Курортный тупик

Несмотря на статус федерального курорта, Кисловодск — жемчужина Кавказских Минеральных Вод — стремительно обретает облик провинциального захолустья

В начале сентября в Кисловодске прошли публичные слушания по проекту нового генплана. Пустых мест в зале администрации не было — общественность отреагировала дружно и в итоге проект так же дружно «зарубила». Документ, который чиновники во главе с замглавы города Олегом Боровко преподносили как панацею ото всех бед, вернули на доработку, но с тех пор о нём ни слуху ни духу.

Маниловщиной несет за версту
Генплан разрабатывала самая авторитетная в подобных вопросах организация — Московский институт «Гипрогор», а документ рассчитан до 2030 года. Он должен сменить прежний генплан, принятый в 1989 году. Вместе с тем, подобная арифметика горожан не вдохновила.
Чем же генплан не устроил кисловодчан? Главная претензия — поистине маниловский размах заявленных прожектов, совершенно не реализуемых в условиях хронически дефицитного бюджета. На слушаниях кто-то из общественников даже сравнил Кисловодск образца 2030 года с бендеровскими «Нью-Васюками».
Такое впечатление, что авторы генплана не соизволили вылезти из столичных кабинетов, откровенно на его презентации путая названия и факты. На одной из представленных картинок, например, значится название «станица Ессентуки». Что имели в виду разработчики, город Ессентуки или станицу Ессентукскую? Слышали звон...
С пробками в центральной части города планируется бороться, построив несколько дорог-дублеров магистральных улиц, восемь многоуровневых автомобильных развязок (сейчас нет ни одной), а заодно кольцевую автостраду вокруг города, прямо по горам, ущельям и руслам рек... Об объемах финансовой подпитки на презентации говорить не стали, хотя очевидно, что реализация тянет на многие десятки миллиардов рублей.
В курортной зоне вдоль улиц вырастут шумозащитные экраны. Будет запущена электричка от Кисловодска до аэропорта Минвод, а общественный транспорт должен практически полностью перейти на электротягу и газ.
В окрестностях города появятся туристическая этнодеревня, spa-курорт и пляжи (на базе восстановленных Нового и Старого озер), парк развлечений «Солнечный город», а заодно бизнес-инкубатор «Новое поколение» и конгресс-центр на площади в 20 гектаров. На юго-востоке вырастет горнолыжная трасса с несколькими подъемниками, где обещают проводить универсиады по зимним видам спорта.
Центральный рынок будет перенесен на место бывшего мясокомбината, и вместо него также появятся современные бизнес-центры. На новой Промышленной улице старые индустриальные здания переоборудуют под бизнес-центры — здесь будет новое деловое «ядро» города.
На западе появится новый жилой и гостиничный микрорайон «Аликоновский»: авторы генплана честно признаются, что строить его придется в оползневой зоне, поэтому будут использованы дорогие сейсмоустойчивые технологии. Вырастут многоэтажки и за Аликоновкой, на пашнях бывшего совхоза «Тепличный», тут же появятся выставочный зал и многопрофильный спорткомплекс. Ну и по мелочам — детсады, школы, поликлиники...

Чем гордится губернатор?
Всего в Кисловодске планируется застроить 256 гектаров, где появятся дома на 1 млн. кв. м. В итоге жилищный фонд увеличится почти вдвое, а обеспеченность горожан жильем — в полтора раза, с 20 до 30 «квадратов» на душу населения. Но, как говорится, за все надо платить.
А потому «непомерно разросшиеся» дачные участки (так в тексте генплана) общей площадью 470 гектаров придется «уплотнить» под городскую застройку. Еще 73 гектара по направлению Кичи-Балык зарезервировали под коттеджи, виллы и таун-хаусы. Элитные коттеджные микрорайоны вырастут рядом с поселками Новокисловодским и Луначарским.
Два года назад в интервью «Открытой» мэр Наталья Луценко на сей счет рассуждала: «Последние годы в городе отсутствовала грамотная, дальновидная инвестиционная политика... Мы развернем инвестиционный вектор со строительства жилья для богатых на развитие индустрии курорта, социальной и инженерной инфраструктуры... Нельзя создавать VIP-курорт в необустроенном городе!»
Недавно «Открытая» опубликовала письмо бывшего председателя комитета по экологии мэрии Кисловодска Павла Мартиросова. Он указывает, что еще в 1970-х годах всесоюзные специалисты с учетом антропогенной нагрузки на транспортные и инженерные коммуникации и территориального потенциала определили максимальную численность местного населения в 70 тысяч. Сейчас в городе проживает вдвое больше.
Однако «обустраивать» курорт во многом решено за счет коммерческого строительства — нехлопотно и прибыльно. По расчетам авторов генплана, через два десятка лет в городе будет жить около 155 тысяч. Заодно, кстати, вырастет и число автомобилей — на 8 тысяч штук. Ну и что, мол, с того, что город находится в «стесненных» природных условиях: окружен горами, не позволяющими бесконечно расширять территорию застройки?
К слову, в старейшем в Европе курорте Карловы Вары (Карлсбад) сегодня проживает даже меньше жителей, нежели столетие назад, — всего 52 тысячи человек. Здесь бережно подходят к планированию территории: доминирует малоэтажное строительство, нет промзон, гигантских бизнес-центров, пожирающих драгоценные рекреационные территории.
Генплан Кисловодска предусматривает мощное развитие высотных микрорайонов с небоскребами в 16 этажей. В каких воспаленных мозгах могла родиться идея водрузить прямо на Казачьей горке, где берет начало целебный нарзан, в двух шагах от знаменитых Нарзанной галереи, городской библиотеки и Октябрьских ванн, 12-этажную штукенцию, да еще с подземным паркингом почти на две сотни авто?! Чтобы доказать очевидное — невозможность строительства здесь, экологи вынуждены были несколько лет мотаться по судебным инстанциям.
Огромные домища, которые видны из любого уголка города, появились на перекрестках Первомайского проспекта и улицы Красноармейской (кстати, прямо у городской прокуратуры), на углу Куйбышева и Горького (пару лет назад рухнувшая здесь подпорная стенка убила насмерть прохожую). Сегодня Кисловодск рвут на части, зарабатывая на каждом сантиметре невосполнимой экосистемы Кавказского предгорья.
Помнится, летом на форуме «Кавказская здравница» в Кисловодске губернатор Гаевский с нескрываемым удовольствием заявил, что цены на недвижимость на курорте уже сравнялись с московскими: дескать, в районе Курортного парка сотка земли обойдется покупателю в $100 тысяч. И чем гордится-то?! Тем, что золотая курортная земля стала предметом безудержного торга и массовых спекуляций? Однако куда любопытнее вот что: в чьи карманы утекают деньги от распределения земельных участков?
Пару лет назад грандиозный скандал наделала следующая история: комитет муниципального имущества продал участок на Парковой улице (в самом сердце курортной зоны) площадью 0,7 гектара под строительство многоэтажки... за 800 тысяч рублей. Результаты коррупционной сделки чиновники отменили только после того, как в колокола забили местные депутаты.
Или вот еще факт (один из десятков себе подобных): мэрия меняет вид разрешенного использования участка (перекресток улиц Куйбышева и 40 лет Октября) «под молочный комбинат» на другой — «под строительство жилого комплекса». А ведь это и есть та самая точечная застройка, прекратить которую много раз грозилась глава города Наталья Луценко.
Пройдитесь по Курортному бульвару — со стен старинных особняков гирляндами свисают объявления: «Аренда». Памятники старины уплывают в руки коммерсантов, которые перестраивают их под бутики, мини-отели, рестораны.
По сути изгнанный с должности главного эколога города Павел Мартиросов предупреждает: безудержное строительство смертельно для лечебного курорта, акцент надо делать на лечении приезжих, культуре обслуживания, иными словами — выйти в сегмент премиум-класса, чтобы успешно конкурировать с мировыми курортами. Про это в генплане тоже немного есть, но как-то полунамеками.
Так, в историческом центре города предполагается проложить сеть новых пешеходных бульваров и аллей, где будет воссоздана ретросреда XIX — начала XX веков, с фонтанами, бассейнами, скверами... Непонятно только, кто здесь будет прогуливаться, под гранитными стенами бизнес-центров и кафешек.

Какой там Баден-Баден!
В дореволюционные годы Кисловодск был одним огромным архитектурным памятником. С учетом того, что город был окружен горами и здесь располагались нарзанные жилы, застройка велась максимально бережно. Узнаваемой стилистикой город и поныне обязан выдающимся архитекторам, творившим здесь, — Эммануилу Ходжаеву, Ивану Байкову, братьям Владимиру и Николаю Семеновым, англичанину Самюэлю Уптону.
В годы Великой Отечественной Кисловодск почти полгода находился в фашистской оккупации, однако даже после ухода немцев из города исторический центр остался нетронутым — захватчики были пленены архитектурными красотами исторического города, не посмев разрушить их.
Сейчас Кисловодск — ярчайшая жемчужина в ожерелье Кавказа — являет собой жалкое зрелище. Такого количества заброшенных зданий и долгостроев не сыскать ни в одном городе края. Достаточно пройтись по курортной зоне, где по определению каждый уголок должен радовать глаз отдыхающих. И что мы видим?!
Прямо посреди курортной зоны, на проспекте Ленина, расположился городской суд: подъезжающие сюда «автозаки» с обвиняемыми «разнообразят» унылые виды из окон санаториев. Неподалеку от Курортного бульвара находятся прокуратура, милиция и ФСБ — ведомства далеко не с лучшей репутацией в стране и за ее пределами.
На южной стороне проспекта Ленина (прежде красиво именовавшегося Ребровой балкой), где ранее располагалась Новая площадь, стоит заброшенным здание первой в городе гимназии. В свое время здесь учились хирург Борис Петровский (бывший министр здравоохранения СССР) и академик Петр Ребиндер, физик, химик, Герой соцтруда.
В начале 1990-х здание было передано санаторию им. Семашко, принадлежащему Минздраву Украины, однако денег на его реконструкцию у суверенных соседей не нашлось. Уже лет двадцать памятник истории стоит без окон и крыши, с фасада сорваны мемориальные доски.
Чуть дальше по проспекту расположено огромное здание, некогда принадлежавшее санаторию им. Кирова: два десятилетия оно числится на капремонте, задрапированное маскировочной сеткой. На углу проспекта Ленина и улицы Дзержинской «красуется» заброшенный корпус бывшего санатория «Горняк» (функционирует только первый этаж, где прописался ресторанчик).
Еще один заброшенный объект, обросший кучей легенд, — бывшая дача Антона Твалчрелидзе, где впоследствии разместился корпус санатория «Красный шахтер». В середине 1990-х этот особняк купил «инсулиновый король» Владимир Брынцалов, облюбовавший Кисловодск. Сделка вызвала оживленную полемику в кисловодской прессе: дескать, можно ли отдавать историческое наследие олигарху?!
Впрочем, как показала история, олигарх в отличие в местных властей сумел сберечь частичку священной истории Кисловодска. Здание было отремонтировано по проекту Арсена Арустамяна и сейчас находится в прекрасном состоянии.

Не красавица, а чудовище
А вот пример расхлябанности другого рода. В 1959 году на улице Чкалова, на месте первой в Кисловодске благотворительной больницы Хлудовых, по проекту архитектора Фёдора Бурмистрова была построена центральная больница.
Затем больничный комплекс перенесли на юго-западную окраину города, а в заброшенном здании на Чкалова хотели оборудовать библиотеку, но не нашлось денег. Ныне на этом месте вырос элитный девятиэтажный дом.
Еще одна «визитная карточка» Кисловодска — это ДК медработников на улице Люксембург, заложенный в конце 1980-х. Вскоре после закладки деньги на строительство кончились, и развалины, напоминающие сталинградские, стоят и по сей день.
Подобных примеров можно насчитать по всему городу десятки. В необычайном запустении ДК работников торговли. Заколоченным стоит кафе «Хрустальная раковина», где каждый день играл симфонический оркестр. На центральном курортном бульваре, притягивающем отдыхающих, много лет стоят заброшенными Главные нарзанные ванны — уникальное здание, построенное в редком для Кавминвод восточном стиле. Ванны неуклонно рушатся, подгнивают стены, красивейшая каменная кладка, гипсовые балюстры, обрамляющие крышу.
Прямо напротив нарзанных ванн, на Курортном бульваре уже почти 15 лет прочно врыт в землю огромный забор, за которым — развалины торгово-развлекательного центра. Когда-то здесь планировали на радость горожанам и курортникам построить фонтан, беседки, галереи и павильоны. Потом фирма-заказчик испарилась, стройка осталась незаконченной, а мэрия видит здесь двухярусную автостоянку.
«По каждому долгострою и заброшенному санаторию... мы ведем переговоры с собственниками с одной целью — объект должен работать, приносить городу прибыль», — два года назад заявила Н. Луценко.
С тех пор ни по одному объекту проблема так и не решена. Мэрия к ним даже не подступалась.

Не до культуры
На территории Кисловодска находится 119 архитектурных памятников федерального значения. Но о сохранении исторического наследия города-курорта в проекте генплана нет ни слова. Равно как и о том, что делать с уродующими город долгостроями.
Сразу после прихода Н. Луценко к власти она обещала, что курортную зону продлят до нового озера. Это, мол, позволит оградить наши рекреационные ресурсы от недобросовестных застройщиков, сделать город краше, уютнее, безопаснее...
«Рестораны и кафе ни в коей мере не должны притеснять зоны отдыха, скверы, бульвары, парки, нарушать архитектурный облик старого города!» — заверила чиновница.
За это время на набережной Березовки, прямо посреди пешеходной зоны, выросло уже около десятка кособоких домишек под видом кафе и магазинов. От вывесок «Сувлаки» и «Хинкали» в глазах рябит.
Совершенно в непотребном виде, словно после варварской осады, в центре города раскорячился кинотеатр «Россия». В свое время здесь помимо киносеансов регулярно проводили тематические вечера, творческие встречи. Почему бы его не возродить, хотя бы ради курортников, вынужденных скитаться по Кисловодску в поисках культурного времяпрепровождения?
То же самое происходит и с парком культуры и отдыха (известным как Комсомольский). В свое время он был уникален в масштабах не только Кавминвод, но и всей страны. Здесь располагался городок аттракционов со зверинцем, сказочными деревянными избушками, искусно украшенными резьбой. Центральную аллею украшала летняя эстрада с большой ветряной мельницей, сувенирной избушкой и сказочным теремом. Были организованы художественно-оформительские мастерские, открыт музей истории отечественной космонавтики им. Фридриха Цандера.
Где все это?! Ныне парк превратился в огромный вертеп. На месте памятника-обелиска героям Гражданской войны построили автостоянку, в развалинах парковых зданий живут бомжи, главным «украшением» некогда любимой зоны отдыха кисловодчан стали шприцы, ампулы, емкости из-под клея и ацетона. Наркоманы и проститутки — вот кто сегодня настоящие обитатели и хозяева парка.
Печальное зрелище представляет собою и Курортный парк — еще одна «святыня» Кисловодска. За последние годы из 1440 гектаров, некогда принадлежащих парку, коммерсанты растащили около четырех сотен. В разных уголках заповедного леса выросли бетонные коробки, шахматный павильон разросся в огромное кафе, летние павильоны — в монументальные рестораны.
Мэрия, глядя на это, не возражала, простив рейдерам все их шалости. Почему, понятно: сегодня бизнес в плотном союзе с чиновниками по-стахановски выкачивает здесь деньги из карманов отдыхающих.
Бывшего директора санатория им. Орджоникидзе Илью Вишневского, несколько лет практически в одиночестве пытавшегося противостоять рейдерам, опекавшего парк за счет бюджета санатория, должности лишили, а вдогонку возбудили против него уголовное дело — чтоб другим неповадно было биться за государственный интерес.
Не стоит удивляться, что Кисловодск был исключен из реестра исторических городов. Это единственный муниципалитет края, где функция охраны памятников из городского управления культуры перешла в учреждение «Возрождение».
Зримым результатом деятельности этого учреждения стало фактически уничтожение особняка М. Гориной, где, согласно указу президента, должен разместиться дом-музей Нобелевского лауреата, писателя, гражданина Александра Солженицына. Впритык, всего в нескольких метрах от памятника архитектуры и будущего музея выкопали два огромных котлована, еще один на подходе; рядом поросшая амброзией свалка из блоков и арматуры. Это идет строительство пансионата — девяти-, семи- и трехэтажных корпусов.
Всё, что осталось в распоряжении будущего музея, — метр отмостки и крохотный пятачок перед входом. Как ажурная архитектура чудом уцелевшего особняка будет сочетаться с монстрами из пластика, стекла и бетона, не оставляющими места даже под скромный скверик?

А город ни при чем
Сдержать застроечную волну сегодня не удается ни городской думе, ни администрации. Хотя последняя усердствует, скорее, в обратном. Город вдоль и поперек перегорожен высоченными заборами, но что за ними строится — неизвестно. О паспортах объектов здесь, похоже, понятия не имеют. Как, впрочем, и о правилах землепользования и застройки.
Беспробудным сном почивает прокуратура, которая обязана завалить суды исками к застройщикам и мэрии.
Десятки санаториев и других объктов недвижимости сегодня в Кисловодске принадлежат федеральным ведомствам, другим государствам, столичным и зарубежным фирмам — в общем, кому угодно, только не самому городу. А его жители вроде как приживалы.
Зато чиновники всех рангов, как в духовом оркестре, раздувают щеки, рассуждая о хороших заделах и блестящих перспективах, по праздникам запускают фейерверки, на потеху себе и публике.
А под шумок грабят город: разрушают памятники, продают землю, иссушают источники, уничтожают зеленые насаждения. Смешно сказать, но на тысячи отдыхающих в Кисловодске всего два общественных туалета. И это на питьевом курорте!
Те, кто по долгу службы должен оберегать город, превратились в его похоронную команду. А вышестоящие товарищи (администрация КМВ и края, правительство, Кремль с их важными обитателями) под эмблемой самой великой партии молча наблюдают за тем, как умирает знаменитый российский курорт, задыхаясь в выхлопных газах и шашлычном дыму.

Егор ВЕСЕЛОВСКИЙ, обозреватель «Открытой газеты»


Рассказать о статье


Вернуться к списку материалов