Владикавказ: Европа и Азия

Столица Северной Осетии — Владикавказ: через годы, через расстояния

В 1890 году путешественник Владыкин отмечал: «Во Владикавказе Россия стоит лицом к лицу с Азией, и поэтому здесь царствует оригинальная смесь азиатского с русским. Извозчий фаэтон на лежачих рессорах перегоняет скрипучую арбу, запряженную парой буйволов, а вслед за ней едет русский троечный извозчик; слышно глухое позвякивание колокольчиков – это тянется бесконечный караван верблюдов, привязанных друг за дружкой; милые их морды с наивным любопытством смотрят на происходящее кругом движение; как бесстрастные мумии, покачиваясь под шаг животных, сидят сверх вьюков их флегматичные хозяева. Попадаются верховые казаки и горцы; по бульвару идут дамы и мужчины, одетые по-европейски, солдаты и офицеры, персияне с крашенными, красными бородами, армяне, ногайцы и другие представители многочисленных кавказских племен». Все это чисто внешние впечатления. Но обратимся к более глубокой проблеме: к какому типу городской цивилизации – западной или восточной – принадлежит наш город? И как обстоит дело сейчас?

Одним из важнейших признаков такого различия является соотношение «традиционных» (сельских) и городских общностей. Если западный город был центром торговли и ремесла и на равных общался как с аристократией, так и с государством, то восточный город был, в первую очередь, средоточием государственной власти и лишь потом – торговли и ремесла. И таков Владикавказ. В результате он находился в подчиненном положении по отношению к государству.

Юридически Владикавказ, как и другие российские города, «задержался» в своем развитии по сравнению с городами Европы. Чтобы исполнить свою историческую роль, город должен в течение жизни многих поколений функционировать как самостоятельная, самоуправляющаяся общность. Именно это наблюдалось в Европе на протяжении как минимум 6–8 столетий. При этом город самостоятельно вырабатывал свой устав. Все вопросы внутренних отношений решались самими горожанами. Владикавказу статус города присвоило государство (указ императора), и все типовые городские документы разрабатывались централизованно. Городские власти (дума и управа) лишь вносили определенные коррективы. И по этому признаку Владикавказ относился к городу восточной цивилизации. Имеется еще одно существенное различие. В европейских городах профессиональные организации граждан (цеха и гильдии) сложились и получили юридический статус к XII веку и просуществовали до начала XIX века. А во Владикавказе профессиональные организации горожан (ремесленные цеха и купеческие гильдии) возникли в 1870-х годах и просуществовали до 1917 года. Причем цеховая культура в Европе создавалась самими ремесленниками и купцами, исходя из собственных интересов и проблем, а в России и во Владикавказе в частности цеховая культура формировалась государством и преследовала фискальные цели в большей мере, чем цели внутрицеховые.

Все эти различия, естественно, оказали огромное влияние на социальную структуру городов, социальные связи, соотношение сил и интересов, сложившиеся к 1917 году. Новые и в перспективе прогрессивные элементы, такие как многообразные формы собственности, конкуренция, свобода выбора, опора на собственные силы, разумный индивидуализм, право, как высшая ценность (правят законы, а не люди), формирование независимой личности и т.д., были подавлены силами традиционализма (коллективизм, надежда на помощь государства, на мудрость вождя, уничтожение частной собственности, единомыслие, подавление личности и т.д.). Страна после 1917 года пошла по особому пути. Теперь Россия восстанавливает и укрепляет политическую демократию, создает социальную структуру самостоятельно мыслящих, свободных личностей с правом собственного выбора экономической деятельности, политических предпочтений.

Но вернемся к старому городу. В нашем городе население формировалось, как мозаика, как прямое продолжение сельских общностей. Социальная структура Владикавказа состояла как бы из отдельных сегментов и не представляла собой единого целого.

Говоря о занятости жителей Владикавказа в 1903 году нельзя не указать на значительную долю горожан, занимающихся сельским хозяйством в самых разнообразных его отраслях. Это владикавказские мещане, перенесшие с собою из сельской местности всю деревенскую обстановку, нравы и обычаи. Сеют в больших объемах кукурузу, подсолнечник, картофель. Под полевые посевы, огороды и сады город отдает на арендных правах 1370 десятин. Напомним, в 1903 году в городе проживало дворян – 3%, купцов – 1,25%, мещан – 41% , представителей военных сословий – 4,25% и т.п. Ремесленных заведений насчитывалось 715, где были заняты 715 мастеров, 556 подмастерьев и 314 учеников. Во Владикавказе свои предприятия открывали выходцы из Европы, России, Закавказья.

Если Варшавский магазин готового платья Колдрасинского, паровой лесопильный завод Воробьева, фотографический кабинет Александра Энгеля, глазная лечебница доктора Пеунова, курсы для дам Парижской кройки и шитья создавали люди западной культуры, то постоялые дворы, персидские харчевни, восточные бани, оружейные мастерские, винные погреба – создавали люди восточной культуры. Надо ли говорить, что культура городского обывателя и деловых кругов значительно отличалась от европейской?

В начале ХХ века Владикавказ состоял из трех основных элементов: собственно, традиционного города, современного городского ядра западного типа и маргинального пояса, состоящего из бывших сельских жителей. Что же касается советского периода процессов урбанизации в городах страны, то эта тема не входит в рамки нашей статьи. Здесь важно отметить одну существенную вещь. Стартовые условия для модернизации города имеют свою специфику. Да и временные рамки резко сужены, так как наш город в ходе модернизации может использовать опыт Запада.

Если прогрессивные изменения в городах запада шли с XVI века и эволюционным путем, то они логично достигли своего апогея сегодня. С позиций XXI века модернизацию в городе в самом общем виде можно рассматривать как сложный и противоречивый социокультурный процесс, в ходе которого формируются институты и структуры современного общества. В идеале модернизация должна привести к демократии, рынку, качественному образованию, разумному администрированию, самодисциплине, трудовому этикету. А пока многие беды российских городов, нестыковки, несуразицы вызваны историческими причинами. Приведу примеры. В Европе сильной принято считать власть, которая может обеспечить действие закона для всех и на всей территории. В нашей традиции сильная власть все контролирует и держит в кулаке.

Законопослушность – давняя черта европейской культуры. У нас далеко не так. Россияне равнодушны к закону, для них легче жить по понятиям. Для западной культуры умение достичь компромисса считается лучшей характеристикой политика. У нас уступить оппозиции – позорно! В Европе принцип подбора сотрудников – соображения профессионализма, у нас в стране не только так.

И еще очень важное условие. В Европе опора на инициативу граждан – основа основ. Создаются все условия для ее реализации. В России сквозит недоверие к инициативе граждан. Если говорить о народе, то в Европе развито умение нести ответственность за себя. В нашей культуре принято во всем уповать на государство. Это особенность нашего народа. А главная причина в том, что наша культура, несмотря на индустриализацию, не стала постиндустриальной и во многом сохранила черты традиционной. Наше общество сильно уступает стандартам, присущим развитым странам демократии.

Теперь заключение… Россиянам необходимо как можно скорее становиться европейцами, чтобы из подданных превратиться в граждан страны… А журналистам советовал бы отойти от примитивных рассуждений, устаревших штампов и клише. Более 100 лет назад крупнейшие мыслители утверждали: «Искать причины неудач и провалов, неустройства в жизни россиян единственно в слабости и некомпетентности власти – это огромное упрощение. Причины лежат гораздо глубже». У нас недостает цивилизационных предпосылок для более успешного и гармоничного развития города. Кто знаком с историей развития западных городов знает, когда они переболели этой болезнью. Чем развитее город, чем образованней его жители, чем крепче ядро гражданского общества – тем более широкое поле деятельности открывается для творчества граждан и тем меньше функций отводится властям. Эта тенденция проявляется и у нас по мере роста качества общества.

Так что слово журналиста в большой мере должно способствовать развитию общества, превращению обывателей в граждан своей страны. Ведь сегодня главный ресурс в развитии общества – желание человека стать человеком. Нужна научная полемика, нужен поток новых идей, нужно всемерно развивать просветительство, обогащать людей духовно, учить их солидарным действиям. Это может делать грамотный журналист. И помнить слова Василия Ключевского: «Прошедшее нужно знать не потому, что оно прошло, а потому, что уходя, не умело убрать своих последствий».

Владимир Дзуцуев


Рассказать о статье


Вернуться к списку материалов