Северный Кавказ вступил в «Юг России»

С января 2014 года в округе начала работать Федеральная целевая программа

Как известно, на реализацию ФЦП «Юг России» до 2020 года будут направлены внушительные средства – свыше 189 млрд рублей (из  них региональные вложения составляют 17 с лишним млрд. рублей, остальное – из федерального бюджета). Попробуем разобраться в масштабах финансового обеспечения Программы и сумме задач, которые предстоит решить с её помощью.

 
Есть программа – нет проблем
 
Любая программа – инструмент для решения определённых проблем, а они на Северном Кавказе очевидны: нехватка мест в общеобразовательных учреждениях, недостаточный уровень медицинского обслуживания населения, высокий уровень безработицы и многое другое. Кроме того, субъекты СКФО остро нуждаются в создании новых центров экономического развития и промышленных зон за счет строительства объектов энергетической и инженерной инфраструктуры. Эти меры в перспективе позволят снизить уровень дотационности субъектов округа за счет увеличения объема налоговых поступлений в бюджетную систему России. Как итог – снижение уровня социальной напряжённости на Северном Кавказе.
 
Это уже третья федеральная целевая программа, которая посвящена Северному Кавказу в целом. Означает ли данный факт, что предыдущие две не достигли своей цели? Нет, он означает другое: высокий уровень сложности решаемых задач и необходимость решать их последовательно.
 
Есть свои этапы и в настоящей Программе. На первом из них (2014-2016 годы) будут решаться три ключевых задачи. Первая – строительство школ и решение проблемы обучения учеников в три смены (18 тысяч детей в различных субъектах СКФО). Всего предполагается построить 57 школ.
 
​ФЦП «Юг России» предполагает строительство 57 школ
 
Вторая задача – повышение качества и доступности медицинских услуг, развитие санаторно-курортной сферы. В ходе её выполнения запланировано строительство 13 объектов здравоохранения, в том числе: детская больница и онкодиспансер в КЧР, противотуберкулезный диспансер в Ингушетии, пять районных больниц в Дагестане, родильный дом и три больницы в Чеченской Республике.
 
Также важнейшим мероприятием новой программы станет создание многопрофильного медицинского кластера в регионе Кавказских Минеральных Вод, в который войдут учреждения санаторного лечения и отдыха. К реализации данного проекта предполагается привлечь и крупные внебюджетные инвестиции.
 
Итоговая задача первого этапа – повышение инвестиционной привлекательности субъектов СКФО и снижение безработицы. На это направлена реализация проектов по развитию транспортной, инженерной и коммунальной инфраструктуры в субъектах округа.
 
На втором этапе реализации Программы (2017-2020 годы) акцент будет сделан на стимулировании инвестиционного спроса, снижении дотационности субъектов СКФО, мероприятиях, направленных на развитие экономики и социальной сферы.
 
Так ли дорог Северный Кавказ?
 
Знаменитое высказывание Ремарка гласит: «Всё, что решается с помощью денег – обходится дёшево».  В самом деле, если отказаться от создания в регионе новых рабочих мест, не развивать промышленность, сельское хозяйство, туризм, здравоохранение и систему образования – результат будет очевиден. Он неминуемо приведёт к усугублению межрегиональной дифференциации, социальным взрывам и другим последствиям, суть которых предугадать несложно. Другая (но уже народная) мудрость утверждает: «Если проблему можно решить с помощью денег, то это не проблема. Это расходы».
 
А теперь попробуем разобраться: так уж велики ли расходы на реализацию ФЦП «Юг России» в масштабах страны? Для начала – несколько фактов.
 
Согласно официальному сайту Департамента государственных целевых программ и капитальных вложений Минэкономразвития России «Федеральные целевые программы России», в 2014 году в нашей стране реализуется 54 ФЦП с общим объёмом финансирования  941051,2459 млн рублей. Если проще – почти триллион рублей! Напомним, что и здесь, и ниже речь идёт только о 2014 годе.
 
Все программы объединены в рамках различных тематических направлений. Самые дорогостоящие из них – «Транспортная инфраструктура» и «Развитие высоких технологий», на которые предусмотрено две трети общего объёма финансирования всех ФЦП России. Место же направления «Развитие регионов», в которое входит и Программа «Юг России», намного скромнее. Оно финансируется в общем объёме на сумму 25,542 млрд рублей или в 12 с лишним раз меньше, чем «высокие технологии».
 
Не будем оспаривать приоритеты правительства, ему виднее. Пойдём дальше: в направлении «Развитие регионов» предусмотрена реализация четырёх ФЦП, и финансирование Программы «Юг России» находится лишь на предпоследнем месте, после программ развития Калининградской области и Республики Ингушетия (слава Богу, что вторая ФЦП также реализуется на Северном Кавказе).
 
Примечательно следующее. Во-первых, финансирование развития Калининградской области в 2014 году более чем в два раза превышает сумму средств на обе северокавказские ФЦП вместе взятые (4,93 млрд руб. и 4,668 млрд руб. соответственно) и составляет практически половину финансирования всего направления. Во-вторых, на финансирование четвёртой ФЦП – «Социально-экономическое развитие Курильских островов» – выделена вполне сопоставимая сумма в 3,2 млрд рублей.
 
Но давайте сравним их лишь по одному параметру – количеству населения. Курилы – около 20 тыс. человек, Калининградская область – 963 тыс. человек, Северо-Кавказский округ – 9,59 млн человек! Так много или мало средств выделяется Северному Кавказу, если речь идёт о социально-экономическом развитии территорий? Судите сами.
 
​​Кто-то хочет превратить Северный Кавказ в зону нестабильности
 
Логика финансирования направления «Развитие регионов» вполне понятна: укрепляются пограничные территории страны. Но почему же мы не слышим лозунгов: «Хватит кормить Курилы!» или «Хватит кормить Восточную Пруссию!»? Зато противников финансирования Кавказа – пруд пруди. Вывод напрашивается сам собой: кому-то очень хочется этот сложнейший и важнейший регион на юге страны превратить в зону нестабильности.
 
Несмотря на все трудности, с которыми столкнулась реализация ФЦП «Юг России» в прошлые годы, мало кто из здравомыслящих политологов и экономистов высказывает сомнения в целесообразности этого процесса. Разумеется, риски невыполнения каких-то задач и позиций в ходе выполнения программы достаточно существенны (в силу многих причин), но риски, возникающие при отказе от такой работы, неизмеримо выше.
 
Почва для критики
 
Конечно, как у любого большого и затратного проекта, каковым является ФЦП «Юг России», у Программы достаточно оппонентов. Критики «сомневаются в целесообразности» и «высказывают опасения», хотя далеко за рамки эмоционального восприятия предмета и узких аргументов обсуждение не заходит. Впрочем, голое отрицание может быть эффектным, но никогда не бывает эффективным. Потому что ничего не создаёт.
 
Между тем, перспективы Программы действительно достойны более весомых вложений: одно только развитие туристического кластера Северного Кавказа сулит немалые выгоды федерального масштаба. И всё опять же цепляется одно за другое: чтобы привлечь туристов в регион, нужно исключить социальную напряжённость. Соответственно – выделять необходимые средства на решение социально-экономических проблем. Что, собственно, и делается.
 
Относительно же существующих проблем реализации Программы хотелось бы сказать следующее. Наличие проблем не отменяет самой необходимости развития региона. И коррупционная составляющая, и недостаток согласованности, и нехватка профессиональных кадров – не сугубо кавказские, а общенациональные явления. Пути их преодоления хорошо известны – жёсткий контроль, неукоснительное правовое поле, грамотная координация и высокая степень личной ответственности. Есть и необходимые механизмы для обеспечения этого в полном объёме.
 
Впереди – большая работа с большими ожиданиями и перспективами. Оправдаются они или нет – некорректная постановка вопроса. Оправдаются в любом случае. А вот насколько будет высок уровень реализации этих ожиданий – зависит от многих факторов, в том числе и от правильной оценки объёмов вложения финансовых средств в ФЦП «Юг России (2014-2020 годы)». Поживём – увидим.
 
Игорь Слюняев, Министр регионального развития РФ:
 
- Северо-Кавказский регион является одним из стратегических направлений нашей деятельности, неслучайно в декабре прошлого года было принято решение об утверждении федеральной целевой программы «Юг России» на 2014–2020 гг. У нас есть и положительный, и негативный опыт, накопленный за эти годы. В рамках совместной работы нам всё это предстоит учитывать.
 
Каждому субъекту в составе СКФО необходимо попытаться найти себя в стратегических приоритетах развития страны и округа, при этом уделять особое внимание сфере материального производства. Один из главных приоритетов – имидж Северного Кавказа, над которым надо работать, используя все существующие инструменты.
 
Алексей Макаркин, первый вице-президент фонда «Центр политических технологий»:
 
- Во-первых, само существование федеральной целевой программы «Юг России (2014-2020 годы)» – фактор значимости региона, признаваемой государством. И это существенный показатель.
 
Во-вторых, в Программе заложены серьёзные рычаги социально-экономического воздействия, которые мне представляются вполне целесообразными. В программе «Юг России» нет ничего фантастичного. Это хороший, рабочий план действий, подкреплённый объективно обоснованными средствами.
 
В-третьих, возможность реализации заявленных Программой задач напрямую зависит от общей ситуации в России. Если в целом по стране никаких глобальных изменений не произойдёт, то успех ФЦП «Юг России» я могу оценить как вполне реалистичный, особенно на начальной стадии.
 
Олег Пономарев
Автор статьи

Рассказать о статье


Вернуться к списку материалов