Колесниченко о событиях в Украине: конфликт только начинается

Один из наиболее ярых противников Майдана — регионал Вадим Колесниченко — дал интервью российским журналистам, пишет glavred.info

Конфликт в Украине только начинается, по Киеву бродят вооруженные банды, а депутаты голосуют под страхом оружия.Об этом заявил один из наиболее ярых противников Майдана, регионал Вадим Колесниченко в интервью Lenta.ru.

- Как вы относитесь к тому, что происходит на Украине?
- В Украине прошел государственный переворот. Большая часть депутатов находится под страхом оружия, их семьи взяты в заложники, поэтому голосования [Верховной Рады] вызывают очень большие сомнения в их легитимности. Но это их право так голосовать. Я понимаю, что когда на кону стоит жизнь ребенка, жены или матери, то человек становится управляемым, как пластилин.
- Вы говорите про тех, кто вышел из фракции Партии регионов?
Не только. Вам разве неизвестно, что людям угрожают, не дают выйти из Верховной Рады, избивают, если не будешь голосовать или если будешь голосовать неправильно? Это вещи очевидные. С [юридической] точки зрения нет закона об отставке президента — просто группа людей с оружием собралась и сказала: мы считаем, что так должно быть. Это называется революционная целесообразность, но до какого момента она должна идти?
Вооруженные банды как рыскали, так и рыскают по стране. Жители чувствуют себя незащищенными. Им плевать на власть или на партию, люди хотят выжить сами. Во Львове, например, сносят памятник героям Великой Отечественной войны.
Самый важный момент: после переворота отменили закон о языковой политике, который никак не ущемлял права государственного языка. Это не просто пощечина, а показательная порка. Особенно учитывая заявления Тягнибока о том, что после прихода к власти будет сплошная дерусификация. Фарион полгода назад сказала, что если ты говоришь на русском языке, то должен сидеть в тюрьме.
Как после этого должны чувствовать себя мирные люди, которые ездили в Киев поддержать мир, чтобы не допустить кровопролития? Их автобусы поджигают, их избивают, называют "совками" и "титушками". У нас два типа людей: "гейропейцы" и все остальные — "титушки", быдло, свинота необразованная. Люди с этим согласятся? Конфликт не нейтрализован, он только начинается.
- По какой линии он пройдет?
- Какие люди пришли к власти? Если задача номер один — уничтожить русский язык и показать, кто здесь главный, то, естественно, ты будешь им, если у тебя оружие в руках. Если по стране бродят шайки в масках и это нормально, то можно себе представить, как себя чувствуют севастопольцы. Поэтому сегодня подавляющее число жителей Украины физически боятся.
- В Севастополе люди требуют выдать им оружие.
- Севастопольцы, безусловно, хотят вооружаться, чтобы защитить себя. Им плевать на то, какая власть — оранжевая, синяя, красная или белая; люди хотят обеспечить безопасность своих семей. Власть этого сделать не может, потому что эти банды бродят по Киеву.
- Это все-таки преувеличение, вы, думаю, и сами понимаете?
Что преувеличение? То, что моих помощников избили на дому в Киеве, потому что они мои помощники?
- Но вряд ли все-таки эти банды сунутся в Севастополь.
- А кто-то думал, что они приедут с оружием в Луганск? Было же вооруженное нападение на луганскую администрацию несколько дней назад (на самом деле нападения не было).Задача одна — спровоцировать конфликт. У тех, кто почувствовал кровь, мозгов уже нет.
- Уже и донецкая администрация сказала, что подчиняется новой власти.
- Мы же все за мир, все за жвачку, за резинку. Как успокоить людей, когда мы видим по всем каналам, что бандиты в масках могут зайти куда угодно, проверяют машины, врываются в квартиры, чтобы, мол, посмотреть, как там кто-то живет.
- Так как успокоить людей? Вооружать севастопольцев?
- Власть не может и не хочет обезопасить жителей города. Законы, которые были приняты, — это действия фашистов на оккупированной территории.
- И что делать?
- Ну а как поступали с фашистами?
- Надо нападать самим?
- Мы должны жить в своей стране без вмешательства Запада.  Боюсь, оно не закончится, если жители Севастополя выскажутся против.
Если запугать жителей юго-востока и востока, народ все равно взорвется, потому что кровь, которая пролилась, охмелила людей. Проблема не в Севастополе и не в Крыме, и не в Тягнибоке, Кличко и Яценюке. До тех пор, пока не договорятся крупные игроки, которые находятся вне пределов Украины, у нее не будет ни стабильности, ни перспективы.
- Кто виноват в том, что погибли люди?
- Я четко и однозначно знаю, что виноват в крови не только Янукович, но и Яценюк, Тягнибок, Кличко. Это их неуемная борьба за власть и болезненные властные амбиции позволили пролиться этой крови.
Прямая и непосредственная вина лежит на Европе и Америке. При их информационном, финансовом, политическом и организационном участии стала возможной гражданская война на Украине. Это не бунт, это война.
- Ваше отношение к Януковичу поменялось за последнее время?
- У меня отношение к Януковичу было понятное на протяжении последнего года. На заседании фракции, наверное, уже матом [ругались] в адрес власти, которая тупо жрала, не давая деньги в регионы и собирая денежные потоки. Внутри фракции никто этого не скрывал, но мы действовали в рамках закона — если власть в его руках, то мы могли либо соглашаться, либо не соглашаться.
В последние полгода половину законов, которые предлагались, фракция просто проваливала. Мы приходили, убеждали, корректировали, что-то меняли. Тот же самый бюджет мы не приняли сразу, потому что он был просто никакой.
- Побег Януковича вас удивил?
Честно говоря, да. Если ты президент, если ты отвечаешь за свои поступки и слова, то неси ответственность. Если нечего бояться и скрывать. Другое дело, что мы помним судьбу румынского президента. Для чего его сразу устранили? Потому что ему нечего было предъявить, и бандиты взяли и расстреляли его.
- А вы в Крыму находитесь, потому что опасаетесь, что в Киеве с вами что-то может случиться?
- Во-первых, Севастополь — мой избирательный округ. Во-вторых, если избивают помощников, грабят квартиру и офис, если видно, как [в Киеве] избивают депутатов, если я вчера принимал пять семей депутатов, которых эвакуировали в Севастополь, то это, наверное, о чем-то говорит?
- Вы вообще не опасаетесь уголовного преследования?
- От дураков я могу ожидать всего чего угодно. Но для политика посидеть — не проблема. Я знаю, что по закону мне предъявить нечего, а с точки зрения политической целесообразности, когда у вас автомат, вы всегда правы.
- Вы раньше вместе с [Олегом] Царевым из Партии регионов наиболее резко высказывались против Евромайдана. Не жалеете?
- Я уже давно вышел из того возраста, чтобы о чем-то жалеть. У нас, что, "Евромайдан" — это священная корова?
- Вы несколько раз говорили, что Майдан вот-вот точно разгонят, а этого так и не случилось.
- Бесцельность существования этого Майдана уже была очевидна. Было очевидно, что это вызов здравому смыслу.
- Так почему не разогнали, если был, судя по публикациям в СМИ, план разгона?
- Знаете, я начитался рассказов о террористах, которые говорят с русским акцентом, о лежке русского снайпера, который ушел и оставил шеврон русских Вооруженных сил. Поэтому сливному бачку под названием интернет я не верю, не верил и верить не собираюсь. Но технологии, которые применялись, — это классические технологии "арабской весны". Вот и снайпера нам обещали три месяца подряд, и наконец-то он появился.
- Стрельба по людям была оправданна? Ведь после нее Янукович и бежал.
- Давайте сразу [определимся], милиционеры — это люди или не люди?
- Тоже люди, конечно.
- Слава богу. Тогда могу сказать, что у меня с севастопольским "Беркутом" накануне событий [20 февраля] была договоренность, что я утром приду к ним [на позиции] посмотреть их бытовые условия. Я приехал к восьми часам на работу, а в 8:40 мне позвонил их командир и сказал, что они уходят, что у них шесть раненых, что их обстреляли со стороны консерватории из автомата. Так это власть обстреляла?
В чем вина милиционера? В вас стреляют, а вы не имеете огнестрельного оружия. Они приехали [в Киев] в жилетах для массовых беспорядков, им только за несколько дней [до конца протестов] выдали бронежилеты для защиты от "Макарова", а не "Калашникова" даже. Поэтому рассказы, что власть убивала людей — для дураков и детей Никарагуа.
- Но они же использовали оружие!
- Когда у вас 15 человек уже "груз 200", то надо стоять и гордо грудь предъявлять? Или что? За день до этого еще стреляли из пистолетов и "мелкашек" в милицию? А у них тогда не было огнестрельного оружия, это доказано, не открывались оружейные комнаты. Они вообще выходили без нарезного оружия.
Как и первые два человека [на Майдане] были убиты картечью с близкого расстояния. Причем здесь "Беркут"? Почему это быстро забыли? Почему не давали следственно-оперативной группе провести оперативные действия, забрать камеру, вещдоки? Почему первому убитому парню из Армении за две недели до смерти фейсбук "накачали"? И стихи Шевченко он там читает, и другие там красивые дела — сотворили легенду такого хорошего деятеля.
Потому что рассказывать, что снайпер картечью убил человека, может только больной на всю голову человек. А когда появились результаты экспертизы, что есть следы пороховой гари на их одежде, то о чем дальше еще говорить? При этом [на Майдане] тысячи камер, но ни одна камера не зафиксировала, как он бился с "Беркутом". Почему это никого не интересует?
- Я могу вам сказать. Всех интересует, как погибли около 100 человек 20 февраля, когда в людей стреляли снайперы.
- А что, в "Беркут" не стреляли снайпера? А кто эти снайпера? На видео в интернете видно все.
- Вот в интернете как раз есть кадры с людьми в черной одежде в желтых повязках, которые стреляли из "Калашникова".
- А кто эти люди?
- Они со стороны милиции.
- С какой стороны милиции? Я вам четко сказал, что пострадавшие ребята из севастопольского "Беркута" стояли на фонтане на Площади Независимости.
- Это разные места и разные моменты.
Так, давайте разбираться. Никаких подтверждений преступного приказа нет. А победителям теперь все сойдет с рук.
- Вам кажется нынешняя позиция России адекватной? В Севастополе сейчас вывешивают российские флаги, зовут Россию на помощь, а она себя никак не проявляет.
- Я вообще не могу оценить позицию России, так как за последние несколько лет она делала все, чтобы Украину дистанцировать, и внятной политики по отношению к Украине не демонстрировала.
- Возможен ли сценарий, что Россия введет в Крым войска, если власти Украины, например, денонсируют харьковские соглашения об аренде базы Черноморского флота РФ?
Украинская власть может отменять все что угодно, но Россия указала, что ставит легитимность украинской власти под большой вопрос. Даже международный суд [разберется], что решения о денонсации не имеют под собой законной силы. Кроме референдума все [законы и решения власти] вызывают сегодня большие вопросы.
- Вы лично приветствовали бы ввод российских войск в Крым для защиты?
- А кого России здесь защищать?
- Русских в Севастополе.
- А у нас, что, на остальной территории Украины нет русских? Почему именно здесь защищать?
- Начать отсюда.
- А потом штурмовать другие города?
- Не знаю, это я вас спрашиваю, потому что многие севастопольцы хотят войти в состав России.
- Хотеть можно многого, но надо понимать, где закон, а где желание и где возможности.
- Я вас поэтому и спрашиваю, каким вы видите дальнейшее развитие ситуации.
- Пока не договорятся игроки вне Украины…
- То есть Россия и США?
- Конечно. Все остальное — это разговоры в пользу бедных детей Никарагуа.
- Так выходит Россия может сдать Крым?
- Она здесь ничего и не имела.
- Флот как минимум.
- Ну несколько кораблей здесь стоят. Они, что, имеют такой большой военный потенциал? Кому может угрожать Черноморский флот?
- В Севастополе люди выбрали на площади нового мэра. Насколько это правильно, учитывая, что это нелегитимно?
- А как относиться к тому, что за 22 года Севастополю не дали права избирать своего мэра? Как относиться к тому, что европейская хартия развития местного самоуправления уже 20 лет как ратифицирована Украиной, но так и не имплементирована? У нас двойные стандарты на Украине или всем можно все? Как действуют на западе Украины народные рады, которые взяли власть в свои руки? Это законно? А у нас что, в Севастополе — инвалиды? Нам показывают по телевизору достояние народной власти. И что, севастопольцы не имеют права так поступать? Или у нас демократия и законность для одних, а для других объедки на мусорном баке?
- Получается, что вы пользуетесь их методами, которые сами же и критикуете?
- Я никого не критикую. Я говорю: раз это пропагандируется, значит, это правильно. С одним исключением: они у себя во Львове и Ивано-Франковске уничтожают здания, крадут оружие, а здесь никто ничего не сжег. Так кто более проевропейский?
- Так вы местами поменялись — они теперь власть, а вы собираете в Севастополе отряды народной самообороны.
- Не знаю, кто поменялся местами. Еще раз говорю, что люди боятся за жизнь своих семей.
- Вы как-то участвуете в принятии решений в Севастополе? На митингах здесь я вас почему-то не видел.
- А что, на митинге делается работа? Работа делается в другом месте. Что на митинге делать?
- Успокоить людей.
- Чем я их успокою? Скажу: "Расходитесь, все нормально. Расстреляют не всех, а каждого второго"?
- Или, наоборот, призовете к мобилизации.
- Они уже и так мобилизовались.
- Сейчас в Симферополе — противостояние между татарами, которые за новую власть, и русскими.
- Всем очевидно, что Украины на карте европейских и американских политиков нет. Есть будущие колонии и плацдарм для войны с Россией. Разве это не очевидно? Лицемерие, продажность и двойные стандарты отношения к Украине были, есть и будут.
- Есть какой-то мирный сценарий развития...
- До тех пор, пока не договорятся Россия и США…
- Это вы уже говорили!
- …будущего у Украины не будет, потому что все эти оппозиционные политики — марионетки. По каждому поводу они ездят советоваться туда и просить санкций. Удивляюсь, почему они еще не попросили ввода "голубых касок".
- О чем Россия и США могут договориться-то? О разделе Украины что ли?
- О прекращении финансирования бандитских формирований, о том, чтобы давать адекватную оценку тому, что происходит, а не так, как им хочется. Понятно уже, что соглашение об ассоциации с ЕС не дает никакого еврочленства или безвизового режима. Мы просто уничтожали свою экономику в интересах европейских экономик, это ведь тоже очевидно.
- Допустим, Запад перестанет вмешиваться — и что тогда? Ведь власть де-факто уже установилась, ничего не поделаешь.
- Вы заблуждаетесь, что власть установилась. Вы что думаете, что униженный человек будет молчать долго? Любой человек, которого понудили силой оружия что-то делать, чувствует себя оскорбленным и недолго будет с этим мириться.
- И что будет делать?
- Я вам уже сказал, что пока не договорятся [США и Россия]… Если в Украину вкачали за несколько лет более десяти миллиардов долларов, [причем] не в создание рабочих мест, не в экономику, не в технологии, а в создание так называемых институтов гражданского общества, то мы прекрасно понимаем, как эта технология работает.
Здесь три года на мочу исходили институты гражданского общества из-за того, что депутаты голосуют не только за себя, но и за того парня. Посмотрите телевизор сейчас — депутаты у нас в Крыму находятся, а их карточками сейчас голосуют. Почему молчат? Где демократия? У них для своих — все, для врагов — ничего. А люди не дураки, они все видят. И понимают лицемерие раскачивания лодки в последние годы.
- А что вы лично будете теперь делать?
- Работать.
- В Севастополе?
- Почему? В Украине. Я планирую возвращаться в Киев, я же депутат Верховного совета, негодной Рады. Проведем съезд [Партии регионов] и будем работать.
- Думаете, к власти еще вернетесь?
- Политика — это рулетка. Думаете, если сегодня силой оружия заставили что-то сделать, то через какое-то время такой же Майдан не появится с другой стороны?
- А вы лично как думаете, кто будет кандидатом [в президенты] от Партии регионов — Сергей Тигипко?
- Съезд определится. Но если вы верите в честность выборов, то я очень сомневаюсь. На Западной Украине они будут проходить под стволом, демократия там и не ночевала, поэтому последствием выборов будет начало раскола Украины. Понятно, кто на них проиграет, как понятно и то, что проигравшие затаят уже реальную злость.
- Так до этого вы победили, а другие затаили злобу, получается.
- Одно дело, когда победа происходит под дулами автоматов, а другое — когда с помощью бюллетеней.
И вообще, разве были проблемы на Западной Украине? Кто там построил стадион за полтора миллиарда, школы, детские сады? Кто деньги давал в дотационные регионы? За что же нас ненавидеть тогда? А сейчас начинается гуманитарное угнетение, а это за рамками конституции, которая запрещает сужение прав, которые уже были даны. Где же "гейропейцы", где "гей-защитники" Европы? Почему они молчат? Значит, им это выгодно и они хотят гражданской войны.
- А что значит слово "гейропейцы", которое вы все время употребляете?
- Это такой новый украинский язык — у нас теперь "Гейропа"!
- Это же обидно, наверное.
- Кому обидно? Украине? Да. Украинский язык испохабили и напихали туда европейских слов.
 

Рассказать о статье


Вернуться к списку материалов