Ни согласия, ни примирения

Лагерь Тарки-Караман отклонил предложение комиссии при президенте РД освободить самозахваченные земли

Жители поселков Тарки, Кяхулай и Альбурикент решили не вступать в переговоры с комиссией «по примирению и согласию» при президенте Республики Дагестан до выполнения властями основных требований караманцев. Общественность трех сел продолжит контролировать «самозахваченную» территорию, чтобы не допустить «дальнейшего разбазаривания» земель.

 
Район против парка
 
В ответ на предписания комиссии при президенте РД сход граждан выдвинул следующие условия:
 
1. Обязать Народное собрание РД внести на рассмотрение очередной сессии решение Махачкалинского городского собрания депутатов о признании жителей трех пригородных поселков жертвами насильственной депортации и принудительного переселения;
 
2. Восстановить статус селений Тарки, Кяхулай и Альбурикент, ликвидированный в результате депортации и насильственного переселения, и в их составе образовать самостоятельный район с центром в поселке Тарки;
 
3. Обратиться к правительству Республики Дагестан с просьбой — поручить: а) агентству лесного хозяйства РФ по РД передать участок в 195 га в районе Черных камней жителям Тарки, Кяхулай, Альбурикент — для сельскохозяйственного использования; б) правоохранительным органам принять конкретные меры по ликвидации нарушений в порядке землепользования на данной территории, а виновных, допустивших эти нарушения, привлечь к ответственности.
 
В свою очередь республиканские власти предлагают провести инвентаризацию застроенных участков, обложить их налогами, а остальную территорию превратить в парковую зону. Правительству рекомендуется зарезервировать спорные земли «для государственных нужд Республики Дагестан в целях создания особо охраняемых территорий и объектов регионального или местного значения».
 
Далее следует целый ряд пунктов по решению проблемы. В том числе такие: участникам спора освободить незаконно занимаемые лесные участки и не допускать действий по самовольному захвату и нецелевому использованию; должностным лицам, уполномоченным на распоряжение данными землями не принимать новых решений о предоставлении лесных участков в аренду или иное пользование и привести ранее принятые решения в соответствие с действующим законодательством.
 
Комиссия по ситуации в Тарки-Карамане функционирует уже  более десяти месяцев. За это время у нее сменилось несколько руководителей, каждый из которых брал на себя обязательства и давал обещания… Но никаких практических результатов, устраивающих все стороны, по сей день не достигнуто. Более того, на протяжении всего этого времени дагестанская власть не оставляла попыток пойти по самому простому и привычному для нее пути: решить вопрос силой. Подразделения ОМОНа подступались к Тарки-Караману четырежды! Последний визит состоялся совсем недавно, 11 ноября. К счастью, до применения силы не дошло.
 
Ныне комиссию по решению караманского вопроса возглавляет Рамазан Джафаров — зампредседателя правительства РД, отставной генерал ФСБ (что немаловажно в контексте конфликта). Он и вел заседание 22 ноября, по итогам которого был составлен упомянутый протокол комиссии.
 
В собрании участвовало 68 человек. Среди них были и представители караманской стороны: главы общественных советов поселков Тарки (Магомед-Амин Магомедов), Кяхулай (Залимхан Валиев), Альбурикент (Саид Хасбулатов), представитель Совета старейшин Тарков Вагид Вагидов и др.
 
Несмотря на многолюдность и высокие статусы представлявшей дагестанскую власть стороны, заседание не расставило всех точек над «i». Скорее, наоборот, лишь усугубило и без того напряженную ситуацию вокруг «спорного», говоря языком комиссии, участка на побережье Каспия.
 
Из рекреационной зоны — в правовое поле
 
Сход сельчан открыл и вел председатель Совета старейшин поселка Тарки Арсланали Зайналов. Первым он предоставил слово главе общественного совета поселка Кяхулай Залимхану Валиеву. Непосредственный участник «согласительной» комиссии констатировал, что, несмотря на громкие обещания и ответственные заявления о скором и справедливом решении караманского вопроса, позиция комиссии вновь свелась к требованию, чтобы  жители поселков очистили квартал №71 (официальное название занятого ими участка) и вернули его в распоряжение комитета по лесному хозяйству РД. Взамен комиссия предлагает жителям трех поселков территорию в 300 га в районе Кривой балки, на другой стороне федеральной трассы №29.
 
Надо сказать, караманцы не против покинуть занятые ими гектары, но только вместе с владельцами незаконно возведенных на побережье дворцов и замков. Мол, возьмемся за руки, друзья, и все разом выйдем из рекреационной зоны и вернемся в правовое поле…
 
Но дагестанская власть предлагает другой вариант: караманцы берутся за руки и дружно возвращаются в правовое поле. А владельцы дворцов и замков продолжают оставаться вне этого поля, то есть — вне закона. Если учесть, что, по данным караманцев, эти дворцы и замки принадлежат как раз самим представителям власти, то получается, что наша власть, пусть не вся, а частично, находится вне закона. Согласитесь, что это место для нее не очень-то подходящее.
 
Как можно, самим находясь вне закона, требовать от простых граждан исполнения законов? Тема декриминализации Каспийского побережья была затронута и на заседании. Между прочим, ее выдвинул кто-то из членов комиссии. «Отлично! — подхватил предложение Валиев. — Не будем далеко ходить, начнем прямо с вас».
 
Он указал на автора предложения. Тот хотел было оскорбиться, но Валиев спокойно достал и показал всем документ, из которого следовало, что у «борца с коррупцией» у самого рыльце в пушку. И тот сразу же прикусил язык. У нас, добавил Валиев, есть аналогичные документы и на некоторых других членов этой комиссии.
 
Следующая попытка снять с власти подозрения в противозаконном захвате побережья Каспия исходила от министра МВД Абдурашида Магомедова. Когда Валиев, основываясь на документах, выявлял роль представителей дагестанской власти во всех этих коррупционных схемах, Магомедов закричал на него с места: «Ты что нас всех в преступники записал?! Ты кто такой, чтобы делать из нас преступников?»
 
Вообще, министр МВД вел себя довольно агрессивно. Он злобно фыркал на заявления Валиева, грубо перебивал его. Да что там! Он прямо заявил, что у него давно чешутся руки разнести этот лагерь в клочья, и что он только ждет отмашки политического руководства, чтобы разделаться, наконец, с ненавистными ему таркинцами!
 
Под стать ему был и новоиспеченный министр ЖКХ Муса Мусаев, который также требовал использовать силу. Мол, чего церемониться?! Вынесем решение и пусть исполняют!
 
Из представителей власти лишь омбудсмен Уммупазиль Омарова согласилась с тем, что причиной «захвата» гектаров на побережье Каспия стало тяжелое социально-экономическое положение трех поселков. Но этим она и ограничилась. Впрочем, после грубых нападок и угроз, звучавших с разных сторон, таркинцы были признательны за любую поддержку.
 
Поперек горла
 
Общий вывод комиссии, напомним, был таков: караманцы должны покинуть занятую ими территорию и прекратить противостояние с властью. Валиев поинтересовался, а что планируется предпринять в отношении незаконных домостроений, возведенных по всему побережью Каспия? На что получил ответ: будем узаконивать.
 
Стоит отметить, что в настоящий момент дагестанская власть узаконить домостроения на побережье Каспия не может, так как эта территория является собственностью федерального центра (конкретно: Росимущества и Агентства лесного хозяйства РФ).
 
Но дело в том, что сейчас идет так называемое разграничение полномочий, в результате которого все федеральные земли будут переданы под юрисдикцию субъектов федерации. Вот тогда-то у них, у этих субъектов, появится возможность легализовать дворцы и замки на морском побережье.
 
Кстати говоря, наряду с ними власти могли бы легализовать и те 195 га квартала №71, над которыми сегодня осуществляют общественный контроль караманцы. Но они не хотят этого делать. Почему? Скупость здесь ни при чем — ведь предлагают же они неменьшую территорию в районе Кривой Балки.
 
Дело в том, что «квартал №71» уже распределен и, возможно, распродан во вторые и третьи руки. То есть караманцы невольно «захватили» кусок, который отдельные представители власти уже положили себе в рот! Положить-то положили, а проглотить не могут — таркинцы держат их за горло.
 
Валиев задал комиссии вопрос: что дагестанская власть собирается делать с «кварталом №71»? Он будет обустроен, сказали ему, и превращен в парковую зону. Иначе говоря, обитатели дворцов и замков получат в придачу к своим личным владениям еще и общественные зоны отдыха, где они смогут восстанавливать силы после тяжелейших трудов на благо народа.
 
Таковы вкратце результаты последнего заседания пресловутой «согласительно-примирительной комиссии при президенте РД». Как уже отмечалось, руководство лагеря Тарки-Караман решило прекратить всякие контакты с комиссией. Они могут быть возобновлены только после выполнения ею обозначенных в резолюции условий.
 
Завершая, скажем, что на сходе было много выступлений: на трибуну поднимались как пожилые люди, пережившие в той или иной форме трагедию депортации весной 1944 года, так и молодежь. Старшие делились воспоминаниями о пережитом, выражали свою горечь и обиду на власть. Караманская молодежь, разумеется, настроена более решительно…
 
Однако в заключение хотелось бы привести слова Наиды Таркинской (так она предложила себя называть), выступившей от имени всех женщин трех сел: «Мы уже поняли, что властям Дагестана наплевать на наши проблемы и интересы! Мы пришли сюда не от хорошей жизни, мы многодетные матери — у каждой из нас, я имею в виду женщин, есть дети, у некоторых по три-четыре. У нас нет ни нормальных школ, ни спортплощадок, ни домов культуры! А тем из наших детей, которые выросли, негде построиться, чтобы создать семьи и жить в своих домах, отдельно от родителей! Я говорю от имени всех женщин: мы никуда отсюда не уйдем! Будем стоять здесь до конца!»
 
 
Багаудин Узунаев
журналист

Рассказать о статье


Вернуться к списку материалов