Губернатор вкусил оппозиции

Принятый «с треском» бюджет-2014 может сослужить главе Ставрополья дурную службу в предвыборном году

В минувший четверг Дума Ставропольского края приняла очередной трехлетний бюджет на 2014-2016 годы. Причем думское заседание закончилось скандалом: три оппозиционные фракции (КПРФ, ЛДПР и «Справедливая Россия») отказались голосовать за бюджетный законопроект. Претензий к главному финансовому документу и у оппозиционных депутатов, и у краевой Контрольно-счетной палаты набралось множество, которые можно свести к одной мысли – вместо обещанного губернатором Владимиром Владимировым «бюджета развития» Ставрополье получит унылый «бюджет выживания».

 
Фактически, тем самым оппозиция поставила «неуд» новой губернаторской команде. Тем не менее, голосов «Единой России» в парламенте края хватило, чтобы принять бюджет даже в таком варианте. Ну а сам раздосадованный Владимиров в сердцах обозвал оппозиционные фракции «отражающими мнение своей [партийной] вертикали, а не собственное отношение к краю и его жителям». 
 
«Неуд» для губернатора
 
Бюджет Ставрополья уже не первый раз оказывается камнем преткновения между двумя ветвями власти. Например, незадолго до отставки Валерия Зеренкова парламенту пришлось принимать новую, четвертую по счету, редакцию краевого закона о бюджете-2013: менее чем за год дефицит вырос с нуля до 12 млрд. рублей (или 14,5% от объема доходной части), а объем государственного долга приблизился к 22 млрд. рублей.
 
Столь тяжкое наследство осталось от прежней команды Валерия Гаевского, который относился к бюджету Ставрополья как к чужому кошельку: деньги тратились на всевозможные утехи и причуды – это дорогущие иномарки для ведомств, бесконечные ремонты, строительство шикарнейшей резиденции для самого губернатора в Таманском лесу…
 
Стратегическая же ошибка пришедшего на смену Гаевского нового главы края Валерия Зеренкова заключалась в том, что он в жесточайших условиях народнохозяйственного спада принял бездефицитный бюджет-2013. В его основу были положены изначально невыполнимые макроэкономические показатели: скажем, физический объем ВРП должен был вырасти на 6% (а денежный – на 14%, или на 60 млрд. рублей), инвестиции в основной капитал – на 10,3%, сами основные фонды – на 12%, а прибыль прибыльных организаций – на 7%.
 
Реальные же темпы оказались намного ниже ожидаемых, на что была вынуждена обратить внимание даже краевая Контрольно-счетная палата: «Ежегодная погрешность прогнозирования за 5 лет составила в среднем около 10%. необходимо повышать требования к качеству прогнозирования социально-экономического развития на очередной финансовый год и на плановый период».
 
И вот новый губернатор Владимир Владимиров был вынужден расхлебывать всю эту кашу, которую заварили его предшественники: на первой же планерке в правительстве он дал поручение Минфину сверстать максимально реалистичный бюджет, «включив» все возможные источники его пополнения. После упорной полуторамесячной работы Минфин (который, кстати, возглавляет Лариса Калинченко, которая работала на аналогичной должности в команде Валерия Зеренкова) выдал законопроект о бюджете. Вдрызг раскритикованный оппозицией. Что же там возмутило депутатов?
 
«Счетоводы» промахнулись на треть
 
При подготовке бюджета на будущий год Минфин исходил из «консервативного» экономического прогноза: ВРП Ставрополья вырастет в реальном выражении почти на 6% (а в денежном – это около на 10%: с 488 до 534 млрд. рублей), объем инвестиций – на 12% (со 129 до 144 млрд. рублей). Причем эти показатели оказались намного хуже, нежели те, что были заложены в проекте трехлетнего бюджета (на 2013-2015 годы), принятом год назад: в частности, темпы роста инвестиции в основной капитал, согласно первоначальному прогнозу на 2014 год, должны были вырасти почти на 36%.
 
Доходы краевого бюджета составят 67,5 млрд. рублей, расходы – 74,1, а дефицит, соответственно, – 6,7 миллиардов (причем в последующие два года он будет продолжать расти). Как говорится в пояснительной записке к законопроекту, сокращение доходной части будет связано исключительно с изменением налогового законодательства. В частности, в будущем году изменяется порядок начисления НДФЛ: отныне в федеральный бюджет будет зачисляться 50% налога от иностранцев, работающих на основании патента.
 
Но, конечно, самые неприятные сюрпризы таит налог на прибыль: уже сегодня все крупные компании, действующие на территории Ставрополья, в соответствие с поправками в Налоговый кодекс, воспользовались возможностью объединиться в так называемые «консолидированные группы налогоплательщиков».
 
Это позволило им снизить налоговое бремя. Таким образом, в будущем году (в сравнении с нынешним) собираемость ключевого для наполнения казны налога – на прибыль – вырастет всего на 0,5%, составив около 11,2 млрд. рублей. Причем если сравнивать цифры с макроэкономическим прогнозом, составленным еще правительством Валерия Зеренкова, то «промах» в размерах налога на прибыль составит почти 30%. Неплохо же, однако, трудятся краевые наши «счетоводы».
 
Одной рукой – даем, другой – гребем
 
Еще одна неприятная новость – Минфин России «уточнил» методику расчета налогового потенциала при распределении дотации субъектам: так что краевой бюджет в будущем году недополучит более 2 млрд. рублей федеральный трансфертов. При этом, однако, дамокловым мечом над регионом продолжают висеть «майские» (инаугурационные) указы президента Путина, которые требуют, в частности, повышения зарплат многим категориям бюджетников и сокращение очередей в детсады. Поскольку «лишних» денег на это на Ставрополье просто нет, то и краевой бюджет снова был принят с параметрами дефицита, близкими к максимально допустимым, – 15% от размера собственных доходов (за которым уже маячит угроза введения внешнего финансового управления).
 
Причем, как витиевато говорится к пояснительной записке к законопроекту, «ограничен прирост новых расходных обязательств, не обеспеченных доходными источниками». Скажем, зарплаты бюджетникам снижать не будут, зато замедлится их рост: например, оклады младшего медицинского персонала даже к концу будущего года достигнут лишь 51% от средних по региону (и даже через три года, к началу 2017-го, – лишь 70%), среднего медперсонала – 76% (и 86%), работников учреждений культуры – 65% (и 82%). Этот факт краевые депутаты и «предъявили» Владимиру Владимирову: мол, недостаточно активно заботится о местном населении.
 
Еще один аргумент критиков. По итогам будущего года, объем государственного долга составит 34,7 млрд. рублей – это около 76% от объема собственных доходов региона, а еще через два года будет уже почти 90% (в то время как максимально допустимый предел – это 100%, после чего опять-таки Ставрополью грозит внешнее управление).
 
Именно эти цифры вызвали наибольшее возмущение депутатской оппозиции, которые упрекнули правительство в малодушии. Крайне негативно восприняли думцы и новость о том, что в условиях снижения доходной части придется сокращать бюджетные ассигнования дорожного фонда, а также предоставление бюджетных инвестиций в объекты капитального строительства государственной собственности.
 
Чиновники себя не забыли
 
Казалось бы, критиковать команду Владимирова не за что. «Я уверен, что люди отражали мнение своей вертикали, а не собственное мнение и отношение к Ставропольскому краю, бюджету и ставропольчанам», – сам он прокомментировал демарш оппозиционных депутатов. И даже сообщил, что, пока они, мол, «швыряются лозунгами», он трудится в поте лица и добился экономии расходов за счет 5%-ного снижения сумм на содержание правительства края (в частности, отказ от капитального ремонта и обновления фондов зданий органов исполнительной власти).
 
Но это лукавство. На том же самом – оскандалившемся – заседании краевой думы были внесены изменения в бюджет еще текущего, 2013-го, года, увеличивающие расходы на содержание чиновников. В частности, на содержание думы, аппарата правительства и краевого Управления по обеспечению деятельности мировых судей дополнительно выделено по 30 млн. рублей, краевому Управлению ЗАГСов – 12 миллионов, Контрольно-счетной палате – почти 10 миллионов…
 
Перепало даже администрации Кавминвод (которая вообще существует лишь на бумаге) – аж 561 тысяча рублей (к имевшимся прежде 3,5 млн.). В общем, всего увеличение составило почти 130 млн. рублей. Потратят их с витиеватой формулировкой «на поощрение достижения наилучших значений показателей деятельности органов исполнительной власти».
 
Но это всё так, к слову. Чтобы читатель знал, что популисты есть не только среди оппозиции. А что же реально команда Владимирова может сделать, дабы повысить наполняемость бюджета?! Ответ на этот вопрос дает опять-таки краевая Контрольно-счетная палата: «необходимо не только увеличивать инвестиции в основной капитал, но направлять их в такие отрасли, которые будут совершенствовать структуру краевой экономики».
 
Сейчас основной объем инвестиций идет в химическую (50%) и пищевую (23%) промышленность, а надо развивать высокотехнологичные отрасли – там выше рентабельность и, соответственно, выше отчисления налога на прибыль (тем более, эти предприятия, как правило, не входят в состав консолидированных групп налогоплательщиков). Но это, конечно, задача не одного Минфина, а всего правительства. Хотя даже в краевой Стратегии-2020 черным по белому записано, что миссия Ставрополья – стать инновационным регионом. Так что трудитесь, господа чиновники.
 
Зато критикует Счетная палата жесткую политику Владимирова в отношении бюджетных инвестиций: по мнению аудиторов, она приведет к «стагнации государственного инвестиционного спроса и более низким темпам роста заработной платы работников бюджетной сферы, снижению реально располагаемых доходов населения и падению предпринимательской активности». То есть эффект будет прямо противоположен ожидаемому. А нужно ли это Владимиру Владимирову в предвыборном году?!   
 
 
Антон Чаблин
журналист, политолог

Рассказать о статье


Вернуться к списку материалов