Жертва как праздник жизни

Он знает о Курбан-Байраме все: как совместить жертвоприношение с любовью к животным, где здесь место для бизнеса и сколько баранов в одном жертвенном верблюде. И знает, почему это добрый праздник

– Животные имеют свои права, а человек – свои обязанности перед ними.

Беседуя с Асланом Матаевым, можно решить, что он из общества защиты животных. На самом деле, это недалеко от истины: гуманное отношение к животным он демонстрирует там, где, казалось бы, ничего хорошего им от людей ждать не приходится.

Курбан-Байрам – один из главных мусульманских праздников, отмечается на 10-й день месяца зуль-хиджа. Из-за различий в григорианском и мусульманском календарях дата празднования ежегодно сдвигается «назад» на 11 дней. В этом году она приходится на 24 сентября.

Праздник знаменует собой завершение хаджа – паломничества в Мекку (Саудовская Аравия) мусульман со всего мира.

Частью праздника становится обязательный обряд жертвоприношения. Мясо делится на три части: первую отдают бедным, вторая идет на угощение для родных, соседей, друзей, третью можно оставить себе.

Плохое отношение к животным, не говоря уже о нанесении им вреда, – грех. У животных есть чувства, они живут общинами и умеют общаться между собой. Нельзя необоснованно лишать их жизни, совершать заклание на глазах у сородича. Запрещается разлучать детеныша с матерью, ругать и проклинать животных, перегружать их работой, давать нагрузки, которые могут их изранить.

Аслана знают в этих краях как порядочного и глубоко религиозного человека, поэтому на Курбан-Байрам к нему в Гудермес массово едут люди, чтобы совершить обязательное для этого праздника жертвоприношение – и гарантированно совершить его так, как это положено делать по канонам ислама. Аслан режет баранов. Хотя для него так говорить слишком грубо – он именно приносит животных в жертву. Как это делал пророк Ибрахим, или, как называют его в Библии, Авраам. Простое убийство животного и жертвоприношение – все-таки разные вещи.

Праздничное жертвоприношение разрешается на протяжении трех дней, что очень помогает Аслану, так как иначе он просто не успевал бы помочь всем тем, кто приезжает к нему на Курбан-Байрам.

Верблюда меряем в баранах. Исламская бухгалтерия

Разрешено приносить в жертву барана, корову или верблюда, уточняет Аслан.

Рассказывает, что один баран приносится в жертву от одного человека, а вот корову или верблюда разрешается заклать за семерых. В исламе все регламентировано, и даже корову можно измерить в баранах.

Аслан все время возвращается к теме защиты интересов животных: слишком молодых приносить в жертву нельзя, и это тоже регламентировано в цифрах. Минимальный рекомендуемый возраст для овец – один год, для коровы — два года, для верблюда – пять лет.

Он не просто закалывает баранов – у него целая овцеводческая ферма. Может продать живого, может по желанию клиента и заколоть тут же, может просто продать мясо. Тот самый малый бизнес, который принято спасать, поддерживать и развивать, он создал своими руками вместе со старшим и младшим братьями и вполне успешно им занимается.

Постоянные клиенты знают, что перед Курбан-Байрамом к Аслану записываться надо за месяц, иначе есть риск попасть в длинную очередь.

– В день Курбан-Байрама успеваем не все. Но есть еще два дня, разрешенные для жертвоприношения. Все эти дни работа идет полным ходом. В первый день голов 60-70 забиваем точно.

Размышление. Познание. Жертвоприношение

О том, как отмечает Курбан-Байрам кавказская часть российской уммы – одной из крупнейших мусульманских общин мира, в материале портала «Это Кавказ»

Ферме уже почти шесть лет. Овец разводят в 100 километрах от Гудермеса, бойня расположена в самом городе. Поставки отсюда идут по всей Чечне, и клиентов много не только на Курбан-Байрам: мусульманину положено употреблять в пищу мясо животных, забитых по канонам ислама и в праздники, и в будни – все 354 дня в мусульманском году, поэтому спрос на такую продукцию высокий. Правда, спрос рождает предложение, значит, и конкурентов достаточно. В самом Гудермесе немного, а в целом в Чечне, как говорит Аслан, «цифра приличная».

Подумывает о расширении бизнеса – увеличить поголовье, найти новые рынки сбыта. Пока, правда, решил, что нужно чуть подождать, набраться сил.

– Не все сразу. Даст Аллах, все будет.

Первоначальный капитал умещался в кармане

А началось все с одного-единственного барана. И началось во время войны, которая пришла в том числе и в его родной Гудермес и которая, как выразился Аслан, «забрала» всю юность и молодость. На вопрос, о чем мечтал в юности, отвечает: единственное, о чем можно было мечтать, – это о честном заработке. Во время смуты и хаоса непросто зарабатывать на жизнь честным трудом.

– Шла война, и каждый думал о том, как выжить. В один из дней старший брат вытащил из кармана деньги и говорит: «Вот последнее, что осталось, они закончатся, не знаю, что будем дальше делать. Что Аллах даст, то и будем есть». Он в тот же день поехал на рынок и взял на эти средства одного барана. Мы с ним его порезали, продали мясо и получили немного прибыли. С того самого момента мы этим и занимаемся.

Потом уже брали двух или трех баранов и потихоньку продавали мясо, дальше – больше, и вот теперь уже у братьев своя ферма. Семью прокормить могут, а это тоже обязанность мусульманина.

– Я всегда буду помнить то трудное время, когда у нас не было ничего и мы не знали, что делать. Иногда полезно вспоминать подобные моменты, это отрезвляет, и приходит понимание того, что погоня за прибылью не есть хорошо. Главное, на мой взгляд, не навредить людям. Я лучше останусь в убытке, чем нанесу ущерб другому. Поэтому мои постоянные клиенты делают заказ по и даже не приходят, чтобы посмотреть и выбрать барана. Они мне доверяют, а в наше время это дорогого стоит.

О соблюдении прав животных

– Недавно поспорили с младшим братом, кто быстрее разделает барана. Я уже не молод, и, видимо, возраст берет свое, потому что он меня опередил. А ведь его учил всему я. На разделку уже забитого барана ему потребовалась одна минута и двадцать секунд. Ученик превзошел учителя.

Впрочем, в этом и смысл династий – по максимуму передавать опыт дальше. А у Матаевых именно династия: их дедушка тоже занимался этим делом, у него и научился 17-летний Аслан закалывать овец так, как того требует ислам.

Даже о том, как правильно убивать овцу, Аслан рассказывает с любовью к животному. Хотя разве есть в этом противоречие? Кто знает, выживут ли овцы в дикой природе, если люди перестанут их забивать, а значит, и разводить, рассуждает Аслан. Наверное, их занесут в Красную книгу, будут выставлять в зоопарках и спасать как исчезающий вид. Аслан спасает животных от исчезновения самым эффективным способом, который только знает: заклание – это еще и принесение их в жертву будущим поколениям овец, которым дается возможность родиться и жить. И испытывать чувства, и общаться между собой – Аслан знает, что так оно и происходит.

– Осторожно укладываем барана на левый бок, поворачиваем его в сторону Киблы (направление на Каабу в Мекке) и закрываем ему глаза: нельзя, чтобы животное видело нож, это может его испугать. Нож обязательно должен быть острым, чтобы не мучить животное. Передние ноги и заднюю левую связываем вместе, а правую оставляем несвязанной – во время убоя баран бьет этой ногой и таким образом выталкивает кровь из организма. Затем читаем молитву и во имя Всевышнего приносим барана в жертву. Еще необходимо смочить рот барана водой – говорят, животных, как и людей, в момент смерти мучает сильная жажда.

Раньше по-другому не делали и не умели, в современном же мире такой бережный подход к закланию животных сосуществует с используемыми на многих скотобойнях электрическими щипцами, с оглушающим пистолетом, из которого забойщик далеко не всегда попадает с первого раза, и бедное животное бьется в агонии, пока он перезаряжает пистолет. Аслан жестко реагирует на такой варварский, по его убеждению, подход.

– Любой здравомыслящий человек должен понимать, что это дикость. Нельзя мучить животное, у человека нет на это права. Мне доводилось видеть и варварские способы домашнего убоя, когда баран умирал в муках. Если я узнаю, что его собираются забивать такими вот методами, я такому человеку никогда барана не продам.

Праздник помощи нуждающимся

Животных на Курбан-Байрам он, конечно, закалывает не только для других, но и для себя: обязанности мусульманина распространяются и на него тоже. Религия рекомендует оставить себе треть туши – Аслан и его братья обычно оставляют переднюю лопатку. Остальное раздают нуждающимся, и в этом тоже смысл Курбан-Байрама.

– Если кто-то хочет понять, насколько это великий и добрый праздник, пусть подумает о миллионах бедняков, которые получат в этот день пропитание, и их семьи будут накормлены.

Что такое не иметь средств на пропитание – Аслан помнит хорошо.

Но все-таки Курбан-Байрам – это совсем не грустный праздник, и Аслан говорит о том, что он предпочитает к праздничному столу. А блюда на столе, конечно, из мяса – его в эти дни много.

– Кто-то любит суп из баранины, кому-то по душе рагу, а я предпочитаю мясной бульон. Ничего лишнего: добавляешь немного соли, варишь мясо, сидишь на природе и ешь. Хотя я много чего умею готовить. Говорят, особенно хорошо у меня получается шашлык. Во всяком случае, все хвалят. Со стороны виднее.

Фото: Магомед Хадисов

Ахмед Байгереев

http://etokavkaz.ru/redkii-spetcialist/zhertva-kak-prazdnik-zhizni


Рассказать о статье


Вернуться к списку материалов