СКФО-2015: надежды и перспективы

Накануне 2015 года Кавказский геополитический клуб провел экспертный опрос по итогам года уходящего. Своим мнением о ситуации на Северном Кавказе, тенденциях развития исламского сообщества региона, а также перспективах российско-югоосетинской интеграции поделились ведущие эксперты в этой области. «Олимпиада, Крым, Новороссия –три шага, навсегда развернувшие историю»

Дмитрий Ефремов, руководитель экспертного клуба «Грозный» (Грозный):

Подведите, пожалуйста, основные итоги года на Северном Кавказе в целом и в Чечне в частности. Что, на Ваш взгляд, стало самым ярким событием? Как отразились на регионе события федерального и мирового уровня, в частности, на Ближнем Востоке и на Украине?

Прошедший год для России, как многие прежде - это год раздвоения, с той лишь разницей, что разрыв ощущается все сильнее.

Олимпиада, Крым, Новороссия - три шага в течении одного года, навсегда развернувшие историю.

Олимпиада, напрямую затрагивающая не только тему безопасности на Кавказе и политический черкесский вопрос, продемонстрировала, что интерес к черкесской тематике - искусственный.

ФЦП «Юг России» - программа, запущенная при прежнем полпреде Александре Хлопонине, и последняя инициатива, с которой он совершил вояж по лидерам северокавказских республик в преддверии перестановок в руководстве полпредства - яркий маркер прежнего отношения федерального центра к Кавказу: заниматься только «социалкой» и не развивать промышленность. Последующая в мае смена полпреда - сигнал к тому, что теперь придется работать в новых условиях, и нужны кадры, обладающие опытом управления в военной среде, такие, как новый полпред Сергей Меликов.

На Кавказ потянулись беженцы из Украины, но даже на их фоне попытки использовать т.н. «черкесский вопрос» в противопоставлении отношения власти к сирийским и украинским беженцам не увенчались успехом. Затянувшийся конфликт в Новороссии, санкции и контр-санкции вынуждают пересмотреть отношение к Кавказу, но пока лишь декларативно. Мы говорим об импортозамещении, развитии промышленности (на самом деле восстановлении и создании с нуля), которое невозможно без развития энергетики и нефтепереработки, однако все эти вопросы предстоит решать в году грядущем. По сути, мы должны жить в состоянии мобилизации, но Кавказ все еще живет в состоянии полумер - строит большие туристические объекты и проводит гражданские форумы, хотя оба эти явления - «из прошлой жизни» России.

На протяжении всего года мы видели одиночные дерзкие вылазки террористов в Чечне - убийство полицейского в наземном переходе, теракт во время проведения Дня города и нападение на Грозный 4 декабря. Последившая за нападением жесткая реакция силовиков нашла свое отражение в либеральной прессе и реакцией правозащитников. Все это - опять от непонимания больших процессов: в России не просто «ухудшается ситуация с правами человека» - сменяется парадигма, в которой смысловой центр переносится от прав человека к правам народов. Это движение не оформлено, мы можем видеть лишь контуры возможного будущего России, поэтому так важна интерпретация происходящего и недопущение сравнения с израильским опытом.

В этой связи особенно важным становится вопрос русской идентичности – тем более, на Кавказе, где вопрос сильной этнической идентичности - это вопрос мирного сосуществования. Поэтому проведение Ставропольского форума Всемирного русского народного собора – необходимость, продиктованная вопросами безопасности. По сравнению с предыдущими годами, форум становится менее формальным, а русско-кавказский диалог - внятнее. Можно надеяться, что это происходит благодаря русскому пробуждению.

 Чего ждут от будущего года в СКФО и на всем Большом Кавказе? Какие проблемы и темы, на Ваш взгляд, выйдут в регионе на первый план в 2015 году?

В будущем в СКФО мы увидим отражение больших процессов, проходящих в глубинах «континента России». Мы увидим трансформацию оснований - идеологических, экономических, юридических, - которая будет происходить везде и затрагивать все пласты общественно-политической жизни. Главное основание у России в претензии на Крым и Новороссию - то, что мы «иные», нежели Запад. Теперь нам предстоит доказать это самим себе. «События на Ближнем Востоке позволили стабилизировать ситуацию на Северном Кавказе»

Ислам Сайдаев, начальник отдела территориальных представителей министерства по делам молодежи ЧР, политолог, эксперт клуба «Грозный» (Грозный):

Подведите, пожалуйста, основные итоги на Северном Кавказе в целом и в Чечне в частности. Что, на Ваш взгляд, стало самым ярким событием года?

Трудно выделить самые значительные события этого года на Кавказе, так как их было очень много. Но есть нечто общее, что делает их особенными: многие события на Северном Кавказе проходили под руководством нового губернатора в СКФО - Сергея Меликова. Новый губернатор сумел за короткий срок показать высокий результат, собрав вокруг себя хорошую команду профессионалов, в том числе сформировав экспертное сообщество в каждом субъекте СКФО – ЦСКП «Кавказ». Эксперты ЦСКП «Кавказ», в число которых вхожу и я, уже показали себя как хорошие помощники начатых правительством России проектов на Северном Кавказе. Главная же заслуга Меликова и его коллег состоит в том, что они сумели сохранить межнациональный и межконфессиональный мир на Северном Кавказе, который так яростно расшатывали наши противники.

Самым ярким событием в Чеченской Республике, по моему мнению, было празднование Дня города, который прошел 5 октября 2014 г. В этот день тысячи гостей со всей России съехались в Грозный, чтобы разделить с нами радость и веселье. Увы, в этот день произошел страшный теракт, унесший жизни наших героев, стоящих на страже правопорядка. Но даже вопреки их смертям, праздник продолжался, и не потому, что мы не скорбели по погибшим в своих душах, а для того, чтобы их жертвы не были напрасны. Ибо враги сделали расчет на то, чтобы этот народный праздник превратить в траур. Все гости нашей столицы и местные жители были едины во мнении, что в единстве наша сила, и ни под каким предлогом нельзя идти на поводу у наших врагов.

Каковы, на Ваш взгляд, главные итоги года для российского исламского сообщества в целом и непосредственно на Северном Кавказе?

Если говорить об исламском обществе России, то нужно сказать, что мы, опять же, сумели выдержать то испытание, которое выпало нам, когда разного рода провокаторы пытались вбить клин между нами и властью, между мусульманами и православными христианами. Попытки сделать из мусульман «халяльное мясо для майдана» были не раз, как и планы сделать из нас врагов традиционным ценностям русского народа – православному христианству. Однако все эти попытки с треском провалились! Нельзя сказать, что мы вышли из них без потерь. В этой грязной игре пали шахидами ряд наших имамов, в том числе и наш дорогой брат, заместитель имама Северной Осетии Расул Гамзатов (да упокоит его Аллах с праведниками и шахидами).

Главным же достижением для всех российских мусульман и российского народа считаю единение на X Международном мусульманском форуме в Москве, когда мусульмане, христиане и иудеи решили объединиться в борьбе за общие идеалы в противовес поднимающей голову гидре воинствующего капитализма, что сулит нам большие перспективы.

Можно ли говорить об укреплении позиций традиционного ислама или, напротив, нарастает обратная тенденция?

Если говорить об итогах развития или упадка традиционного ислама, нужно сказать, что в разных регионах страны это происходит по-разному. Где-то его позиции укрепились, если иметь в виду поддержку властями официального духовенства и строительство мечетей. Где-то оно пошло на убыль, как, к примеру, на Ставрополье, где имам Кисловодска был арестован, а долгожданную мечеть так и не дали достроить. Однако, что происходит в душах людей, знает лишь один Аллах (хвала Ему), а мне сия тайна не ведома!

Какое влияние оказали на российских мусульман провозглашение т.н. «исламского государства» в Ираке и вообще события на Ближнем Востоке?

Одним из факторов укрепления традиционного ислама в России и, в частности, на Северном Кавказе считаю исход «нетрадиционных» в Сирию и Ирак для построения там, вероятно, более светлого будущего, чем им предлагали у нас в России. Так что, в некотором роде, события на Ближнем Востоке позволили стабилизировать ситуацию на Северном Кавказе. Только вот боюсь, что с усилением антисирийской коалиции и началом наземной операции в Ираке и Сирии, которую пытаются провести США и их союзники, начнется обратный процесс - «алия террористов». Вот тогда мы будем стоять перед реальной угрозой новой «Большой войны» на Кавказе.

В каком направлении будет развиваться российское исламское сообщество в 2015 году?

Новый год, думаю, пройдет для мусульман России очень сложно, и не сулит нам ничего нового. США и западная коалиция будут продолжать пытаться разваливать Россию, а значит, и разыгрывать межконфессиональную карту, а мусульмане - самый податливый на провокации «коллектив». 
«Кризис радикальных идей будет только нарастать»

Марко Шахбанов, политолог (Махачкала):

Подведите, пожалуйста, основные итоги на Северном Кавказе. Что, на Ваш взгляд, стало самым ярким событием года? Как отразились на регионе события федерального и мирового уровня?

 Основным итогом уходящего года на Северном Кавказе можно считать тенденцию к стабилизации общественно-политической ситуации, которая, несмотря на последние события в Грозном, стала наиболее обнадеживающей за последние годы. По крайней мере, это очевидно для Дагестана. Экономика региона также закончила год с плюсом, что было обусловлено, помимо прочего, хорошими результатами сельского хозяйства России в этом году и, в частности, хорошим урожаем зерновым.

Однако дают о себе знать перекосы в экономическом развитии различных субъектов Северного Кавказа, особенно на фоне проведения Олимпийских игр в Сочи и обусловленных этим крупных вливаний в инфраструктуру черноморского побережья. Разница между уровнем развития западного и восточного краев Северного Кавказа заметно выросла. Наиболее ярким событием для региона, конечно, стали Олимпийские игры в Сочи, благодаря которым о Кавказе заговорили во всем мире. Уходящий год для Северного Кавказа можно назвать одним из самых удачных, хотя трагедия в Грозном, повторюсь, несколько омрачила общую картину.

 Каковы, на Ваш взгляд, главные итоги года для российского исламского сообщества в целом и на Северном Кавказе в частности?

 Для российского исламского сообщества уходящий год судьбоносным не назовешь. Сложно выделить какие-либо события, которые бы выбивались из общего ряда

Можно ли говорить об укреплении позиций традиционного ислама или, напротив, нарастает обратная тенденция?

 Если касаться вопроса об укреплении традиционного ислама, то следует отметить, что оно не в последнюю очередь обусловлено наметившимися в этом году кризисными явлениями в рядах радикальных сообществ. Они главным образом связаны с внутренними конфликтами и кризисом их основной идеи, выстроенной на критике оппонентов. Беспрерывные дрязги, взаимные обвинения в отходе от духовных заповедей «отцов-основателей» этих сообществ и финансовых злоупотреблениях сменились явным противоборством по всем фронтам.

 Какое влияние оказали на российских мусульман провозглашение т.н. «исламского государства» в Ираке и события на Ближнем Востоке в целом?

 События в Ираке и Сирии стали причиной раскола, который перенесся и в ряды незаконных вооруженных формирований на Северном Кавказе. Пока что рано говорить о сложившихся тенденциях в этом вопросе, однако ясно, что ИГИЛ и его сторонники в целом теснят позиции «ан-Нусра» и северокавказских НВФ, которые находятся на схожих позициях.

В каком направлении будет развиваться российское исламское сообщество в 2015 году?

Хочется надеяться, и для этого есть основания, что ситуация в религиозной сфере обретет более четкие контуры стабилизации. По крайней мере, последние годы показывают, что взятый крупными алимами и духовными управлениями республик СК курс на мирный ислам, без применения насилия как аргумента в спорах с оппонентами, оказался жизнеспособен и, более того, выстоял против попыток спровоцировать его на нарушение своих основополагающих принципов. Думаю, что эта тенденция будет укрепляться, а кризис радикальных идей будет только нарастать. По крайней мере, в этом году стал очевиден проигрыш радикалов в информационной войне и отход от них основной массы «сочувствующих» элементов.

Конечно, есть опасность, что внешние силы, пытающиеся столкнуть между собой Россию и исламский мир, вновь станут активно поддерживать террористические группировки в целях дестабилизации ситуации на юге нашей страны. Однако и в этом случае очевидно, что у сторонников мира и устойчивого развития в составе единого государства достаточно сил противостоять подобным попыткам, какой бы характер они не носили.

«Интеграция Южной Осетии с Россией – необратимый процесс»

Гайрбек Салбиев, руководитель общественной организации «Дарьял» (Владикавказ):

Подведите, пожалуйста, основные итоги года для Осетии. Что, на Ваш взгляд, стало самым ярким событием? Как отразились на регионе события общероссийского и мирового уровня, в частности, на Ближнем Востоке?

 Осетия, несмотря ни на что, пусть даже замедленными темпами, но растёт и строится во всех отношениях. Важным событием я считаю то, что 18 мая по инициативе Института национального развития и общественных организаций Осетии состоялось заседание первого международного национального форума «Алания», в котором участвовали представители практически всех осетинских фамилий. Данное событие при дальнейшем его развитии может дополнительно служить основанием для консолидации общества по важнейшим вопросам как гуманитарного, так и прикладного характера. Не менее значимым считаю и VIII съезд осетинского народа, прошедший во Владикавказе 31 октября 2014 г.

В обоих случаях представители всех осетинских обществ единогласно поддержали факт необходимости решения проблемы, связанной с потерей территорий осетинских сёл Казбегского района, оставшихся под управлением тбилисского режима. После трагических событий - грузинской агрессии в 2008 г. - так называемая Грузия создает по национальному признаку максимальные препятствия для осуществления своих наследственных прав жителям и выходцам из этих сёл. Последствия этих противоправных действий грузинского режима - действительно «Чистое поле» в сёлах Кобинской котловины, Трусовского и Гудского ущелья.
В отношении социальной защиты жителей Осетии можно сказать, что темпы ее роста существенно отстают от роста цен на товары потребления. Рост цен имеет много различных причин и, возможно, он намного выше, чем в других регионах России.

По фактам трагических событий, среди которых - убийство заместителя муфтия Осетии Расула Гамзатова (16 августа 2014 г.- прим.), так же, как и недавний теракт в Грозном (4 декабря 2014 г. – прим.), можно сказать, что все это - звенья одной цепи, имеющие прямое отношение к радикальному исламу на Ближнем Востоке. Только консолидация общества может служить надёжной защитой от подобных кровавых эксцессов.

Что касается продолжения западными странами передела влияния на все мировые процессы, сопровождаемого продвижением своих интересов любой ценой как по всему периметру России, так и внутри неё, то все негативные последствия этого, безусловно, отражаются и на Осетии.

 Ваш прогноз на будущий год – для Осетии, РЮО и всего Большого Кавказа?

Хотелось бы, чтобы договор между Россией и ЮО, который планируют подписать в начале следующего года, стал своего рода локомотивом для всей Осетии в отношении восстановления её территориальной целостности в составе России. Это может решительно повлиять на всестороннее развитие Большого Кавказа. Кроме того, в следующем году должен быть назначен новый глава республики. Кто им будет, пока неизвестно, но хорошая встряска и необходимые перемены в любом случае предсказуемы.

 Как Вы оцениваете перспективы евразийской интеграции и дальнейшего укрепления российско-югоосетинской интеграции в контексте разворачивающегося на наших глазах мирового политического и экономического кризиса?

 Обратного пути на этом направлении нет. Вектор движения обозначен, и необходимо претворять в жизнь этот проект. Стоять на месте, как говорят в таких случаях, смерти подобно. Интеграция Южной Осетии с Россией - необратимый процесс, независимо от любых кризисов. Бывало и хуже в былые времена, когда с одной и с другой стороны не было никакой вразумительной экономики, не говоря уже о политике.

Каким Вы видите развитие российско-грузинских, грузино-осетинских и грузино-абхазских отношений в будущем году? Возможен ли «прорыв» на этом направлении, и если да, то при каких обстоятельствах?

Никаких серьёзных предпосылок для развития российско-грузинских, грузино-осетинских, грузино-абхазских отношений не произошло и не предвидится. Исторический опыт говорит о том, что мир и согласие на территории большого Кавказа возможны только в едином политическом и экономическом пространстве. Сегодня это возможно исключительно в новом формате при полном переделе ранее существовавших границ, созданных еще Российской империей.

«Южная Осетия серьезно продвинется в интеграционном процессе с Россией»

Коста Дзугаев, кандидат философских наук, старший научный сотрудник отдела новой и новейшей истории Юго-Осетинского НИИ, доцент кафедры философии ЮОГУ, заслуженный деятель науки РЮО (Цхинвал):

Подведите, пожалуйста, основные итоги года для Южной Осетии и всего Закавказья. Что, на Ваш взгляд, стало самым ярким событием? Как отразились на регионе события общероссийского и мирового уровня?

 Главным итогом 2014 г. для Южной Осетии стало событие огромной политической значимости - впервые в Республике выборы в парламент триумфально выиграла партия, ставящая целью воссоединение Осетии в составе России. Воля народа, таким образом, выражена совершенно ясно.

Для Закавказья самым важным событием стало вхождение в Евразийский Союз Армении. И, конечно, больше всего на регионе, и на Южной Осетии в том числе, отразилось возвращение Крыма в состав России.

Ваш прогноз на будущий год – для РЮО и всего Большого Кавказа?

 В 2015 г. Южная Осетия серьёзно продвинется в интеграционно-воссоединительном процессе с Северной Осетией, т. е. с Россией. В Грузии общественно-политическая ситуация будет резко раскачиваться. Будут попытки осложнить ситуацию вокруг Нагорного Карабаха, но до серьёзных боевых действий, думаю, не дойдёт.

 Как Вы оцениваете перспективы евразийской интеграции и дальнейшего укрепления российско-югоосетинской интеграции в контексте мирового политического и экономического кризиса?

 Евразийская интеграция будет продолжаться успешно, равно как и российско-югоосетинская, причём в последнем случае возрастающую роль будут играть неформальные (неофициальные) механизмы взаимодействия.

Каким Вы видите развитие российско-грузинских, грузино-осетинских и грузино-абхазских отношений в будущем году? Возможен ли «прорыв» на этом направлении, и если да, то при каких обстоятельствах?

Прорыв в комплексе российско-грузино-абхазо-(юго)осетинских отношений возможен, и связан с политической переориентацией Грузии. Однако в течение 2015 года это маловероятно.

Беседовала Яна Амелина,

секретарь-координатор Кавказского геополитического клуба

Для справки: Кавказский геополитический клуб (КГК) –многопрофильная площадка, призванная объединить ведущих экспертов Северного Кавказа и Закавказья в сфере геополитики, а также общественно-политической и религиозно-идеологической проблематики. Деятельность Клуба не ограничивается исключительно «кавказскими» рамками.

Среди важнейших направлений ежедневной экспертно-аналитической работы КГК – прикладные вопросы глобализации, СКФО/ЮФО/Закавказье, Крым, Турция, Иран, радикальный исламизм и т.д. Презентация Клуба прошла 20 ноября 2014 г. во Владикавказе в рамках научно-практической конференции «Геополитика Большого Кавказа в контексте ближневосточного и украинского кризисов». Секретарь-координатор КГК – политолог Яна Амелина.


Рассказать о статье


Вернуться к списку материалов