Вениамин Роднянский:

«В России элитами являются самые успешные люди, но это не значит, что они самые лучшие»

Член Общественной палаты РФ, политолог Вениамин Роднянский в интервью Кавказкой политике рассказал о причинах национализма в России, представляет ли околофутбол опасность, что происходит с российскими элитами и чего ждать впереди.

 
Когда в современной России появились националистические движения?
 
Националистические движения, как я понял по разговорам со старшими товарищами, так или иначе присутствовали еще в Советском Союзе, с конца 80-х – точно. Тогда обозначились различные субкультуры – появились первые байкеры, рокеры, панки, металлисты, любера, которые им противостояли, и уже тогда появились фашиствующие группировки. И никто не понимал, откуда они появились и как они существовали. Более того, никто даже не задавался вопросом их финансирования.
 
В бурные 90-е произошел всплеск информационной активности националистических движений. Примечательно, что ту процедуру эволюции, которую прошло английское движение скинхендс за 30-40 лет, мы прошли в течение 5-7 лет.
 
Такие движения смешивались с уличной модой, накладывались на музыкальную субкультуру. В итоге мы имеем сейчас абсолютно точно-ориентированное политическое движение, которое впоследствии разделилось на правое и левое крылья — националисты и антифашисты.
 
Также оформился религиозный национализм, который присутствовал и присутствует, причем вне зависимости от конфессиональной принадлежности. Хорошо это или плохо – зависит от того, как этим национализмом управлять. Можно создавать «во имя», а можно бороться «вопреки».
 
Слово «националист» сегодня обрело широкие смыслы. Мы говорим об этническом национализме, который «не во имя», а который «против».
 
Да, этнический национализм, который «против». На твой взгляд, за ростом националистских движений в 80-ые годы и далее стояла некая «третья сила» или это был естественный всплеск?
 
На тот момент это была абсолютно новая субкультура, которая, казалось бы, не имела никаких исторических связей с канувшей в Лету гитлеровской Германией. На мой взгляд, это была осознанная диверсия и интеграция идеологии. Это был проект, который все-таки прижился, но прижился не благодаря идеологической основе, а вопреки отсутствия таковой.
 
На базе разрозненного общества и общей рыхлости ценностей после развала СССР можно было бросить любое деструктивное зерно и оно, скорей всего, прорастало.
 
80-е годы – можно считать началом развала Советского Союза, середина 90-х – не понятно, что творилось — одни люди политически идентифицировались, другие – нет. Одни строили палатки, другие были бандитами. И всем было все равно на то, что происходит у соседа. Это была абсолютно благодатная почва для создания деструктивных политических движений, религиозных сект и т.д.
 
Процесс разрастания националистических настроений до определенного времени понятен. В 80е – люди хотели чего-то нового, в 90-е – серьезное влияние оказали чеченские кампании, в нулевых – в Москве были теракты, почему рост националистической волны продолжился после 2007 года и идет до сих пор?
 
Эта волна не останавливалась. Основная проблема в том, что т.н. этнический национализм перекочевал из высоких кабинетов на улицы наших городов и превратился в хаос. Если раньше проект национализм существовал только на бумаге и в умах экспертов и аналитиков, то потом, в том числе за счет двух войн, «ящик Пандоры» открылся.
 
И что мы наблюдаем? Разноэтничность и разноконфессиональность выступают усилителем конфликта, каким бы он ни был изначально. По крайней мере ученые-академики говорят, что национальных конфликтов в чистом виде нет. За этим всегда стоит какой-то интерес – экономический, политический, личный…
 
До определенного времени так и было, но сейчас, на мой взгляд, мы наблюдаем некую эволюцию межнациональных конфликтов. Надеюсь, что я ошибаюсь, но на данный момент межнациональная карта начинает успешно разыгрываться в спорах хозяйствующих субъектов.
 
Мне вспоминается фильм «Двенадцать». Когда я смотрел его, меня задело развитие событий. Я считал, что маэстро уж слишком сильно накрутил, так вот, не так уж он был и не прав. Сегодня фантазия режиссера, на мой взгляд, может быть калькирована недобросовестными бизнесменами и околобизнесменовскими кругами. За большие куски привычными конкурентными методами бороться сложно, выгодней разыгрывать национальную карту для частных экономически интересов, и я боюсь, что такие провокации могут быть.
 
Ведь некоторым нечистым на руку бизнесменам совершенно не важно, что за этими межнациональными конфликтами, которые выливаются на улицы наших городов, стоят смерти людей, поломанные человеческие судьбы. Невзирая на это, люди начинают управлять информационными потоками исключительно для собственной выгоды. Даже не факт, что изначально они являются заказчиками того или иного действия, но они пытаются обратить нестабильность в этой области в выгоду для себя, превратить это в свой информационно-политический актив.
 
Откуда взялась статья 282  - у нее есть официальное применение, но в народе ее называют «антирусской статьей», и она носит фактически карательный характер…
 
В отношении статьи 282 стоит вопрос ее правоприменения. Проблема в том, что по данной статье привлекаются, если брать статистику и этнический срез, в большинстве русские. Я понимаю, почему некоторые среды борются за ее отмену, воспринимая ее как орудие против себя, и у них есть право так считать. Это право имеет под собой определенное основание, о чем говорит судебная практика.
 
На мой взгляд, я об этом говорил, говорю и буду говорить, причем я озвучивал свое мнение националистам открыто, данная статья должна существовать, но действовать она должна исключительно по гражданскому принципу совершения преступления, а не по этнической составляющей.
 
Если ты разжигаешь – ты должен отвечать, вне зависимости от конфессиональной, этнической, идеологической принадлежности. Если ты занимаешься разжиганием национальной розни против русских, будь ты татарин, еврей, кабардинец, ты должен так же нести ответственность, как если бы против твоего народа разжигал ненависть и призывал к кровавой вражде представитель иной национальности.
 
Некоторые эксперты говорят, что учитывая ситуацию на Северном Кавказе, особенно в Дагестане, в российских коридорах власти опасаются подводить под статью 282 не русских. Иначе говоря, опасаются бросить дополнительную искру.
 
Такая точка зрения предлагает мыслить категориями, что мощнейшая государственная машина боится. Я в это верить отказываюсь.
 
Проблема в том, что часть нашей молодежи, сама того не понимая, не стремится к цивилизационному развитию. Мы стремимся не вперед, нас тянет назад. Кто-то, например, стал обращаться к неоязычеству. Конечно, свои корни нужно помнить, но выпячивание своей этничности и тем более своих религиозных взглядов на общем фоне рыхлых ценностей приводит к проявлениям уже не национализма,  который в чистом виде означает любовь к своей нации, а ко ксенофобии. Выпячивание своей идентичности, в частности одевать майку с названием своей национальности, означает не «я за своих», а «я против чужих». А чужим может быть кто угодно.
 
Атомизированность и дихотомия чрезмерны на данный момент. Люди не могут самоидентифицировать себя и обращаются к корням ввиду кризиса ценностей на данный момент. Это неплохо чтить своих отцов, но помимо этого, надо и самому что-то делать. Очень легко кричать молодым, что мы великие, потому что деды выиграли войну. Этот успех всегда нужно закреплять действиями, и не только ориентироваться на положительный пример заслуг наших предков, но и самим становиться примером. А сейчас мы держимся за этот груз и используем его как спасательный круг, а этот груз, который зачастую тянет вниз.
 
Деление на «свой-чужой» — очень хорошо подмечено. Но статья 282 как раз и разделила людей по этим критериям.
 
Она очень плохо разделила, и это проблема правоприменения.
 
Ситуация будет меняться?
 
Очень надеюсь, что правоприменительная практика статьи 282 будет осуществляться как и прописано в законодательстве.
 
Сегодня националисты в России работают условно в режиме «copy-past»… Как в стране, которая победила Гитлера, появилась заимствования символики Третьего рейха?
 
До определённого момента движение националистов работало в таком формате. Сейчас, поняв это и осознав, национализм начал мутировать и питаться новыми идеологиями, и пошел отсыл к прошлому.
 
На протяжении нескольких лет мы являемся свидетелями пассионарного взрыва неоязычества. Коловрат, славяне, многобожие – говоря простым языком, они исходят примерно из такой логики: мы были воинствующим народом, а нас сделали «терпилами», навязав нам православие.
 
Каждый имеет право на свою точку зрения, и на исповедание той религии, которую он считает ближе, это гарантировано Конституцией РФ, но с точки зрения цивилизационного развития – от многобожия религия стремилась к единобожию, от родоплеменного устройства политика стремилась к централизации.
 
Что мы наблюдаем сейчас? Ввиду отсутствия здравой идеологии, объединяющих символов нет, поэтому начались поиски.
 
Некоторых поиски привели к неоязычеству. Это действительно на данный момент очень популярно, причем распространяется как на субкультурные, так и на спортивные среды.
 
Тоже самое мы наблюдаем и в исламе. От традиционного ислама люди уходят в ислам радикального толка – они называют это чистым исламом – ислам салафитский. Более того, популярность салафитского ислама очень сильно представлена среди молодежи, спортсменов, среди экспертов.
 
Т.е. одно против другого, как в свое время говорили: коммунизм — прививка против фашизма?
 
К сожалению, да – одно отвечает на другое, но что было первично, курица или яйцо – не ясно. Этнический национализм в виде зигующей молодежи либо салафитский религиозный национализм длиннобородой молодежи.
 
Понятно, что это две идеологии, которые якобы противостоят друг другу, но тут заложена одна опасность. У каждой из этих идеологий есть общий враг – это система. И это самое страшное. Нас разрывает между национализмом на данный момент. И заложником является общество.
 
Мы привыкли идентифицировать националистов с русскими, которые борются против «нерусских», но не стоит забывать, что градус русофобии – он очень высок. И это тоже можно назвать национализмом.
 
Получается, негативным национализмом разных мастей заражено все наше общество. И пора все-таки трансформировать этот термин и называть вещи своими именами. Это ксенофобия.
 
Что ты можешь сказать о движении околофутбол? Их деятельность получила националистический окрас, у них бывают сходы между собой, во время которых они устраивают бои. Эта сила может быть использована?
 
Не нужно драматизировать. Что такое околофутбол? Это идентичность, объеденная рядом принципов. На мой взгляд, это абсолютно не политизированная история.
 
Уже политизированная. Они очень активно стали вливаться в решение т.н. «национального вопроса» в России.
 
Я ни разу не видел, чтобы футбольные фанаты, как бы их за уши не притягивали, были бы в этом замешаны.
 
А как же события на Манежной площади?
 
Был убит футбольный фанат. Манежная площадь была актом гражданского протеста.
 
Поэтому избивали всех людей неславянской внешности?
 
То, что были избиты несколько подростков неславянской внешности, причем их ровесниками – это идиотизм. И это не имеет отношения к околофутболу.
 
Повторю, оклофутбол – это идентичность, сформированная общими ценностями, которые основываются на здоровом образе жизни, патриотизме – любовь к своей стране, возможности всегда постоять за себя.
 
Эти люди среди нас. Они могут быть из любого социального среза, но этим людям нужен драйв, они его получают. Действительно в обществе огромный запас негативной энергии – стрессы из-за работы, масса различной информации, которую мы получаем и порой не знаем, как с ней обращаться, и т.д. И они научились ее выпускать. Может быть, это еще не самый худший способ.
 
Если это никому не мешает и оформлено в цивилизованные формы, то, на мой взгляд, ничего ужасного в этом нет. И здесь нет ничего нового. Чак Паланик все это описал в своей книге «Бойцовский клуб».
 
Т.е. ты не видишь в них никакой угрозы для стабильности в российской общественности?
 
Угроза может исходить от любого оформленного комьюнити, если задача этого комьюнити изначально быть деструктивно настроенным. На данный момент, сколько я не общался с лидерами фанатских групп, задача быть деструктивными у них не стоит. Есть отдельные персонажи или отдельные группы, которые себя противопоставляют обществу.
 
Сегодня действует закон о болельщиках, нарушил его — и не допускаешься на арену. Есть инструмент регулирования взаимоотношений – это закон. Если закон будет работать, отдельные фигуры много раз подумают – стоит ли им представлять угрозу этому обществу?
 
Может ли околофутбол включиться в борьбу двух видов национализма – этнического и религиозного?
 
Не может. Я долго занимался этим вопросом, общался с представителями оклофутбола и не раз задавал им самые разные вопросы, подводя по сути к этому же вопросу. Ответ был всегда один – мы вне политики.
 
Московские и питерские фанаты, кажется, в 2010 году, бойкотировали клуб Анжи, вменяя ему отсутствие фанатской культуры.
 
Это взаимоотношения субкультур, которые могут быть приправлены национальным оттенком. Я общаюсь и дружу с представителями различных футбольных клубов, в том числе и  с лидером «Дикой Дивизии» Анжи Рамазаном Газиевым, он отличный парень. И обратите внимание, как за редким исключением они (лидеры) общаются между собой в том же твиттере или на круглых столах – уважительно. На стадионах я был на фанатских трибунах Анжи, Спартака, и на момент их противостояния друг другу. Это драйв. «Война – дело молодых, лекарство против морщин».
 
Не нужно драматизировать. То, что движение околофутол существует – это гораздо лучше, если бы его не было. Главное, чтобы оно не несло деструктивный характер. Мальчишки всегда будут драться. То, что движение околофутбол сводится только к дракам, нужно рассматривать лишь как попытки отдельных людей так его преподнести в массы, не желая погружаться в суть дела. Легче же все упростить и свести к примитиву. На деле же это не так.
 
Просто мы постоянно ищем и создаем образ врага – американцы, либералы, евреи…
 
Евреи уже были…
 
Сейчас идет новая волна. Я даже по Фейсбуку вижу новую волну антисемитских настроений. Для меня было удивительно, что антисемитизм опять стал поднимать голову. Я был уверен, что это уже забытая тема, но не тут-то было. Даже русские националисты порой в спорах между собой стали называть друг друга евреями.
 
Кто-то это провоцирует?
 
Мы все знаем тех, кто играет и спекулирует на теме русскости, кто спекулирует на теме религии, на теме взаимоотношений этносов. Кто конкретно говорит об отделении территорий России и т.д. Эти люди имеют имена и фамилии, и не нужно определять их «кто-то». Они известны и они виновны.
 
Возможно ли, что эти противоречия, которые возникают сегодня в российском обществе на теме межнациональных отношений, в конечном счете приведут к территориальному переделу России?
 
Мы должны понимать, что такой вариант развития событий был бы на руку некоторым… Существуют группы, заинтересованные в этом. Хантингтон отнес Россию к числу «разрываемых» государств. То есть получается, что многообразие, которое должно усиливать, наоборот, становится инструментом разобщения. У нас даже религии неоднородны, тот же ислам неоднороден. И в кавказском обществе есть опасность раскола по возрастному и религиозному принципам.
 
Последние годы в Чечню вкладывали деньги и восстановили регион. Глава республики Рамзан Кадыров активно занимается возвращением чеченцев на родину, особенно молодых. Нет ли у тебя ощущения, что сейчас собираются людские ресурсы для грядущей войны, которая может начаться после того, как ситуация в неспокойном Дагестане выйдет из-под контроля?
 
Я очень надеюсь, что то, о чем ты говоришь, не случится. На данный момент есть все возможности, чтобы этого избежать. То, что Дагестан – проблемная территория – это факт, но я надеюсь, что новому руководству во главе с Абдулатиповым удастся эту ситуацию стабилизировать и учесть существующие угрозы.
 
Но, по всей видимости, у власти на сегодняшний день нет явного представления о том, что происходит внутри России…
 
Началась ротация элит – это самое главное. Это приведет к обновлению, новому мышлению, новым механизмам, новому опыту.
 
Есть мнение, что ксенофобски-настроенные группы являются проектом силовиков. Они используют этот механизм для давления на власть…
 
Радикальный национализм – окрашенный этнически или религиозно – является инструментом отдельных фигур для лоббирования своих частных интересов. И впервые данная практика была апробирована как раз на фоне войны.
 
Я часто приезжаю в Дагестан, у меня там есть друзья. Мне нравится Кавказ. Мне нравятся люди, которые там живут, не те, кто, приезжая в Москву, облачаются в доспехи и ведут себя как на войне.
 
Приезжая туда, я узнал о практике «подкидывания флэшек», когда бизнесменам, чиновникам подкидывают флэшки и под видом спонсирования тех или иных экстремистских группировок вымогают деньги и угрожают. Иными словами, если хочешь, чтобы бизнес шел хорошо, поддерживай ту или иную радикальную организацию.
 
По такому же принципу действуют в Москве. Нанимают или делают вид, что нанимают, молодых отморозков под видом скинхедов, и громят соседний торговый павильон. Причем заказчиком может выступать кто угодно, даже представитель той этнической среды, против которой, казалось бы, был погром. Не обязательно, чтобы заказчиком был русский националист.
 
Произошел переход от методов ведения дел 90-х годов, когда к конкурентам присылали бандитов, когда направляют толпу скинхедов, которые под видом этнических чисток громят конкретную торговую точку. Эта схема проста как мир и успешно применяется.
 
События в городе Пугачев, на Матвеевском рынке, в Бирюлево Западное – раз за разом приводили к дискредитации МВД как структуры. Общественное сознание россиян заостряли на том, что полиция не в состоянии их защитить. Кто-то заинтересован в демонтаже МВД?
 
Я бы не стал говорить, что это заговор против МВД. Но у нас прошла реформа полиции, было торжественно обещано защищать граждан за их налоги ПРОФЕССИОНАЛЬНО!  Но зачастую мы видим иную картину. То сотруднику голову проломят на глазах у коллег, то вдруг полицейские престарелого профессора зачем-то побьют, да еще и обвинят его в нападении. Все  говорит о не совсем хорошей ситуации. Отсюда другие провокации идут.
 
Народ понимает, что он недостаточно защищен. Он платит деньги за защиту и выполняет свои обязательства по договору с государством, который когда-то заключил, а государство в этом пункте свои обязательства не выполняет. И народ теряет чувство защиты. Именно поэтому появляются вдруг интегрированные в наше сознание народные сходы.
 
Вторая часть проблемы – народ, не чувствуя себя защищенным, начинает объединяться в дружины по тому или иному признаку, кто-то хочет кавказские дружины сделать, кто-то казацкие и т.д.
 
Мы начинаем обрастать атавизмами. При наличии профессиональных сотрудников полиции, нам за наш же счет зачем-то предлагают создать такие вот сообщества для помощи.
 
Общество соглашается, но начинает требовать право вооружиться и предлагает легализовать ранее запрещенные виды оружия. Формируется новая статья доходов для лоббистских групп, которые спекулируют на теме межнациональных отношений. Народ же не хочет изучить существующую систему в законе об оружии и не хочет изучить то предложение, которое существует сегодня. Но это отдельная тема для разговора…
 
Есть группы, заинтересованные открыть новые рынки, и они не стесняются говорить, что за последние 10 лет доходы от продажи короткоствольного оружия составит один триллион. Это сумма, которая будет оплачена нашими жизнями.
 
И во власти есть группы, которые лоббируют оружие. В некоторых думских фракциях открыто поддерживают эту опасную инициативу. Используются те или и иные методы устрашения нас с вами, в том числе с националистическим окрасом – оружие нужно не только для защиты, но и для противостояния кому-то.
 
Для того, чтобы эту проблему решить, нужно всегда задаваться вопросом, кому выгодно не решать проблему, а усугублять. Но, главное, чтоб чьи-то предположения не обернулись очередной глобальной «охотой на ведьм».
 
У нас намечается гражданская война?
 
Можно говорить, что стакан наполовину пуст, а можно, что наполовину полон. Сейчас существует ряд проблем, казалось бы не решаемых, но при умелом подходе, если будет политическая воля у национально ориентированных элит, то все можно изменить.
 
Ведь ни для кого не секрет, что когда-то олигархи собрались между собой и решили, что друг с другом они больше не воюют. Возможно, нужен новый формат общественного договора. Хватит проливать молодую кровь.
 
Запрос на это уже существует. Люди ментально устали от существующей ситуации. В Москве ощущается негатив. И когда про кавказцев спрашивают, разве возможно, что у себя на родине кавказцы спокойные, а, приезжая в Москву, облачаются в латы – ответ «да». Во время бесед со своими кавказскими друзьями мы частенько возвращаемся к обсуждению этой проблемы. Они мне рассказывают: «я выхожу на перрон и первое впечатление, что я на враждебной территории». Вот суть проблемы. Сознание переключается.
 
Когда ты идешь по своему любимому городу, у тебя все хорошо – дом, работа, семья, и тебя вдруг задевают плечом, ты не проявляешь агрессии, а просто вежливо говоришь «I’m sorry» и идешь дальше. Но если ты идешь в подавленном состоянии, ты находишься на чужой территории и тебя задевают плечом, то ты воспринимаешь это как враждебную целенаправленную выходку. И для того, чтобы не прослыть «терпилой», ты начинаешь на это реагировать.
 
Т.е. сейчас наше общество глубоко поражено неким комплексом неполноценности.
 
Мы подошли к главному – социально-экономическое развитие. Когда у человека есть девушка, семья, работа, он будет реагировать, как ты описал. Но вернемся к реалиям – возьмем для примера нашу российскую провинцию, и даже не будем уходить далеко в Сибирь, возьмем город Александров – населения почти нет, а те, кто есть – спиваются.
 
Я бы не стал брать даже конкретно Александров, у Гоголя был уездный город N.
 
У нас почти вся страна состоит из таких уездных городов N.
 
Ты права, проблема в том числе экономического характера. Самые лучшие услуги представлены в двух российских городах. Только сейчас более менее приемлемый сервис стал появляться в городах-миллиониках. И вот пока в деревне N не будет того же самого набора товаров и услуг или высокоскоростного интернета, что и в Москве, или пока в условном Отрадном не будет тех же самых улыбающихся лиц, что и в центре, фраза «понаехали» будет звучать везде и иметь отношение не только к людям «неславянской внешности». Это пошло еще с Советского Союза. Только тогда использовался термин «лимита». Так что проблема не нова.
 
Когда прилетаешь в столицу европейского государства, потом едешь в пригород или местный культурный центр, так вот, вне зависимости от географической точки, ты видишь одно и то же – один и тот же ассортимент в магазинах, одни и те же бренды одежды и т.д. а у нас до сих пор «едут  в столицу за колбасой». Я утрирую, конечно, но принцип таков.
 
Мы говорили о важности социально-экономического уровня. Почему появляются кавказцы, приезжающие в Москву не в плацкарте поезда, а на «БМВ», которые стреляют в воздух? Казалось бы, они хорошо образованы, учатся, с деньгами у них все хорошо, и тем не менее – по небу стреляют.
 
Они не чувствует ответственности. Это вопрос дисциплины. На Кавказе они не стреляют, а в Москве, чувствуя, что среда не такая, как они привыкли, делают то, что дома никогда бы себе не позволили бы.
 
Как с этим бороться?
 
Практика неотвратимости наказания. И только. Стрельнул в воздух – дагестанец, не дагестанец – должен быть наказан, согласно букве закона.
 
Но есть понятие коррупции…
 
Вот пока есть те, кто берет взятки, другие будут стрелять. Это хулиганство, нарушение общественного порядка, и за это строго наказывают, и есть примеры.
 
Т.е. у нас получается трехслойный пирог-основа сегодняшних проблем России в межнациональном взаимодействии — бизнес, статус населения и коррупция…
 
Обычно да, но есть еще один момент – понимание, кто заинтересован в существующем положении дел.
 
Коррупционная составляющая является не только признаком бизнеса, это сложившаяся система отношений, и роли распределены очень сложно. И то, что мы с тобой обсудили – это маленькая песчинка. Есть множество инструментов, которые не на виду, но также оказывающих влияние на процессы в стране. Межнациональные отношения – это нарыв, который не заметить невозможно.
 
Часть общества ждет от Путина визового режима, но он дал понять, что пока этого не будет.
 
Я считаю, что вопрос визового режима – это предмет для дискуссий. Защитит ли это наши границы, поможет ли.., вместе с тем, это остро противопоставляется нашему желанию интеграции с Западом.
 
Идет процедура переговоров об отмене визового режима с Европейским Союзом, также поднимался вопрос безвизового режима с США. Но о каком безвизовом режиме может идти речь, когда у нас внутри нет порядка? Они согласятся и к ним хлынут те, от кого у нас хотят избавиться? У них своих проблем хватает.
 
Тебе принадлежит фраза: сегодня в России к элитам относятся успешные, но не лучшие…
 
На данный момент произошла трансформация понятия элит. Элитами являются самые успешные люди, но это не значит, что они самые лучшие.
 
Позиции и места под солнцем завоевываются не за счет своих качеств – интеллекта, силы, но порой люди приходят к своему положению не совсем честно и корректно. Порой эти люди не обладают профессиональными навыками в тех сферах, где они работают, отсюда страдает конечный продукт.
 
На мой взгляд, ротацией элит дело не должно ограничиться, еще стоит вопрос о качестве самих элит. Как только элиты вернут себе полноценный смысл лучших людей хотя бы в своих профессиях, когда каждая профессия будет наделена долей престижа, возможно, что-то изменится.
 
Беседовала Надана Фридрихсон

Рассказать о статье


Вернуться к списку материалов