«Если не возродим Дербент, не сможем возродить Дагестан»

Ушедший в отставку глава городского округа «город Дербент» Имам Яралиев дал интервью корреспонденту "Русской планеты".

                                                                                                     Имам Яралиев. Фото: Лариса Бахмацкая / «Русская планета»

11 августа глава городского округа «город Дербент» Имам Яралиев ушел в отставку. Как рассказали корреспонденту «Русской планеты» в администрации города, решение было принято после встречи главы Дагестана Рамазана Абдулатипова с президентом Владимиром Путиным. С сегодняшнего дня полномочия главы городского округа «город Дербент» в части организации деятельности муниципального образования возложены на главу администрации Дербента Азади Рагимова. Исполнение полномочий председателя Собрания депутатов городского округа «город Дербент» в части организации деятельности депутатского корпуса возложено на 1-го заместителя председателя городского Собрания Мавсума Рагимова.

Имам Яралиев лично комментировать отставку отказался, передав через своего пресс-секретаря, что является депутатом Собрания депутатов городского округа «город Дербент» и будет продолжать свою деятельность в составе депутатского корпуса, а также принимать активное участие в подготовке к предстоящему юбилею.

Накануне отставки корреспондент «Русской планеты» встретилась с Яралиевым. Разговор шел о предстоящем праздновании юбилея, о толерантной миссии города-ровесника пирамид, и спорах с научным сообществом по поводу возраста Дербента.

Имам Яралиев назначает встречу на воскресное утро. Начинаем с привычных официальных вопросов. Спрашиваю про юбилей, который пройдет 19 сентября.

Дербент — это уникальное место в России, об этом не случайно сказал и наш президент Владимир Путин. Любой россиянин должен хорошо знать историю Дербента, потому что это не только древнейший город страны. Это первый христианский город России, первый мусульманский город России, это единственный сохранившийся античный город России. Это один из немногих городов, который упоминается в Библии и Коране. Это город, который неоднократно хотела захватить еще в античные времена Римская империя. Это люди, которые воевали с Римом и не проиграли, завоевать их не смогли. Это город, в котором есть самое древнее действующее кладбище Кыхляр. Это место, через которое проходили все основные империи античности: Римская, Персидская, Османская, Монгольская. В 1722 году Петру Первому вручили ключи от города, и с тех пор он сыграл большую роль в становлении российской государственности. Здесь самые крупные фортификационные сооружения на нынешней территории страны, равных которым нет. Это самый южный город России. Поэтому Дербент уникален и не зря его называют российским Иерусалимом. Такой наш город.

– Месяц остался до празднования 2000-летия города, об этом много говорил и президент России Владимир Путин, и зампред правительства Александр Хлопонин, и министр по делам Северного Кавказа Лев Кузнецов. Что успели сделать за сравнительно небольшое время?

 Указом президента РФ в ноябре 2012 года было принято решение отметить 2000-летний юбилей Дербента. Спустя год было издано постановление об основных мероприятиях празднования, выделены материальные ресурсы, это около 1 млрд 800 млн рублей: 1 млрд 200 млн рублей из федерального бюджета и около 600 млн рублей из республиканского. В целом освоение этих средств идет в напряженном ритме, но можно сказать, что работы близятся к завершению. Можно сказать, что из этих денег примерного 600 млн рублей направлены на реконструкцию крепостных стен и самой крепости Нарын-Кала. Заказчиком работ является министерство культуры РФ, эти деньги фактически в республику не поступили. Предусмотрена также реконструкция 13 улиц, пяти парков. Несколько улиц реконструированы нашими предпринимателями, одна — азербайджанской стороной. В старой части города работы выполнены муниципалитетами Дагестана. Различные фонды, частные лица также принимают участие в реконструкции инфраструктуры. Сдали Парк боевой славы, памятник погибшим во время Великой Отечественной войны дербентцам, а их погибло около 6 тысяч. У нас 9 героев Советского Союза, один полный кавалер Ордена Славы.

– Много было публикаций в СМИ о том, что деньги город не успевает освоить...

 Дело в том, что обычно на подготовку к большой дате дается около пяти лет. А у нас получилось из-за споров о возрасте города, который мы вели с Российской академией наук, что времени осталось на два года меньше. Временные рамки были очень сжаты поэтому.

– Так сколько лет городу?

 Мы считаем, что Дербенту пять тысяч лет. Есть исторические факты, которые невозможно опровергнуть. Например, в I веке до нашей эры римский сенат отправил своих полководцев Лукула и Помпея захватить Дербент, но тогда не получилось. И второй раз была попытка в 67–66 году до нашей эры. Но если города не существовало, какой Рим об этом мог знать? Кстати, Рим в 80-м году нашей эры совершил еще один поход, так что тогда Дербент стоял, и это бесспорный факт. И еще один известный факт: в VIII–VII веках до нашей эры было известное преследование скифами киммерийцев. Они прошли с Севера на Юг от Сирии до Вавилона и дальше. И они прошли через Дербент: в крепостной стене города нашли уникальные наконечники, которые принадлежали как раз скифам и киммерийцам, это бесспорный исторический факт. Иными словами 2800 лет назад в Дербенте уже была крепостная стена.

Дербент. Вид на город. Фото: Вячеслав Прокофьев / ТАСС

Всеми вопросами, связанными с благоустройством в рамках выделенных средств, занимается специально созданное республиканское учреждение «Дербент 2000». Администрация города к выделенным деньгам отношения не имеют, мы оказываем им максимальное содействие. Основные празднества будут проходить в крепости Нарын-Кала, по городу будут подворья, много гостей, очень большая программа 19 сентября. Мы будем праздновать несколько дней.

– Я заметила открытость дербентцев, многие подходят на улицах, спрашивают, не надо ли чем помочь, интересуются, откуда я приехала, чай предлагают. Мне показался он тоже «самым» — самым толерантным городом России. Радушие подкупает.

Это в крови людей. Дербент — это и город уникальных нравственных основ, а не только исторических. Основы христианства в России зародились здесь, в 313 году оно стало официальной религией в городе. Самая древняя мечеть тут возведена в 738 году, самая древняя синагога тоже у нас.
Это божественное место, здесь позитивная энергетика, многие это чувствуют. Вот Александр Геннадиевич Хлопонин приехал, и говорит, как-то здесь хорошо у вас я себя чувствую, легко. Если мы не возродим Дербент, если не возьмем нравственные его истоки и не начнем использовать, то возродить Дагестан мы не сможем. Потому что в последнее время в Дагестане превалировали ложные ценности, они не имеют ценности, не имеют отношения к нашим истокам, корням. Представьте, наполеоновские войны — это 200 лет назад, Чингисхан — 700 лет назад, а тут 5 тысяч лет назад люди жили, это же при фараонах было для сравнения. В Месопотамии было царство, только возникали государственные образования. Индии, объединенного Китая еще не было. Мы все разных национальностей, я, например, лезгин, но за 5 тысяч лет все перемешались и по крови точно друг другу родственники. Кто здесь только ни был. Моя бабушка жила в селении, где основным населением были горские евреи в Сулейман-Стальском районе. А ведь иудеи колоссальную роль сыграли в становлении Дербента.
 Есть книга, которую выпустил Третий Рейх в 1937 году «Али и Нино» под псевдонимом Курбан Саид. Автор много десятилетий был неизвестен, и буквально два года назад стало известно, что ее написал горский еврей. А речь идет о соединении Востока и Запада, любви грузинки и иранца на фоне событий начала прошлого века. И в романе описывается Южный Дагестан и Азербайджан. Когда к вам приезжаешь, то словно оказываешься на страницах «Али и Нино», еще сто лет назад была удивительная толерантность у людей.
 Вот посмотрите, я книгу купил, она издана в Брюсселе, очень дорогая, — Яралиев показывает на шкаф, за стеклом которого стоит большой том. — В храме Святой Екатерины на Синайском полуострове нашли религиозные надписи на папирусе, и когда стерли верхний слой, это оказались наши албанские письмена религиозного характера. И я могу ее читать, представляете? Это отрывки из Библии, просто поразительно. Почему-то Дербент многие воспринимают как мусульманский город, да, я мусульманин, но предано забвению то, что целых 700 лет был городом христианским, и нельзя отвергать историю. Никто же не отрицает, что Стамбул был Константинополем.

– По выходным вы часто на работу приезжаете?

 В последнее время часто. Я и когда в Махачкале работал прокурором Дагестана, по субботам всегда бывал на работе, привык.

– Есть у вас какие-то утренние традиции. Например, проснулся и выпил чаю, или айрана?

 Каждое утро я делаю 20 минут зарядку. Даже если в 3 часа ночи домой прихожу, даже в командировках, никогда не пропускаю. И второе — люблю приходить на работу раньше других сотрудников. Уже 20 лет не меняю этой традиции.

– Общественники утверждают, что в Дербенте нет документов, которые бы определяли стратегическое развитие города. Есть генплан, который выполнен только в районных землях.

 Не хочу спорить с нашими уважаемыми экспертами, но для того, чтобы заниматься стратегией, нужен фундамент. Мы первые из городов Дагестана сделали генеральный план города. В 2013 году, тогда денег не было, нашли внебюджетные частные средства, пригласили уважаемых людей, и сделали корректировку генплана до 2013 года. Конечно, у нас есть земельные споры с районом. Не хочу критиковать предыдущее руководство, но с их молчаливого согласия городские земли были отданы району, у которого и так 150 тысяч гектаров. Из 7 тысяч га 4 тысячи были отданы району, представьте. Мы в суды обращались, сколько я боролся с этим, но не все так легко, и критиковать всегда легче, чем что-то делать. Есть стратегии развития разные, и Дагестана в том числе, но они больше декларативного плана. У нас есть несколько стратегических вопросов, это определение границ Дербента. Мы должны развивать город, привлекать инвестиции, создать красивую достойную набережную, которой пока нет. Прибрежный город не может жить без набережной. Построить хорошие гостиницы. Сколько денег потрачено на бумаги, которые называются стратегиями? Дело надо всем делать. Спасибо руководству страны, у нас есть постановление РФ опережающего развития Дагестана, где есть отдельный пункт по городу: продолжить мероприятия по юбилею до 2018 года. Если удастся, необходимо завершить строительство северных очистных сооружений и начало строительства южных, а это почти 2,5 млрд рублей. У всех землепользователей на берегу Каспийского моря необходимо требовать исполнение законодательства, которые регламентируют рекреационную зону. В планах строительство южного и северного микрорайона Дербента. И все для этого есть: и люди, и воля, и поддержка. Дербент уже стал брендом российского масштаба. Многие не знают, где расположен Дагестан, но знают, что Дербент — это Россия и что он древний, что на берегу моря, что он — наша страна. Возьмите любой город Дагестана, он лучше за последние пять лет не стал.

– Соглашусь с вами. Была в Махачкале на днях и произвел город гнетущее впечатление.

А Дербент стал лучше. Да, я многим недоволен. Недоволен своей работой, недоволен работой администрации, недоволен работой других органов власти, но мы не должны быть только критиканами. Есть силы, которые нам препятствуют. Но как говорил Ленин, «пусть эти буржуазные моськи лают на нашего пролетарского слона», может это и нескромно.

– А новые предприятия в последние годы появились?

Мы привыкли со времен СССР к предприятиям-гигантам, таких новых нет. Единственное большое новое предприятие — реализуется инвестиционный проект по строительству нового вино-коньячного комбината. И вина, и коньяки, и шампанское. Туда вложено уже около 400 млн рублей, приезжали итальянские партнеры, прошло окончательное согласование, закупается оборудование на 4,5 млн евро, фундамент уже есть. В следующем году запланировано ввести его в действие, это 350 новых рабочих мест. Много построено небольших предприятий, строится большой торговый комплекс. Магазины, маленькие гостинцы появляются постоянно, но этого недостаточно. Нам нужны большие инвестиции.

– Но инвестор не придет на Кавказ, пока не будет чувствовать безопасность, а этого нет.

На самом деле в Дагестане безопасней, чем в Москве. Массовое сознание почему-то создает образ какой-то войны здесь. Но терактов в Москве не меньше, количество преступлений на 10 тысяч жителей в Москве в три раза выше, убийств в 4 раза больше, как и разбоев и грабежей. И Дербент должен стать лучом света в темном царстве. Уже сейчас в гостиницах сложно найти свободные места. Нам надо создать несколько трехзвездочных гостиниц, сейчас наши гостиницы ниже среднего, если честно.

Имам Яралиев. Фото: Лариса Бахмацкая / «Русская планета»

– Почему же, я в «Европе» остановилась, обслуживание не хуже, чем в «Грозном-сити».

Там хозяин хороший человек и гостиницей плотно занимается.

– Блогосфера взорвалась буквально из-за реставрации «со взломом». Памятник культуры в городе подвергся варварской «регенерации». В стене Дербентской крепости прорубили проход — с одного рынка на другой. И хотя стилизованная арка появилась давно, этот вопрос на днях вновь стал активно обсуждаться в социальных сетях. Между рынками «Арзу» и «Эдельвейс» был пробит арочный проход. Надругались над памятником культуры для удобства самих горожан. Чтобы с одного базара можно было попасть на другой.

Я когда сюда пришел и узнал, что такое произошло, а это было при прошлом руководстве, провел проверку. Министерство культуры дало разрешение, и администрация также одобрила: разломать стену ради гнусного грязного базара, это преступление. Надо беречь наши памятники. Крепостные стены нам надо беречь, подсвечивать, ими надо любоваться.

– В кабинете много ваших вещей?

Я почти ничего не трогал. Принес Коран, Библию, и больше своего ничего. В комнате отдыха повесил картину, на которой изображен герой лезгинского эпоса Шарвили, который освобождал Дербент от звероподобных племен. Это дохристианский памятник лезгин. Ну и стулья поменял. Мы пришли сюда не решать семейные проблемы, не зарабатывать. Меня в свое время уговорили возглавить Дербент, я в районе был главой, люблю сельское хозяйство. Я в селении своем посадил 100 га сада: яблоки, сливы. Также собирал старинные сорта яблок, груш, слив. Стариков собрал, спрашивал, у кого есть старые деревья, прививки делал, селекцию. Каштаны съедобные посадил. Я очень люблю землю, каждый год сажаю арбузы. Кто не любит землю — несчастный человек. Мой дед научил работать на земле.

– Кстати, в Дагестане нет культуры употребления кофе, все пьют черный чай, причем много. Вы много чая пьете?

 Чай пью, но больше воду. Все говорят, что чистая родниковая вода полезней. Я пью из родного села воду.

Имам Яралиев протягивает мне прохладную бутылку из холодильника. Вода не газированная, чистая и вкусная. Извиняется и говорит, что надо ехать к отцу. Напоследок беру с него обещание как-нибудь показать сады и плантации арбузов. Про себя хвалю чиновника за непривычную для руководителей начитанность, знание истории, языков, и просто за приятную беседу с интересным человеком. Ощущения, что Яралиев дорабатывает на своей должности последние дни, у меня не возникло.

Лариса Бахмацкая


Рассказать о статье


Вернуться к списку материалов