни: «Только радость, только небо, только счастье впереди!» И если бы кто-нибудь тогда сказал, что СССР ждет такая быстрая по историческим меркам катастрофа, его бы приняли за сумасшедшего. Нет, даже бессрочному пациенту психушки не пришло бы в голову, что великая могучая держава рассыплется как карточный домик. Что наступит время, когда братские республики на Кавказе начнут уничтожать друг друга, и свои же самолеты будут бомбить российский город Грозный! Что придет время, когда убийства невинных людей и звериный национализм прочно войдут в нашу жизнь, и в обществе всерьез заговорят об отделении Кавказа от России...

Что же все-таки было такого в советском прошлом, что миллионы людей до сих пор, спустя 20 лет после развала СССР, продолжают жить в стране-призраке? Многие из них готовы бросить все и вернуться даже в застойное прошлое эпохи брежневского правления — к очередям, к полупустым прилавкам, к железному занавесу... К пионерским лагерям, к профсоюзным путевкам, бесплатному образованию, здравоохранению... Дворцам спорта, дешевой квартплате, к телевидению и газетам, постоянно рассказывающим о трудовых достижениях советского народа. К немногочисленным скромным храмам... К парткомам, месткомам, к уверенности в завтрашнем дне, к дружбе народов...

Вернуться в СССР, чтобы забыть ужасы гражданской войны, чудовищные преступления против человечности. Погромы, взрывы жилых домов, гибель детей... Чтобы не слышать о терактах, о падающих самолетах, летящих под откос поездах, пожарах, наводнениях. Об эпидемиях проституции, наркомании, педофилии... Чтобы не видеть фашиствующих молодчиков... Олигархов, разграбивших страну и помогавших им в этом чиновников. Продажных политиков, рассказывающих сказки о наших правах и свободах и о честных выборах... Депутатов, раздающих невыполнимые обещания...

Почему распался СССР? Неизбежен ли был крах страны Советов? Можно ли было, в конце концов, провести реформы, не разрушая государства? Китайцы говорят, что на крутых поворотах истории нужно иметь крепкий руль, что начинать реформы надо не с политики, а с экономики. Чего добились на сегодняшний день китайцы, известно всем. Все эти вопросы и сегодня широко и мучительно обсуждаются в нашем обществе. Часто звучит мнение о том, что если бы народ захотел сохранить СССР, жить в семье так называемых братских республик, то защитил бы страну Советов. В том то и дело, что народ защитил, проголосовав на референдуме за сохранение СССР. И де-юре мы «продолжаем жить» в Советском Союзе. «Почему люди не вышли на улицы?!» Этот вопрос тоже часто задается. Да потому и не вышли, что привыкли доверять власти, безгранично верили Ельцину, что спасет страну, вытянет. Ведь Борис Николаевич был в Политбюро главным борцом с привилегиями. В бытность секретарем московского горкома партии даже ездил на работу в общественном транспорте. Боролся с партийной и чиновничьей бюрократией, Поддерживал популярных в то время, как звезды эстрады, следователей Гдляна и Иванова. Что потом произошло с ними и Борисом Николаевичем, известно всем. Но эта уже другая тема...



Выступая в передаче у Евгения Киселева на НТВ, Михаил Горбачев, человек изменивший мир, признал, что недооценил значение национального вопроса в стране. Назидательно подчеркнув, что нельзя перескакивать через исторические этапы. Это был момент истины! Действительно, перемахнуть из одного социально-экономического строя в другой над пропастью застойных явлений, да с многомиллионным народом, с его застарелыми болезненными национально территориальными проблемами — безумие! Правда с этой задачей, в более тяжелое время, в условиях разрухи и голода репрессивными мерами справился Сталин.

Продолжение

Рассказать о статье


Вернуться к списку материалов