Рыцари в белых халатах

Владимир Григорян, обозреватель сайта СКФО.РУ В ознаменование 25-летия Кисловодской центральной городской больницы

Врачебная династия Натрошвили известна не только в родном Кисловодске, но и далеко за его пределами. Словами благодарности вспоминают  ее  тысячи людей по всей России и  бывших республиках СССР. За ее благополучие и процветание поднимают бокалы и провозглашают тосты  в дальнем зарубежье.  Невозможно сосчитать, скольких людей  члены династии Натрошвили поставили на ноги, вернули  родным и обществу живыми и здоровыми. Глава династии -  Гиви  Сардионович  Натрошвили  по-прежнему в строю, работает  главным   хирургом  г. Кисловодска. Консультирует  больных,  щедро делится  с коллегами огромным  опытом, накопленным за долгие годы хирургической практики, преподает мастер-классы. На  его  счету сотни  сложнейших операций.  Гиви  Сардионович «Заслуженный врач РФ», «Отличник здравоохранения». Государство  наградило его  медалью к  Ордену «За заслуги перед Отечеством 2 степени». В  черные дни теракта, потрясшего в сентябре 2003 года страну, золотые руки Гиви Натрошвили  особенно пригодились. «Одна за другой  подъезжали экипажи  скорой помощи к больнице, - вспоминает Гиви Сардионович. - Десятки окровавленных тел выносили на носилках  санитары… Вокруг стоны, крики  о помощи… Растерянные испуганные лица людей, искавших своих родных среди раненых… Весь коллектив больницы мобилизовался для спасения пострадавших от взрыва  в электричке Кисловодск – Мин-Воды.  За 12 дней напряженной работы только  две ночи прошли  без  вызовов». Гиви Сардионович мог бы вспомнить не один десяток  уникальных операций, выполненных им в разные годы в  КЦГБ. Одна из них - самоотверженная хирургическая работа  по спасению кисловодчанина, получившего 22 огнестрельных ранения из двух автоматов, -  стала притчей во языцех. Вообще  эта история для детективного романа. Сначала водителю  изрещеченного  пулями раненого  предпринимателя удалось вырвать  автомобиль из зоны шквального огня и доехать до больницы. Затем родственники  умирающего пациента застали Гиви Сардионовича на пороге его дома,  когда он сбирался на день рождения.  Опоздай они на несколько минут,  и неизвестно  – жив бы остался больной или умер на операционном столе. Ведь для его  спасения  требовался  не просто талантливый хирург, но с большим профессиональным опытом, уверенный в собственных силах и знаниях, обладающий особым хирургическим чутьем. В общей сложности операция длилась  12 часов, в два этапа. Известен также уникальный  случай, когда  Гиви  Сардионович спас парня, из груди которого, в миллиметрах от сердца  торчал нож. Тем не менее, Натрошвили - старший  считает,  что «спасает людей Бог,  а  хирурги  делают лишь  то, чему их  учили».  Жена  Гиви  Сардионовича - Галина Эдуардовна Натрошвили  освоила  две врачебные  специальности - терапевта  и кардиолога.  Много лет проработала начмедом  одного из лучших санаториев  на КМВ «Красные Камни» Управления  делами Президента РФ. К слову сказать, в этом санатории отдыхали все первые лица нашей страны, начиная от А.Н. Косыгина и Ю.В. Андропова, и заканчивая М.С. Горбачевым и  Б.Н. Ельциным. По стопам отца пошли сыновья  – Александр  и  Илья. Оба кандидаты  медицинских наук. Спасать людей стало для них главной целью в жизни еще в детстве.  Сколько раз во время прогулок с  отцом по улицам города, аллеям курортного парка братья видели, как к нему  подходили  его  бывшие   пациенты со словами благодарности.  А во время школьных летних каникул ,  они  по два года отработали в операционной санитарами и окончательно влюбились в мужественную и романтическую специальность хирурга.         Младший сын  Гиви    Сардионовича   -   Александр  Гивиевич –  доцент, блестяще владеет английским, что  позволяет ему преподавать курс хирургии иностранным студентам.  С 2002 года работает  хирургом по оказанию экстренной помощи в 61-й   ЦКГБ  Москвы. Он автор  более двадцати научных работ.           Старший сын - Илья Гивиевич  - хирург высшей категории, несмотря на приглашения работать в  столице и другие возможности быстрого  карьерного роста,  остался  в  родном Кисловодске  и вот  уже  шестой год  возглавляет 1-е хирургическое отделение  КЦГБ.  Илья Гивиевич на золотую медаль  окончил СОШ,  с красным дипломом 2-й Московский медицинский институт.  Его жизненные достижения  могли бы стать прекрасным примером для молодых врачей. Он и прооперировал меня, когда  я находился в отчаянном состоянии, между жизнью и смертью. За те дни, что я находился в  больнице, у меня сложилось объективное мнение о  степени  ее обеспечения медикаментами и оснащенности  медицинским оборудованием, о работе  коллектива 1-го хирургического отделения.      Из истории одной болезни         Когда смотришь из окна кисловодской больницы   на  уютно раскинувшийся в междуречье город солнца,  особенно хочется жить. Но стоит на миг задуматься и перед  взором,  как в немом кино,  уже  проплывают  картины прожитых  лет. И  с горечью осознаешь, что не  всегда берег свое здоровье, что  можно было избежать многих проблем.  Хотелось бы,  чтобы на моем примере   скептики   наконец поняли, как  жизнь может в одночасье перевернуться из-за беспечного отношения к своему здоровью.  И, может быть,  несколько  по – иному взглянули  на работу врачей.        Три года назад  при  прохождении в городской поликлинике ультразвукового исследования  у меня в желчном пузыре обнаружился камень, 14 мм. С тех пор неоднократно случались  приступы, которые   я  от страха оказаться на операционном столе,  героически  переносил. Но вечером  12 октября  этого года внезапная боль заставила меня ползать по полу и взывать о помощи  всех святых. Как будто небо обрушилось и земля уплывала из-под ног. К счастью, «скорая»  приехала через несколько минут после вызова. Видимо, находилась  где-то поблизости. Молодые фельдшеры сделали кардиограмму, обезболивающий укол  и предложили ехать в больницу. От  чего я  категорически  отказался и устно, и в письменном виде. Но через несколько  часов вторая  «скорая», которую вынуждена была вызвать моя жена, видя мои нечеловеческие страдания, везла меня по ночному Кисловодску в  больницу.               «Сколько  же времени мне придется корчиться от боли,  пока на меня обратят внимание? -  думал  я,  лежа на кушетке в боксе приемного покоя. Но прошло  пять –семь минут,   и врачи стали появляться  один за другим, некоторые подходили по несколько раз. Боль была настолько сильной, а живот так раздуло, что пальпация не позволяла  поставить диагноз. Меня определили в терапию, я попросил положить меня  до утра в коридоре, чтобы не разбудить своими стонами  и бормотанием больных в палате.  Молодые  медсестры провозились со мной почти всю ночь.  Ставили капельницы,  делали инъекции, старались казаться приветливыми. Дежурный терапевт  - Анастасия Морозова  дольше других была со мной. Несколько раз  уходила в приемный покой, но снова возвращалась с сочувственной  улыбкой. Держала меня за руку,  обещая, что боль вот-вот утихнет. Необыкновенно обаятельная женщина и добрый человек…      Конечно, я благодарен всем, кто дежурил в ночь с пятницы  на субботу 12 октября в  КЦГБ.  Мне их не в чем  упрекнуть.   Но мне   могут  совершенно справедливо возразить, приведя  примеры неуважительного и не внимательного, а в некоторых   случаях и халатного отношения  к больным  со стороны медперсонала в кисловодской  больнице. Действительно,  в любой профессии есть люди,  которые позорят свой цех и своих коллег. Но как говорят  англичане, два три исключения не делают правила. А  задача  общества и самих медиков  выявлять  таких  замаскировавшихся эскулапов, и  гнать их  в шею.   Внутренне я был готов к операции       Суббота и воскресенье пронеслись  как во сне. Капельницы, уколы, таблетки. Раздутый  живот  тупо ныл. Предварительный  диагноз –  язва желудка. Хотя никогда не испытывал симптомов этой  болезни.  Но  я  благодарен   врачу  терапевтического  отделения  за то, что она, не откладывая,  подала  на понедельник  заявку на консультацию  хирурга и назначила  две диагностические процедуры для меня  – эндоскопию  и  УЗИ. Глотание гибкого  зонда с  оптической системой на конце  для  исследования пищевода и желудка  вызывает страх и отторжение у многих – хотя  процедура эта обычно  длится  меньше минуты. Если  сосредоточиться  на своем дыхании и не паниковать, то можно услышать то,  что мне сказала медсестра: «Вы  идеально  перенесли эндоскопию». УЗИ  же – самое комфортное диагностическое исследование. Оно  показало, что мой камушек  в желчном пузыре -  как метеорит в  атмосфере чужой планеты, как пуля … Проводил исследование  врач  Заур  Хатуев. Надо отдать ему должное – очень внимательный и остроумный молодой человек. Отпустив несколько шуток, он помог мне без волнения осознать, что  мой камушек, требует операции.  Успели мы с ним поговорить и о жизни,  и о  необходимости возродить такое  понятие ,  как дружба народов. Через пару часов состоялось  повторное УЗИ, но  уже с участием  хирурга  Ильи Натрошвили.  Есть  люди,  сам облик которых, культура общения,  если угодно, энергетика обладают психотерапевтическим воздействием, поднимают настроение, вселяют  оптимизм. «Если вам до завтра не станет лучше, то давайте-ка прооперируемся», - сказал  он так,   как будто предложил распить бутылку хорошего грузинского вина.  Внутренне  я уже был согласен. Жить в вечном страхе в ожидании очередного  приступа больше не хотелось.  Придало  мне уверенности и спокойствия  общение  с  75 летним  соседом  по палате, поступившим в больницу с диагнозом «непроходимость кишечника».  Ему сделали многочасовую операцию (хирург А. Апресян) по удалению  участка кишечника, утратившего  способность к  перистальтике, но больной  прекрасно выглядел, с аппетитом ел и подбадривал меня перед  операцией.   Хочу также отметить приветливого   молодого хирурга, уроженца Дагестана  Фаталиева Сейфуллаха, который,  по мнению старших коллег,  весьма  перспективный специалист. Он помог  мне переселиться из терапевтического отделения в хирургию. После операции  заглядывал  ко мне в палату, с доброй улыбкой на лице, рассказывал много интересного о своей работе. После выписки я застал его в рентген - кабинете  приемного отделения, где он благодарил за ювелирную работу  опытную  рентген- лаборантку  Ирину Казимирскую, много лет проработавшую в больнице. Там мы обоих  и сфотографировали для нашей галереи…      Лежа на операционном столе,   я все сомневался: а  вдруг  усну не сразу? А еще, мне хотелось уловить  момент засыпания,  перехода от состояния бодрствования во владения  Морфея. Современная анестезиология  добилась больших успехов. Во время общего  наркоза человек  утрачивает  способность самостоятельно  дышать, и дыхание осуществляется  через трубки, подключенные к  аппарату  искусственного дыхания. Мышечная система человека в это время полностью расслаблена и позволяет хирургам  спокойно  оперировать  больного.   В течение всей операции анестезиолог  - рядом с больным.  После  операции,  когда операционную покидают бригада врачей и медсестер, иногда требуется час и больше, чтобы больной проснулся.        - Мы вам сделаем сейчас  укол, - улыбнулась врач-анестезиолог Виктория Транкман  перед тем, как погрузить  меня в сон.  Едва  игла вошла в  вену - сразу же  слышу: «Просыпайтесь  и дышите теперь сами».    «Как просыпайтесь?», «Неужели операция уже прошла?»  Никаких  видений не промелькнуло в выключенном сознании, никаких ощущений прошедшего сна я не испытывал.  Время операции сжалось  в неуловимый миг. Этот миг показался  моим  родным  мучительно  долгим.  « Просыпайтесь и дышите сами», - повторила она еще несколько раз с тревогой  в голосе. Я наконец  открыл глаза и самостоятельно задышал  -   она улыбнулась и облегченно вздохнула.              После операции Илья Гивиевич  зашел  ко мне в палату и положил на тумбочку прозрачной  пакетик с 14 миллиметровым камушком из моего желчного пузыря.  Вот так сувенир! Если бы моя операция  делалась в плановом порядке,  а не в экстренном, то не было бы осложнений в виде воспаления  и многочисленных спаек и не пришлось бы так долго хирургу мучиться  со мной.  Однако  Илья Гивиевич  сознательно пошел на сложную лапароскопическую операцию, требующую  высокого хирургического искусства. Лапароскопические операции имеют  ряд преимуществ перед полосными: больному не требуется много обезболивающих препаратов; быстрее проходит послеоперационное  восстановление; сокращается время пребывания пациента в больнице и  возращения  к привычному образу жизни; минимизированы отрицательные последствия после операции; быстрей заживают рубцы и др.                          Для справки. Впервые лапароскопическое удаление желчного пузыря  было выполнено на Северном Кавказе в  1 хирургическом отделении ЦКГБ. С тех пор прошло  18 лет. А в прошлом году впервые в СКФО  по новой методике через единственный  разрез длиной в 2 см. в пупке  операцию по  удаление желчного пузыря  провел  Илья Натрошвили.        Не зная об этом, некоторые  кисловодчане стремятся непременно   оперироваться  в  перезагруженных  хирургических центрах Ставрополя,   Пятигорска или Ессентуков, из-за чего подолгу  ждут  вызова.  А с другой стороны,  в  КЦГБ  приезжают  больные из соседних республик. Не удивительно, хирургическое меню  КЦГБ  довольно обширно.  Здесь  проводятся все известные операции, выполняемые в крупных городских больницах РФ,  внедряются самые  современные хирургические технологии. В   отделении работает  15  хирургов,  17 медсестер.  В распоряжении  хирургов 7 операционных. Хирургическая лапароскопия  применяется в    КЦГБ не только при желчнокаменной болезни, но и других заболеваниях и травмах. Наряду с  обычными,  в отделении  имеются   палаты  с   удобствами. Цены довольно приемлемые. Хотя от этого вида услуг  не столько  дохода,  сколько мороки. Вырученные мизерные суммы идут на поддержание  медперсонала.        Будни хирурга       Молодой руководитель Илья Натрошвили   решает административно – хозяйственные  задачи, много оперирует,  постоянно повышает свою квалификацию, выезжая на мастер-классы специалистов в Ставрополь и другие города, занимается наукой.  О его скромности, компетентности  рассказывают  врачи  и  младший медперсонал.  Выходные,  праздники   - не важно, Илья  Гивиевич  все равно найдет время, чтобы заехать в больницу.  Некоторые  из медсестер,  несмотря на мизерную зарплату, работают  в отделении по многу лет и даже со дня открытия больницы.  Не секрет, что в  России в небольших городах медработники недополучают ни  в материальном, ни моральном плане. И это несмотря на строительство грандиозных перинатальных, онкологических и кардиоцентров в крупных городах. Пока в целом по стране на каждого больного  на лечение,  питание и проживание, отпускаются недостаточные  суммы. При этом даже  не учитывается,  была ли сделана больному сложная операция или он пролежал в отделении, глотая таблетки. Хотя  давно уже обещают  платить по факту.    Люди, которым  мы доверяем  здоровье   не должны думать о том, где взять деньги, чтобы  рассчитаться  с долгами по квартплате или выплатить кредит и т. д.  Тем не менее, врач – это призвание и те, кто гонится за деньгами  им лучше найти другую  работу . О больнице Произошедшая   несколько  лет назад смена поколений в руководстве кисловодского здравоохранения, вызывавшая  на первых порах тревогу общественности,  по ряду показателей,  прошла благополучно. Молодые амбициозные руководители  вникали  во все  проблемы и  всеми доступными  средствами решали их. Преобразились  интерьеры городских поликлиник,  появилась  современная медицинская аппаратура. В  ЦКГБ  большинство отделений  имеют  образцовый вид, в других идет ремонт. Во всем  облике больницы чувствуется процесс обновления,  здоровая деловая атмосфера. По словам Ильи Гивиевича, городская администрация делает  все возможное для развития здравоохранения в Кисловодске, но  на все не хватает денежных средств.  Ждать быстрой помощи от федеральной власти тоже  не приходится. Помощь, которую оказывает группа местных предпринимателей, принимается с благодарностью, но она несоразмерна  с затратами,  необходимыми для   модернизации и  полного обновлению лечебно-диагностической базы больницы. Но если подойти к решению этой проблемы   по-деловому и с большим желанием, выход обязательно  найдется.  Кисловодчане  заслужили право иметь  больницу, достойную статуса их города и самих себя.               Илья Гивиевич  с  большим уважением относится  к вкладу медработников  старших поколений. В заключение  нашей беседы  я  попросил его в  ознаменование 25 - летия    КЦГБ составить  список  врачей и медсестер, которые  за многолетний самоотверженный труд, беззаветное служение любимому делу достойны того, чтобы  их  имена были навечно  вписаны в историю больницы.  Список  получился очень длинный. Перечислить все фамилии не  представляется возможным.  А возглавляет его ныне здравствующая   Раиса Яковлевна Мушкетова  (также основатель  династии), проработавшая не один год заведующей кисловодским  горздравотделом. Она  действительно много сделала для  развития городского здравоохранения, строительства  и  запуска в эксплуатацию в  1987 году кисловодского больнично-поликлинического комплекса. В  лице ветерана городского  здравоохранения  Раисы Мушкетовой   хочется  поздравить  коллектив  КЦГБ и ее ветеранов, находящихся на заслуженном отдыхе,  с  25-летним юбилеем и пожелать всем здоровья, благополучия и профессиональных успехов.  Эпилог.       …Вечером  свет в окнах кисловодской   больницы,  расположенной высоко над городом  -  как огни космического корабля  в звездном  небе. Как хочется,  чтобы все ее  обитатели просыпались каждое утро с надеждой  на выздоровление и  выходили из ее стен  здоровыми и с чувством благодарности к  нашим медработникам   -  рыцарям в белых халатах! Как хочется, чтобы наши врачи высоко держали планку профессионализма и человечности  - как знамя победы над болезнями, невежеством  и  бездушием!


Рассказать о статье


Вернуться к списку материалов