Кавказская «мышеловка»

Лозунг «Ставрополье — не Кавказ!» — это путь не к свободе, а в ловушку

 Морская болезнь Кавказа

«Ситуация искусственно расшатывается, это неоспоримо… Все это влияет на имидж края со стороны посторонних наблюдателей… К нам приезжает много журналистов из федеральных СМИ с мыслью, что здесь уже почти идет война.

И они очень удивляются, когда видят ситуацию в Ставрополе или Невинномысске», – недавно делился с журналистами впечатлениями руководитель краевого комитета по информационным технологиям Игорь Воронин. Он знает, о чем говорит, сам много лет работал и журналистом, и пиарщиком.

Бесстрастная статистика также фиксирует колоссальный рост «интереса» Интернета к Ставрополью. «Google.Trends» и «Яндекс.Пульс блогосферы» демонстрируют кратный рост упоминаемости слов «ставропольский» в поисковых запросах и записях пользователей.

Первый крутой всплеск – в конце сентября, когда в сельской школе Кара-Тюбе не пустили на уроки пятерых учениц в хиджабах. Затем – в середине декабря, когда в Невинномысске начались акции протеста после убийства приезжими братьями-чеченцами русского парня.

И с тех пор этот градус не снижается. Ставрополье уверенно закрепилось в федеральной «повестке дня» рядышком с главным поставщиком «головной боли» для Кремля – Дагестаном. Стабильный интерес к региону со стороны Интернета обеспечивает шумливая кампания «Ставрополье – не Кавказ!».

Приграничье на карте и в головах

Кампанию затеяла «Новая сила» (горделивое самоназвание – партия национального большинства). В конце января она провела серию мини-пикетов по всей стране под «сепаратистским» лозунгом, а следом объявила о старте всероссийского референдума. На днях появился интернет-сайт NeKavkaz.org для сбора голосов в пользу отделения Ставрополья от СКФО. И одновременно «Новая сила» подала заявку в Минюст для регистрации в качестве легальной партии. Грамотный пиар, ну что тут скажешь.

К акции «Ставрополье – не Кавказ!» присоединился и координатор национал-демократического движения «Русский гражданский союз» (РГС) Дмитрий Феоктистов, который создал соименную группу в «Контакте». Правда, в ней пока всего два члена (один – сам Феоктистов). А вот «Новая сила» обещает собрать в течение месяца под своей инициативой сто тысяч подписей, что дает право потребовать ее рассмотрения в Госдуме.

Результат такого рассмотрения, впрочем, известен: перекраивать границы федеральных округов никто не будет. Ведь в противном случае это было бы признанием власти в том, что само создание СКФО три года назад – ошибка. А российские власти признавать ошибки не любят, а уж тем более их исправлять.

Хотя уже на этапе «расчленения» ЮФО на два федеральных округа многие говорили о том, что шаг этот – опасный, приводя массу аргументов: социальных, экономических, политических… Главное – оказалось разорвано единое геоэкономическое пространство Юга России, внутри которого уже сложились теснейшие связи.

Безусловно, границы федеральных округов – не более чем пунктир на карте, но зачастую в головах этнических элит они прочерчены явнее, нежели государственный кордон. Достаточно вспомнить, как после создания СКФО возроптали коренные жители Адыгеи, мол, единый черкесский этнос теперь разнесен на два федеральных округа.

Проект «Большой Кавказ»

Сразу после появления СКФО в верхах родились и планы по его «переформатированию» (за счет присоединения исторической «пуповиной» связанных со Ставропольем Дона и Кубани, а также Адыгеи), о чем «Кавказская политика» уже аргументированно рассуждала. Да что говорить, если даже «Курорты Северного Кавказа» (главный экономический «локомотив» СКФО) успешно шагнули за пределы округа – также в Адыгею и Кубань…

Именно такой геополитический проект – «большой Кавказ» – был бы куда органичнее для страны и населения, нежели «отсечение» Ставрополья. Но в публичном пространстве чаще слышны «разделительные», нежели «объединительные» лозунги. И в этом смысле кампания «Новой силы» и РГС стартовала очень кстати – на волне неистово растущей кавказо- и исламофобии.

Если хотите, это своего рода «пробный шар» – а насколько, мол, истеблишмент и население готово поддаться на геополитическую провокацию (которая в массовом сознании должна полностью довершить процесс «выдавливания» Кавказа из России). Оказалось, что поддается очень легко, в чем автор этих строк убедился на личном опыте.

Пишу много и в разных изданиях о своей принципиальной позиции – границы СКФО сужать нельзя, только расширять. И сколько после этого ушатов грязи вылили интернет-комментаторы и «телефонные» доморощенные политологи на мою голову, а самыми слабыми их эпитетами были «продавец родины» или «не-патриот». Нехило, да – если против отделения Ставрополья от СКФО – ты против России

Неандертальцы ропщут

Уровень бытовой ксенофобии и в стране, и на Ставрополье зашкаливает, так что брошенное националистами (как бы невзначай, а на самом деле – после доброго пинка «кукловода») сепаратистское зерно падает в хорошо унавоженную почву. И тут уж сложно отделить причину от следствия: вирусом hate speech оказываются поражены и простые граждане, и политики, которые отныне воспринимают все происходящее вокруг через архетип пещерного мышления «Свой – Чужой».

Простейший пример. 6 декабря на ступеньках Ставропольского института управления повздорили два молодых человека, жители разных республик СКФО. Один схватился за нож и нанес два смертельных удара в грудь и живот другому. Убийца объявлен в федеральный розыск.

Но после этого вайнахи, черкесы или аварцы в Ставрополе не собирали «народные сходы», требуя выселить соседей. А после драки ингушей и русских ночью 7 февраля возроптали русские и казаки, мол, выселить ингушские семьи со Ставрополья, им здесь не место. Сработал тот самый первобытный архетип «Свой – Чужой», «Наших бьют!»

«Лозунг «Ставрополье – не Кавказ!» не реалистичный. Ставрополье всегда было Северным Кавказом. Может, кто-то забыл, но еще некоторое время мы были объединены с КЧР. Да и исторически, и ментально, край – кавказский, даже для славянского населения», – говорит профессор СКФУ, социолог Андрей Лежебоков.

Действительно, с 1957 по 1990 годы Карачаево-Черкесия была неотъемлемой частью Ставрополья, а один из замов председателя крайисполкома «курировал» эту республику. И подобных «пуповин» еще множество: в разные годы Ставрополью передавалась часть территорий Калмыкии (Приютненский район), Чечни (Шелковской и Наурский районы), Дагестана (Нефтекумский и Ногайский районы).

Давайте представим, что лозунг «Ставрополье – не Кавказ!» властям покажется сколько-либо реалистичным, и они пойдут на изменение границ федерального округа. Это вызовет к жизни давние тектонические силы: мигом найдутся политики, которые захотят пересмотреть и сами границы Ставрополья, вернув, например, в его лоно зону русского расселения на северо-западе Чечни.

В общем, любые пересмотры статуса Ставропольского края чреваты волнениями на территориях, где проживает более 200 тысяч человек. Кремлю это надо?!

Борьба за финансовый «вентиль»

Конечно, не надо. Но подобная геополитическая «нестабильность» вполне на руку интересам некой части правящей элиты – той, которая настойчиво пытается «перекрыть» финансовый вентиль для республик Кавказа. А деньги направить в свои карманы. Именно эта часть истеблишмента столь настойчиво и продвигает в массовом сознании лозунги «Хватит кормить Кавказ!» или «Ставрополье – не Кавказ!», прекрасно осознавая опаснейшую их сущность.

Сразу после создания СКФО устами Валерия Соловья (тогда – профессора-историка из МГИМО, а ныне лидера «Новой силы») эти кланы вещали: «Кавказ уже давно не воспринимается как неотъемлемая часть России. Он воспринимается как нечто чужеродное…

На Кавказе ничего не производится, кроме ненависти и конфликтов, которые к тому же экспортируются в материковую Россию… Рано или поздно вопрос о отсоединении или отпадении [Кавказа] перейдет в практическую плоскость».

Так что не стоит ставропольцам питать иллюзий относительно истинности посылов «Новой силы»: вовсе не о спокойствии нашего края они пекутся, а об отсоединении Северного Кавказа от России и перераспределении финансовых потоков.

Но профессор-гуманитарий не может не понимать последствий этого шага (даже гипотетического): оставшиеся без кремлевской «кормушки», озлобленные республики станут еще более опасными врагами Ставрополья, чем даже пытаются их представить сейчас. И сепаратистский лозунг «Новой силы» – это путь не к свободе, а в ловушку.

Антон ЧАБЛИН, Кавказская политика


Рассказать о статье


Вернуться к списку материалов