Особое некомпетентное мнение

Напряжённость в информационном поле Дагестана спровоцирована гастролирующим дилетантом от журналистики

Восток – дело тонкое. Кавказ - особенно. Северный Кавказ – ещё более деликатная тема. А уж некоторые реалии Дагестана - вообще из области иррационального. До сих пор, к сожалению. Несмотря на то, что вроде бы и народ здесь живёт работящий, адекватный, неглупый, стремящийся к правде и справедливости.

Суть в том, что этот субъект Северо-Кавказского федерального округа населяет на сравнительно небольшой территории огромное количество этнических и социальных групп, лидеры которых неминуемо инициируют целую палитру клановых, корпоративных и прочих интересов. Нужно смотреть правде в глаза: до сих пор проявление клановой активности существует и продолжает оказывать значительное влияние на все стороны жизни республики.

Кто только не объявлял войну кланам в новейшей истории Дагестана! Сколько раз хоронили! Увы, пока это лишь стремление к совершенству. Вектор движения, а не итог.

Никакой фатальности в этом нет, всё преодолимо. И критерий достижения позитивного результата существует: строгое, неукоснительное соблюдение законности во всех, даже мельчайших проявлениях жизни общества. К этому, с шероховатостями и неизбежными издержками, медленно, но верно движется Дагестан.

Тема сложная, пространная, решение вопроса – дело долгое и трудное. Но никто и не обещал, что будет легко. Только вот некоторые мнимые доброхоты и самопровозглашённые «поборники справедливости» меньше бы брались за то, в чём некомпетентны. А то получается, что с такими защитниками и врагов не надо.

ШАПИТО БЕЗГРАМОТНОСТИ

В эфир телевизионного канала РГВК «Дагестан» 5 июля сего месяца вышла передача о пытках и злоупотреблениях в стенах республиканского МВД. Эта передача была смачно анонсирована её ведущим Алексеем Казаком сразу на нескольких страничках сабжа в социальных сетях. Судя по всему, вожделенный резонанс ожидался громкий.

Увы, когда за столь непростую тему берётся человек, который без внятно аргументированных оснований вдруг посчитал себя журналистом, то вместо серьёзного обсуждения выходит фарс. К сожалению, так произошло и на этот раз.

Одесситы говорили: «простите за мой французский!». Алексею впору бы извиниться за свой русский, прежде чем браться за сложнейшие дагестанские проблемы, да амбициозность, видимо, не позволит.

Безо всякого желания уколоть этого «молодого и успешного журналиста», как его славословят фейсбучные друзья, пожелаем ему всё-таки подучить «великий и могучий», прежде чем примерять журналистское звание. Ведь такие перлы, как «…на мое место прийдут 100 таких как я» или «…прекрывают бандитов» (здесь и далее орфография источника сохранена, сканы сняты), которые густо встречаются на его личной страничке, не делают честь любому человеку, претендующему просто на звание грамотного. Куда уж там до высокого звания журналиста!

Да ладно бы с орфографическими ошибками. Стилистика, этика, элементарная логика данного молодого человека настолько уязвимы, что обсуждение им важной проблемы превращается в профанацию. И это наносит ещё больший вред при поисках её разрешения.

Судите сами: на вышедшей 5 июля на телеканале передачи «Главная тема», где обсуждались «факты пыток и избиений» задержанных в учреждениях МВД Дагестана, кроме устных утверждений гостей, собравшихся в студии, никаких доказательств полицейского произвола представлено не было. А если пристально посмотреть, кто же там собрался, то легко установить, что присутствовала лишь одна сторона потенциальной дискуссии.

Было анонсировано участие в качестве гостя, например, экс-заместителя начальника отдела управления по экономической безопасности МВД Дагестана Сергея Кислицкого. Но легко выяснить из открытых источников, что подполковник полиции Сергей Кислицкий был уволен из ведомства в ноябре 2013 года… за вождение авто в нетрезвом виде.

Другие персоны в студии, имеющие хоть какое-то отношение к структуре МВД, опять же на поверку оказывались лицами, «обиженными» его руководством. Следовательно – людьми заинтересованными, с предвзятым, заранее ангажированным мнением. О какой объективности может идти речь?

Разумеется, подобный состав аудитории не мог по определению произнести ничего позитивного в адрес правоохранительных органов республики. Таким образом, ни о каком плюрализме мнений речи не идёт. Но, возможно, факты настолько вопиющи, и ситуация в Дагестане настолько опасна, что нужно было действовать именно так и никак иначе? Да ничего подобного.

В эфире обсуждались взаимоотношения между правоохранительными органами и гражданами республики исключительно в негативном ракурсе. Была озвучена информация о незаконных задержаниях и применении недозволенных мер со стороны сотрудников полиции. Но всё это не выходило за рамки эмоциональных заявлений, не подкреплённых никакими доказательствами либо документами.

Более чем полуторачасовая передача изобиловала страшными рассказами об «уничтожении генофонда республики руками МВД», о некоем «занятии любовью в парке Ленинского Комсомола», о «страшных пытках током» и «разваленной системе правоохранительных органов», откуда «ушли все самые лучшие», о наручниках и «подкидывании компромата невинным людям», о том, что только в России правоохранителей называют «мусорами» и т.д. Видимо, самые лучшие из дагестанских «мусоров» в этот момент собрались в студии. Всё это создавало ощущение какого-то полуторачасового театрализованного бреда.

О таких, как Алексей Казак, говорят: молодой, да ранний, прыткий, да зелёный. Шалея, видимо, от собственной смелости, 28-летний молодой человек вёл себя как дурно обученный актёр в провинциальном театре – вздымал руки к небу, закатывал глаза, носился по студии и провоцировал аудиторию на «откровения» своим вкрадчивым бархатным голосом.

В откровениях недостатка не было. Вот только ценность их вызывает резонные сомнения.

А НЕ ЗАСЛАННЫЙ ЛИ КАЗАЧОК?

Программа «Главная тема с Алексеем Казаком», выходящая на РГВК «Дагестан» с заявленным в названии ведущим, и раньше поднимала острые темы. Это, само по себе, неплохо, если заставляет властные и ведомственные структуры работать лучше. Однако есть несколько условий корректности такой работы: объективность и профессионализм. Особое мнение имеет право на существование, если оно компетентно и аргументированно.

Уместно вспомнить гениальный фильм режиссёра Линдсея Андерсона «О, счастливчик!» с Малкольмом Макдауэллом в главной роли. Там герой всё время хотел «преуспеть», хватаясь за самые разные дела, неминуемо приводящие к катастрофам. Вся беда состояла в вопиющей поверхностности профессионального подхода молодого человека к делу, возомнившего, что горячее желание и неистовое рвение – единственный путь к успеху.

Это очень напоминает рассматриваемую ситуацию. Приехавший для работы на ТВ в Дагестан Алексей Казак успел побывать и советником президента Южной Осетии, и лидером альтернативного общероссийского профсоюза студентов, и членом Экспертной группы Минобразования РФ, и сотрудником Росмолодежи, и экспертом комитета Госдумы по делам национальностей. Пытался зацепиться в медийном поле Чеченской Республики. Нигде особого успеха не снискал.

Беда, если желание не подкрепляется приобретёнными навыками и профессиональной компетентностью. Выработка этих качеств требует опыта, терпения, взвешенности и трудолюбия. Нахрапом, наскоком и даже врождёнными способностями их не заменить.

Но почему – именно Дагестан? Говорят, что Алексей – товарищ (знакомый?) одного из сыновей высокого дагестанского руководителя. Не это ли придало такую смелость и прибавило рвения молодому человеку, посчитавшему себя журналистом? Возможно.

Но за свои слова принято отвечать. В том числе и в правовом аспекте. Обвинения в пытках и тотальной коррупции нужно, как минимум, документально доказывать. Чем ответит Алексей, позиционирующий себя автором актуальной политической аналитики? Это ведь вам не какой-нибудь новомодный федеральный канал с набором «сенсаций-тайн-загадок», которые никто всерьёз не воспринимает. Инопланетяне и йети в суд не подадут, к ответу не призовут.

Обвинения в серьёзных преступлениях – большой риск со всеми вытекающими. Возможно, Казак вообще по юности и неопытности не осознаёт, что делает? Но тут, как говорится, незнание законов не освобождает от ответственности.

С доказательствами дело худо. Зато пафоса – хоть отбавляй. Постфактум Алексей Казак на своей страничке в социальной сети разразился пассионарными заявлениями:

«НИЧТО и НИКТО не способен заставить нас свернуть с верного пути!!! Триумф дагестанской свободы слова будет продолжаться! Любое давление будет делать нас только еще сильнее, а число неравнодушных людей будет только увеличиваться».

«Я продолжаю получать огромное количество звонков и сообщений от граждан республики, которые выражают свою поддержку нашей работе и рассказывают свои шокирующие истории. Я уверен, что наше дело правое и справедливость восторжествует!»… Такой вот театр юного зрителя.

Эмоций много, но все они - вне правового поля. И стоит ли лишний раз напоминать, что плохая игра бездарного актёра может испортить самую талантливую и гениальную пьесу? Человек, настолько топорно пытающийся «помочь» Дагестану – как минимум, не приносит ему пользу.

А ЧТО НА САМОМ ДЕЛЕ?

Работа ведомства, которое возглавляет Абдурашид Магомедов, неоднократно удостаивалось самых высоких оценок Главы РД Рамазана Абдулатипова и головного министерства. Но тут даже личностных оценок не требуется, достаточно голых фактов.

Уже много месяцев в Дагестане не совершено ни одного террористического акта, хотя ранее республику буквально сотрясали трагические события. Да, периодически режим КТО в различных районах объявляется, но по инициативе самих силовиков, а не в качестве реакции на совершенный террор. Да, зачастую это приводит к недовольству жителей, оказывающихся в зоне боестолкновений или спецопераций. Но зачастую даже опытные эксперты не могут сходу сказать, кем в каждом конкретном случае проводятся мероприятия: ФСБ или МВД, региональное или федеральное Роль руководства региональных правоохранительных структур в таком положении дел трудно оценить.

Уровень преступности в прошлом году на 100 тыс. населения составил 466,2 преступления, что в 1,5 раза меньше аналогичного показателя по СКФО (726,7) и в 3,2 раза – по России (1507,9). Количество зарегистрированных преступлений сократилось на 1,3% (13817/14003), а тяжких и особо тяжких – на 4% (3874/4034).

Статистику можно продолжать, она позитивна и наглядна. Но, к сожалению, не всё можно измерить статистикой. И наивно было бы предполагать, что в правоохранительных органах Республики Дагестан – тишь да гладь. Разумеется, существуют и злоупотребления, и ошибки, и нарушения законности. Как и в любом регионе России, к сожалению.

Алексею Казаку, поднявшему тему злоупотреблений в системе МВД, можно было бы выразить благодарность за гражданскую активность, если бы им всё делалось по принципу «не навреди» - с привлечением всех сторон, глубокой проработкой предмета обсуждения, кропотливым и беспристрастным сбором доказательств и обоснованного фактажа. А иначе это выглядит элементарной спекуляцией на теме. Как еще говорят – «заказухой». Такой подход не только не улучшает ситуацию, а напротив - обостряет напряжение в обществе.

Зачем всё это делается, можно только догадываться. Самый невинный вариант – от не очень большого ума. Закономерный результат необоснованно завышенных амбиций вкупе с личной некомпетентностью. Однако версия о том, что молодой человек стал пешкой в большой игре клановых интересов, которая не идёт на пользу республике, является на сегодняшний момент наиболее вероятной.

Магомед Мусаев


Рассказать о статье


Вернуться к списку материалов