Уголовно-полевой роман

Или: «Ограбление заказывали?..»

Избиение в полиции, давление на граждан, подтасовка фактов и "липовые" уголовные дела. Это не очередной рассказ о беспределе правоохранителей "где-то там, в России" или в соседних кавказских республиках. Обо всем этом рассказывают жители села Александровского в Ставропольском крае.

 
"Ох, не нравишься ты мне, крестьянин..."
 
Главных героев этой истории можно разбить на два лагеря: александровский фермер и группа обычных сельчан с одной стороны, "когорта" людей в погонах - с другой. Из последних особо отметились три фигуры: зампрокурора Александровского района С.В. Шпитько, начальник Следственного отдела при ОМВД России по Александровскому району В.В. Кущев и следователь этого же отдела, майор юстиции В.И. Бондаренко. Именно они, по словам фермера Алима Сулейманова, подцепили его "на крючок". О том, почему подцепили, расскажем чуть позже. А пока - ключевые моменты уголовной "Санта-Барбары" в Александровском.
В центре сюжета два смешных юридически, но печальных по жизни уголовных дела. Алима Сулейманова гоняют по этим делам с ноября 2010 года. На данный момент он успел два месяца пробыть под домашним арестом, три месяца отсидеть в СИЗО и потерять из-за этой чехарды урожай и скот на сумму 18 миллионов рублей. Сегодня фермер находится под подпиской о невыезде. Правоохранители считают его злобным вымогателем и бандитом. Хотели еще назвать грабителем, но там дело не склеилось. Алим в свою очередь называет их беспредельщиками в погонах, которые "шьют" ему уголовные дела, потому что просто его ненавидят (каждый по своим причинам)
Об этом Сулейманов постоянно писал в обращениях и жалобах, которые пачками уходили в разные правоохранительные структуры от местного до федерального уровня. В них фермер пишет о "беспределе" со стороны Шпитько, Кущева и Бондаренко. По его словам они "...намеренно докладывают вышестоящему руководству,  что я бандит, преступник, забывая при этом, что я добропорядочный гражданин своей страны, участвующий в общественной жизни района,  принимающий участие в общественных мероприятиях районного и краевого масштаба, работающий заместителем директора  сельскохозяйственного предприятия, фермер."
До начала этой чехарды с обвинениями Алим Сулейманов работал на должности замдиректора ООО СХП "Русь" и вел свое фермерское хозяйство. Кроме того, он уже несколько лет состоит в этническом совете Александровского района, занимается спортом с подростками. В селе многие люди обращаются к нему за помощью... Те, кто его хорошо знает, ни на грамм не верят обвинениям, которые ему предъявляет следствие. Сам Алим прямо пишет в своих обращениях наверх о том, что вышеназванная тройка правоохранителей сфальсифицировала против него два уголовных дела "из-за личных  мотивов"
 
"Ограбление" на выбор
 
Первой ласточкой этого "уголовно-полевого романа" стало дело о грабеже. Местный житель по фамилии Егоров (известный в Александровском как "наркоман со стажем") неожиданно обратился в милицию с заявлением о том, что 13 ноября 2010 г. его избили и ограбили - вытащили из кармана около сорока тысяч рублей. И сделал это ни кто иной, как Алим Сулейманов. В итоге через одиннадцать дней, 24 ноября, Следственный отдел при ОВД Александровского района возбудил уголовное дело по п. "г" части 2 статьи 161 УК РФ (грабеж с применением насилия).
Вопрос о том, откуда у Максима Егорова вообще могли взяться такие деньги в кармане, даже не поднимался. Некогда было выяснять, потому что заявитель не мог определиться, где его били, в каком кармане лежали деньги и какую сумму у него вообще отобрали. Алим Сулейманов, для которого эти обвинения на ровном месте стали просто шоком, говорит, что показания по заявлению менялись как перчатки.
Вначале Егоров говорил, что Алим и еще несколько человек избили его в кафе "Водопад" и что Сулейманов забрал у него 40 тысяч рублей из нагрудного кармана куртки. Потом была еще пара вариантов о разборках где-то в глухом месте за селом. И после финальный аккорд: якобы Алим изначально вымогал у Егорова 60 тысяч рублей, а потом избил на улице и забрал уже не сорок (как в первом варианте), а 44 тысячи рублей и не из куртки, а из заднего кармана брюк. 
Все это чем-то напоминает старый анекдот про вопрос армянскому радио:
- Правда ли, что профессор Иванов выиграл "Волгу" в лотерею?
- Правда, но не профессор Иванов, а таксист Вазген. И не выиграл, а проиграл. И не в лотерею, а в покер. И не "Волгу", а пятьсот рублей.
Кстати, о таксистах. По словам Алима Сулейманова, следствию катастрофически не хватало свидетелей преступления и они подтягивали тех, кто под руку попадется. Так в деле появился молодой парень Александр Захаров, который на тот момент занимался частным извозом на своей машине - попросту говоря "таксовал". То, о чем он рассказывает, на языке юристов называется склонением к даче заведомо ложных показаний. И, судя по рассказу, эти показания ему навязывали люди в погонах. Имена бывший таксист не называет. Но и без этого картинка впечатляет.
 
"Пишите, Шура, если проблем не хотите..."
 
"Меня вызвали в райотдел и начали "плести" то, чего на самом деле не было, - говорит Александр. - Правоохранители убеждали меня в том, что якобы вечером 13 ноября я куда-то вез Максима Егорова. Будто по дороге нас подрезала машина, в которой ехал Алим Магомедович. И когда мы остановились, он подбежал к моей машине, вытащил из нее Егорова, избил его и забрал у него деньги, а мне сказал, чтобы не вздумал никому ничего рассказывать. Но это бред! Не возил я Егорова никуда в тот вечер и тем более не видел, где и с кем он встречался. Никаких угроз я также не получал. Однако в отделе хотели, чтобы весь этот бред я подписал в виде свидетельских показаний! Давили на меня..."
По словам Захарова, за отказ дать показания против Сулейманова правоохранители обещали устроить ему "веселую" жизнь. 
"Говорили, что я забуду про свою машину и буду ходить пешком. Были и другие угрозы. В общем, сильно давили психологически", - вспоминает Александр. По его словам, этот накат правоохранители объяснили просто. Как сказал один из офицеров: "Алим плохой человек и его обязательно надо посадить"...
Возможно, угрозы Александру померещились. Возможно за них он принял какие-то особо хитрые методы оперативной работы. В любом случае эти методы эффекта не дали. Захаров отказался "записываться в свидетели". Тогда вместо его машины в дело загнали "Приору", на которой ездит племянник Сулейманова (в материалах она идет просто как безликое авто - марка, номер). 
"По показаниям Егорова, он то скрывался на ней от меня, то мой племянник увозил его куда-то за село, а я появлялся там как черт из табакерки - обзывался, бил и грабил", - говорит Алим. 
В итоге сошлись на том, что эта машина просто стояла у обочины где-то в селе, а Егоров пытался в нее залезть, убегая от Сулейманова... 
 
"А был ли разбойник?.."
 
Свидетелей "избиения" с "грабежом" полицейские так и не нашли. Все, что у них оказалось на руках - это выстраданные показания самого Егорова. И все.
"Это грязная клевета! Да, когда-то были некоторые трения между Максимом Егоровым и моим племянником. Но они во всем разобрались. Я об этом конечно знал, но не более того. Никаких угроз и вымогательства денег с моей стороны не было! А избиение и кража - это вообще полный бред!", - возмущается Алим.
То же самое он сказал правоохранителям и стал требовать очной ставки с Егоровым. Отказа со стороны следствия ему не было, но и самой очной ставки тоже. Потерпевший просто не являлся в отдел. Уголовное дело раз за разом приостанавливали. Причем следователь, которая вела это дело - капитан юстиции О.А. Зубцова - в виде причины приостановки указывала... отсутствие Алима Сулейманова.
"Зубцова вот так прямо смотрит на меня и говорит, что в очной ставке отказано и дело приостановлено, потому что меня здесь НЕТ! - вспоминает фермер. - Но как это нет, я же вот он - перед ней стою! Я почти каждый день ходил в отдел милиции, отмечался в журнале на проходной!.. Спрашиваю ее: "Зачем Вы так делаете? Почему незаконно продлеваете следствие? Почему сообщаете о моей неявке? Ведь это неправда!". Она ответила, что не может написать ничего другого, потому что на нее давят - заставляют волокитить дело. Кто давит, не уточнила. Но я в курсе, что все это она делала с подачи начальника Следственного отдела Кущева"
По словам фермера, игру в "Алима-невидимку" поддержал и зампрокурора Александровского района С.В. Шпитько. Он все проверил и установил, что расследование продолжаться не может из-за невозможности участия в деле потерпевшего Егорова и подозреваемого Сулейманова (хотя на тот момент он почти жил в милиции в ожидании очной ставки).
 
Без права на закон
 
В начале 2012 года в деле о "грабеже" сменился следователь. От капитана Зубцовой материалы перешли к майору Бондаренко. Эта замена только добавила фермеру проблем.
"Бондаренко заявил моему адвокату, что очной ставки не будет в любом случае. Мол, они с начальником Следственного отдела Кущевым придумают, как отказать в ней и подвести-таки меня под статью 161 УК РФ", - говорит Сулейманов. 
По его словам, этими угрозами дело не обошлось. В один из визитов Алима в ОВД Бондаренко попросту... избил его и порвал ему одежду. После этого Алим попал в больницу с травмами. Факты побоев подтверждаются как свидетелями, так и выводами медиков. По выходу из больницы Сулейманов пытался добиться привлечения следователя Бондаренко по статье 286 УК РФ (превышение должностных полномочий). Бесполезно. В межрайонном отделе Следственного управления СКР по СК отказали в возбуждении уголовного дела. Районная прокуратура признала этот отказ незаконным и вернула материалы по избиению на дополнительную проверку. Из следственного отдела опять пришел отказ. И так двенадцать раз. В итоге на сегодняшний день ситуация "Бондаренко против фермера" так и повисла в воздухе. Уголовное дело до сих пор не возбуждено, несмотря на неоднократные жалобы адвокатов Сулейманова.
"Бондаренко потом не раз цеплялся ко мне на улице, провоцировал на конфликт И еще постоянно говорил, что у него хорошие связи в прокуратуре и в следственном комитете, поэтому я могу жаловаться куда хочу, ему все равно ничего не будет", - говорит Алим. 
Впрочем об этом мы подробнее расскажем во второй части "Уголовно-полевого романа", а пока вернемся к "ограбленному" Егорову.
Однажды Алим встретил его на улице и спросил: "Макс, ты зачем оклеветал меня? Мы же были в нормальных отношениях. Если помнишь, я однажды тебе жизнь спас...". Кстати, об этом факте мало кто знает. Как-то Алим увидел Максима лежащим в местном парке - по сути умирающим от передозировки. Он быстро подхватил его, выбежал на улицу, остановил такси и довез до больницы. Успел вовремя. Откачали. Получается, спас для того, чтобы потом ограбить? Абсурд...
На вопрос Сулейманова Егоров ответил, что не мог ничего поделать: "Мне сказали выбирать - или пишу заявление на Сулейманова или сажусь за наркоту".
"Ему было чего бояться. На тот момент Егоров успел уже дважды отсидеть за решеткой. И один раз именно за наркотики. Понятное дело, что "мотать" третий срок ему не хотелось. Кроме того, его однажды принудительно лечили от наркомании. В общем, заставить человека с таким прошлым написать ложное заявление им было нетрудно", - говорит фермер.
В попытке вырваться из болота "избирательной законности" Алим Сулейманов обратился к Уполномоченному по правам человека в Ставропольском крае Алексею Селюкову. В обращении он написал, что в деле о "грабеже" нарушается его право на расследование в разумные сроки. К письму были приложены копии всех документов по делу. Мнение омбудсмена: доводы Сулейманова о том, что волокита по делу есть ни что иное как психологическое давление на него, являются обоснованными. Об этом Алексей Селюков написал в обращении к начальнику Главного следственного управления ГУ МВД России по Ставропольскому краю Ю.А. Супоневу. В этом письме омбудсмен сообщает о том, что предварительное следствие приостанавливалось незаконно и что для окончания расследования необходимо проведение очной ставки. Однако за полтора года следствия она так и не была проведена, а Сулейманова все это время незаконно держали под подозрением...
Все закончилось тем, что Алим Сулейманов написал на имя начальника ОМВД России по Александровскому району заявление о том что Егоров его оболгал (причем обращался три раза подряд, потому что не было ответа). В заявлении он требовал возбудить уголовное дело по статье 306 УК РФ (заведомо ложный донос). Полицейские клеветника не нашли, он к тому времени выехал из села в неизвестном направлении. Поэтому дело закрыли за отсутствием состава преступления. Однако на этом эпопея не завершилась. Еще в ходе следствия дело о "грабеже" объединили с другим уголовным делом. Алима Сулейманова обвинили по статье 163 УК РФ (вымогательство). И в отличие от первого, это дело дошло до суда.
 
Продолжение следует...
 
Во второй части статьи вы узнаете:
 
- Как несостоявшийся "разбойник" стал "вымогателем"
 
- Кто из правоохранителей и как делит преступления по национальному признаку
 
- Куда исчезают и почему приходят в негодность вещдоки
 
- Кто и зачем дописывает "нужные" показания за потерпевших
 
- Почему человек после "незначительного физического воздействия" со стороны полицейского попадает с травмами в больницу, будучи в порванной одежде
 
- За что люди в погонах невзлюбили фермера и чем обернулось это для него
 
Все это и многое другое читайте в статье "Уголовно-полевой роман-2", которая будет опубликована на нашем портале в ближайшее время.
 
Роман СОКОЛОВ

Рассказать о статье


Вернуться к списку материалов