Смертельная «инъекция»

Общественность Ставрополя восстала против уничтожения красивейшего памятника истории

В Ставрополе блогосфера раскалилась добела: люди протестуют против сноса «Гулиевской мельницы» – памятника индустриализации рубежа XIX-XX столетий. Лакомым куском для застройщиков является земельный участок в 3,5 гектара – наверняка, уже намылились «воткнуть» здесь жилые многоэтажки.

Между тем даже в Ставрополе есть славные примеры того, как застройщики не уничтожают, а сохраняют губернскую историю. Например, компания «Эвилин» выкупила и реконструировала винокуренный завод купца Ивана Алафузова, которому почти полтораста лет. Проект этот не просто социально важный, но и выгодный. Исторические особняки нынче дороги. Но ставропольские застройщики не просто думать разучились, но даже прибыли считать.
 
Гарем сгубило время
 
На Ставрополье блогосфера продолжает обсуждать уничтожение исторического облика города. Поводом к тому стал снос старинного здания (построенного в 1917 году на месте конюшен) на улице Дзержинского – на его месте появится 10-этажное жилое здание с коммерческими встроенно-пристроенными площадями. И хотя к памятникам истории или архитектуры здание не относится, но его уничтожение вызвало бурный протест среди жителей Ставрополя. Коллективное обращение на имя главы администрации направили общественные деятели.
 
И вот сейчас снова добела раскалились социальные сети: на сей раз жители Ставрополя бурно обсуждают готовящийся снос мельницы, которая располагается на улице Апанасенковской (в районе цирка и железнодорожного вокзала). Еще летом бульдозеры засуетились вдали от посторонних глаз, на задворках мельничного комбината – а сейчас уже начался демонтаж зданий, выходящих на «красную линию» улицы Апанасенковской. Мельничный комплекс занимает огромную площадь в 3,5 гектара, но что именно появится на этом месте, пока неизвестно.
 
Тут нелишне напомнить историю старой мельницы, которая сколь давняя, столь и славная. На рубеже XIX-XX столетий Ставрополье гремело на всю Российскую империю (да что там, – на весь мир!) своим хлебом: пшеница твердых сортов выращивалась по всей губернии, а в губернской столице были сконцентрированы мельницы и хлебопекарни. Большая их часть и располагалась в районе железнодорожного вокзала, поскольку на гигантской завокзальной площади еще в царские годы появился зерновой базар. По периметру ярмарочной площади были построены несколько мельниц, принадлежащих известным купеческим фамилиям: Рудневым, Барановым, Анпетковым…
 
Поэтапно местные мельницы скупил бакинский промышленник-миллионер, основатель «Кавказского акционерского общества мукомольных и рисоочистительных мельниц» Ага-Балы Гулиев, о богатстве которого слагали легенды. Например, считается, что на улице Барятинской (ныне Комсомольской) он выстроил дворец-гарем для многочисленных любовниц – ныне, увы, прекраснейшее здание в восточном стиле в аварийном состоянии и готово вот-вот развалиться, словно карточный домик.
 
Слава «церковного строителя»
 
До настоящего времени «дожили» лишь две мельницы. Одна – построенная торговым домом Константина Анпеткова на северной части ярмарочной площади, около Успенского кладбища (ныне здесь находятся хлебозавод №5 и «Ставропольский мукомольный завод»), вторая, принадлежащая Ага-Балы Гулиеву, находилась на южной стороне площади (ныне – «Ставропольский комбинат хлебопродуктов»). Именно ее нынче застройщики и намерены снести.
 
Знаменитая «Гулиевская мельница» была одной из крупнейших в пределах всех южных губерний России: азербайджанский олигарх купил ее у майкопского купца Ивана Баранова и сразу же взялся за перестройку. Из двухэтажного невзрачного здания вырос огромный мельничный комплекс – еще до революции сюда были подведены железнодорожные пути, построен железобетонный элеватор на 8 млн тонн зерна. Но самым узнаваемым символом паровой мельницы стал гудок, который извещал горожан о начале и окончании рабочего дня (звук его разлетался по всему Ставрополю до начала 1960-х годов).
 
Здание является архитектурным памятником, ведь строилось оно по проекту Григория Кускова, одного из самых выдающихся зодчих губернского Ставрополя. В царское (а затем и в советское время) он построил десятки зданий и сооружений – мосты, плотины, элеваторы, мельницы, больницы, водопроводы, винные склады. Но в историю он вошел под именем «церковный строитель», поскольку он был автором нескольких православных церквей в Ставропольской губернии (сохранилась среди них лишь самая крупная – собор святого Андрея Первозванного, где ныне располагается каевая епархия), а также Ставропольской мечети и нескольких буддийских хурулов.
 
Губители и спасители
 
После революции «Гулиевская мельница» была, разумеется, национализирована и продолжила работать на Страну Советов. Однако самые трагические страницы ее истории пришлись на постсоветское время – огромное предприятие не сумело выдержать конкуренции с более мелкими, мобильными предприятиями, оно стало хиреть, копились долги, заросла бурьяном железная дорога… Три года назад Минимущества края избавилось от принадлежащего государству 11%-ного пакета акций комбината, который купил директор предприятия Магомед Ахматилов (сейчас он владеет всеми 100 процентами акций завода).
 
К тому времени мельничный комбинат уже прекратил свою деятельность, а на воротах появились амбарные замки. Видимо, г-н Ахматилов (к слову, владелец еще нескольких сельхозпредприятий по всему краю), поняв, что реанимировать огромный комбинат нереально, решил его продать. Земля-то «золотая» – стоит на рынке не меньше 100 млн рублей.
 
О том, насколько лакомым был этот земельный участок, говорят и бесконечные судебные тяжбы, которые последние годы вел ООО «Ставропольский комбинат хлебопродуктов». В 1987 году постановлением исполнительного комитета городского Совета народных депутатов за ним был закреплен земельный участок (включающий также территорию консервного цеха Ставропольского мясоконсервного комбината на площади Орджоникидзе).
 
Однако в 1993 году решением тогдашнего главы администрации Ставрополя Михаила Кузьмина он был разделен на две части – один участок площадью 0,6 гектаров (с расположенным на нем столярной мастерской) был предоставлен краевому Главному управлению по делам гражданской обороны и чрезвычайным ситуациям «для проектирования и строительства пожарного депа и жилого дома для сотрудников МЧС».
 
Правда, строительство так и не началось, и в 2005 году очередной глава администрации Ставрополя Андрей Уткин единоличным решением передал этот участок уже новому владельцу – строительной компании «Сам» под «продолжение строительства жилого дома» (между прочим, 16-этажного). Причем уже в эпоху Уткина не шло речи о том, что в новом здании будут обретаться спасатели и пожарники.
 
В 2010 году, когда хлебокомбинат взялся за оформление своего земельного участка, и выяснились все эти странные «телодвижения». Компания обратилась в арбитражный суд, и тяжбы с переменным успехом длятся до сих пор, дойдя вплоть до Верховного суда.
 
Измельчали нынче зодчие!
 
Как видно, «Гулиевская мельница» связана с двумя великими именами прошлого – архитектора Кускова и промышленника Гулиева. И это многократно повышает инвестиционную привлекательность данного земельного участка: воссоздать нечто подобное, с уникальной историей, никакой современный архитектор не сумеет. Измельчали нынче зодчие!..
 
Зачем же сносить огромное здание «Гулиевской местницы», если можно его всего лишь перестроить, создав здесь или бизнес-центр или элитные loft-апартаменты. И заработать на этом застройщик сумеет на порядок больше, чем если бы просто сравнял строения с землей, а затем возвел «с нуля» нечто новое. Так ведь и девелоперы тоже измельчали!..
 
Достаточно вспомнить про знаменитую угольную электростанцию Баттерси (Battersea) на юге Лондона, построенную в 1930-х годах и закрытую в 1983 году. Поначалу ее планировал выкупить Роман Абрамович, снести и выстроить на этом месте стадион для его футбольного клуба Chelsea. Однако затем нашелся инвестор, готовый всего лишь перестроить станцию: группа малайзийских инвесторов (фонды SP Setia и Sime Darby) выкупила здание за £400 млн с гарантией, что сносить его не будет. Обязательным условием продажи инвесторам было восстановление внутренних и внешних интерьеров ар-деко, реконструкция труб, кранов и причала (в качестве новой остановки речного такси).
 
Автором проекта стал культовый американский архитектор, один из основателей архитектурного деконструктивизма Фрэнк Гэри: в Баттерси появится торговый центр площадью 32 тысячи кв.м, квартал элитного жилья (1200 квартир и таунхаусов) и отель на 200 номеров. Продажи жилья уже начались, а полностью проект завершится в 2019 году.
 
Еще один похожий проект – это перестройка еще одной лондонской угольной электростанции Бэнксайд (Bankside). Девелоперы, выкупившие заброшенное здание в начале 2000-х годов, уже начали его планомерное разрушение, чтобы возвести здесь квартал элитного жилья. Однако вмешалось национальное правительство и был объявлен международный конкурс на проект перепроектирования (redevelopment) индустриальной зоны.
 
Сейчас электростанция является частью музея Tata: здесь выставляется британское искусство, начиная с 1500 года и заканчивая современностью. Причем проектировщики поступили весьма креативно: скажем, огромный турбинный зал площадью 3400 кв.м переделан в главный музейный зал, где и проходят основные выставки современных художников. А три подземных нефтяных танка и соединяющие их технические коридоры переоборудовали в арт-пространство: в частности, одно из нефтехранилищ используется исключительно для показа инсталляций и видеоарта.
 
Мир – хижинам, война – дворцам!
 
Лондон вообще является пионером по реализации проектов ре-девелопмента индустриальных территорий – во многом потому, что здесь сохранилось огромное количество объектов времен промышленной революции. Пожалуй, самым масштабным сегодня является проект по реконструкции «Ворот Темзы» (Themes Gateway) – гигантского промышленного района протяженностью 75 километров в устье знаменитой лондонской реки. Сейчас вся эта территория разделена между несколькими компаниями и фондами-девелоперами, которые обязаны максимально сохранить здесь историческую атмосферу.
 
Похожий проект есть даже в Турции: по итогам прошлого года профессиональную премию «Лучший проект ре-девеломпента в Европе» получила идея перестройки стамбульского квартала Тарлабаши (Tarlabaşı). Он состоит из четырех- и пятиэтажных зданий, построенных в основном в конце XIX – начале XX столетий: он был изначально заселен немусульманскими меньшинствами (греками и армянами), а сейчас является прибежищем цыган, африканских мигрантов и сексуальных меньшинств. Новый проект называется «Тарлабаши 360º»: на площади в 2 гектара старинные зданьица перестроят в роскошные апартаменты, художественные галереи, модные бутики и кафешантаны.
 
Да что далеко ходить, в Стамбул или Лондон – похожие проекты имеются и в Ставрополе. Строительный холдинг «Эвилин» недавно выкупил территорию разорившегося завода «Стрижамент» (на углу улиц Партизанской и Черняховского). Во время промышленной революции здесь располагался винокуренный завод богатейшего купца Ивана Алафузова, от которого осталось вместе восемь старинных построек рубежа XIX-XX столетий.
 
По соседству, на территории еще одной обанкротившейся фабрики – кондитерской – «Эвилин» уже выстроил жилой комплекс «Александровский парк», облагородил прилегающий парк и территорию храма Преображения Господня. Что касается «Стрижамента», то на его территории, конечно, появятся несколько жилых зданий «Александровского парка».
 
Но вот старинные здания, выходящие на «красную линию», он трогать не вправе. За собственные средства «Эвилин» отреставрировал одну из конторских построек: полностью восстановлены каминные группы, люстры, потолочная лепнина… Вероятнее всего, отреставрированное здание будет передано муниципалитету Ставрополя под городской ЗАГС (существующий Дворец бракосочетаний, который, к слову, расположен в здании бывшей городской синагоги, сейчас закрыт на реконструкцию).
 
Почему бы не реализовать такой же проект и в случае с «Гулиевской мельницей»?! Почему девелопер не может выкупить красивейшие здания, отреставрировать и водрузить памятный знак на фасаде, чтобы весь Ставрополь знал, кому он обязан спасением губернской истории.  
 
Антон Чаблин
журналист

Рассказать о статье


Вернуться к списку материалов