Ставрополье: высшее образование низшего качества

Министерство образования в очередной раз проверило эффективность вузов на Северном Кавказе

Год назад министерство образования вдруг пришло к выводу, что вузов в стране, впрочем, как и их филиалов, уж слишком много стало. А стоящих специалистов днем с огнем не сыскать. Поэтому решили, что наблюдать за образованием в стране нужно пристальнее, и устроили очередной показательный мониторинг с доской позора и почета.

 
Как вычисляют неэффективных
 
Проводится все по уже составленной схеме: все вузы России, как государственные, так и частные, должны предоставить Министерству образования и науки сведения о собственной деятельности. Департамент государственной политики в сфере высшего образования, используя присланные вузами сведения, проводит уже свой мониторинг, так называемой эффективности учебных заведений и их филиалов.
 
Саму методику в этом году немного обновили. Ко всему прочему, что присылал сам вуз, минобразования учитывал средний бал ЕГЭ, объем научных работ в расчете на одного научно-педагогического работника, процент выпускников-иностранцев, трудоустройство выпускников и прочие критерии, например, остепененность преподавателей.
 
К слову, у военных вузов уже был плюс, если у них работают люди с высокими воинскими званиями и реальным боевым опытом, а у спортивных — если их студенты — кандидаты в сборные России. Остальным повезло меньше.
 
Неэффективные учебные заведения нашлись по всей России. В СКФО их насчитали 28. Цифра значительная. Однако многие уже возрадовались, что ситуация поменялась в лучшую сторону (в прошлом году их было 36). А действительно ли в лучшую? Если сравнивать расклад на Северном Кавказе с общероссийским, то где-то округ выиграл, а где-то проиграл. С головными вузами ситуация у нас хуже — 23% неэффективных против 18% по стране. А вот филиалы на Северном Кавказе показали результаты лучше, чем в среднем в России — 17% против 20%.
 
По данным Минобрнауки, в настоящее время в Ставропольском крае признаки неэффективности выявлены в четырех негосударственных вузах:
 
Институт Дружбы народов Кавказа;
Северо-Кавказский гуманитарный институт;
Ставропольский институт бизнеса и технологий «Бизнестранс»;
Ставропольский институт им. Чурсина.
Кроме того, неэффективными считают и следующие филиалы:
 
1. Ставропольский филиал Пятигорского государственного лингвистического  университета;
 
2. Ставропольский филиал федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российский университет дружбы народов»;
 
3. Филиал Южного федерального университета в Железноводске;
 
4. Пятигорский филиал НОУ ВПО «Российский новый университет»;
 
5. Ставропольский филиал ФГОБУ ВПО «Поволжский государственный университет телекоммуникаций и информатики».
 
Это только наиболее известные примеры. Больший ажиотаж вызвала информация об учебных заведения, расположенных в республиках Дагестан, Ингушетия, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия, Северная Осетия и Чечня. К примеру, неэффективным оказался единственный вуз Ингушетии, все три вуза Чечни и четыре из пяти вузов Дагестана. В прессе уже не раз поднимался вопрос о качестве высшего образования в республиках. Те, у кого есть возможность, даже не рассматривают учебные заведения под боком. Остальным просто некуда деваться.
 
На что уходят бюджетные?
 
Один из преподавателей «престижнейшего» СКФУ (Северо-Кавказский Федеральный Университет), который в официальный список неэффективных не попал, рассказывает об очередной проверке: «Недавно проходили аттестацию. Так там такое было… Проверяющую комиссию и по образцовым корпусам водили, и в шикарных ресторанах кормили, номера в дорогой гостинице сняли, только бы получить заключение. Сразу пришло на ум определение «финансовая пирамида». И такое творится не только в нашем университете».
 
В преподавательских кругах, да и не только, СКФУ имеет довольно противоречивую славу. С одной стороны, ВУЗ привлекает сильных педагогов хорошими заработными платами (зачастую они гораздо больше, чем в остальных учебных заведениях). С другой, само руководство ВУЗа кроме зарплаты предложить больше ничего не может.
 
Помпезное открытие во главе с полпредом Хлопониным, глобальное слияние нескольких университетов и … дудки. Тому, кто хоть раз бывал в этом университете, должно показаться странным, что руководство говорит обо всем, кроме учебы. Может, иногда и говорит, но вскользь, как о чем-то не особо значительном. Зато в СКФУ можно заниматься спортом, творческой самодеятельностью, играть в КВН, участвовать в конкурсах и получать за это призы и подарки.
 
На свое развитие ВУЗ получил миллиарды бюджетных рублей. После этого впервые в СКФУ решили провести Дни науки «Университетская наука – Северо-Кавказскому региону». Таким образом подстегнуть исследовательскую работу от сотрудников до студентов.
 
Ректор Алина Левитская с гордостью произнесла дежурные слова о намерении вывести университет в число ведущих российских вузов. Затем прослушала пару докладов и молча удалилась.
 
А после перерыва в зале не осталось уже и проректора по научной работе Олега Рыбакова, дважды доктора философских и юридических наук.
 
Такой уход никого не оставил равнодушным. Конечно, руководство – люди занятые, но не  настолько. Тем временем профессорско-преподавательский состав уже начал делиться выводами: в науке руководство вуза ничего не смыслит, да и не особо в этом нуждается.
Затем выяснилась еще одна интересная деталь: к началу конференции не издали ни сборника докладов, ни даже программы мероприятия. Свои статьи преподавателям предложили издавать за свой счет, при этом обязательно отчитаться за публикацию.
 
К слову, полномочный представитель президента Александр Хлопонин все на том же открытии вуза призвал сократить в округе число учебных заведений, которые плохо справляются со своими непосредственными обязанностями. «Львиная доля из них — просто комната с компьютерами. Комната по легализации совместных вложений и комната по выдаче дипломов. Это есть самое страшное, что дискредитирует систему нашего образования», — высказался полпред.
 
Жизнь отбракует
 
Меж тем, для всех «неэффективных» низкая оценка не означает немедленное закрытие. Министр образования и науки России Дмитрий Ливанов добавил, что «черный список» — это лишь предварительный этап, вузы могут покинуть его, предоставив сведения о себе. В качестве примера министерство предлагает Ингушский государственный университет, признанный в прошлом году малоэффективным. Он сумел выправиться за год.
 
Получается, что метод устрашения все-таки действует? Некоторые позицию министерства не разделяют, как и идею о мониторинге. Раиса Гударенко, директор Ставропольского филиала государственного Российского Социального университета, свою точку зрения о новой затее высказать не побоялась. «Да, у нас появилось много учебных заведений, которые дублируют друг друга, «штампуют» экономистов и юристов. Ну и пусть! Нам что, не нужны образованные люди? Если вуз не дотягивает до необходимого уровня, наверное, сама жизнь его «отбракует», туда перестанут поступать, он закроется. На то и рыночная экономика, на то и конкуренция. Взять наш филиал, который проверяющие из Рособрнадзора трясли несколько раз: проверяли каждый кабинет. В итоге оставили нас в покое», — комментирует ситуацию Гударенко.
 
Проблема качественного образования на Кавказе будет еще долго мозолить глаза и «черные списки» вряд ли дадут существенный результат. А пока департамент занятости населения собирается провести сбор информации о количестве выпускников местных вузов, которые были трудоустроены по окончании учебного заведения. Министерство труда и социальной защиты уже готовит соответствующий приказ.
 
 
Анна Смирнова
журналист

Рассказать о статье


Вернуться к списку материалов