Военнослужащие владикавказского соединения Росгвардии присоединились к акции «Лица Победы. Летопись подвига»

В рамках общероссийской ведомственной акции «Лица Победы. Летопись подвига» росгвардейцы по всей стране посещают ветеранов Великой Отечественной войны и записывают их истории для создания памятного архива. Во Владикавказе военнослужащие отдельной бригады оперативного назначения Северо-Кавказского округа войск национальной гвардии навестили ветерана Ивана Васильевича Селезнёва.

От парадного кителя Ивана Васильевича Селезнёва не оторвать глаз. Ордена Красного Знамени, Красной Звезды, Отечественной войны, две медали «за Отвагу», медали «За оборону Москвы», «За боевые заслуги» и два десятка других наград лучше всяких слов говорят, что перед вами – человек, проживший героическую и достойную жизнь. Сам ветеран скромно отмечает, что своими достижениями он обязан судьбе, которая все суровые фронтовые годы хранила и закаляла его.

На стыке времён

Родился Иван Васильевич в один из сложнейших периодов в отечественной истории, в 1919 году. В стране ещё полыхала Гражданская война, затем был голод. Надо ли говорить, что семья жила бедно и Иван Селезнёв с малых лет привык к тяжёлому крестьянскому труду. В раннем детстве в его жизни случилось ещё одно несчастье – не стало отца. Так, в одночасье, забота о близких: матери и малолетних сёстрах легла на его ещё детские плечи. Мальчик бросил школу и попросился в колхоз, причём работал тогда наравне со взрослыми. Позже один из бригадиров обратил внимание на смышлёного трудолюбивого паренька, посоветовал тому продолжить учёбу. Так он окончил на отлично неполную среднюю школу и педагогическое училище. Позже, стал учителем начальных классов. Здесь Селезнёв впервые почувствовал, что учить – его призвание.

Однако в октябре 1939 года молодого человека призвали в ряды Красной армии. Начал службу в 59-м Краснознамённом железнодорожном полку войск НКВД в городе Армавир. Быстро освоиться в полковой школе помогли крестьянские качества: трудолюбие, неприхотливость в быту и полевых условиях, физическая сила и выносливость. Прошло не так много времени, но красноармеец Селезнёв достаточно уверенно овладел военным делом, командиры отмечали его выучку и усердие. Поэтому в виде поощрения отличник боевой и политической подготовки был направлен в Ново-Петергофское военно-политическое училище войск НКВД.

День, который изменил всё

Воскресенье, 22 июня 1941 года в Ленинграде выдался на редкость солнечный теплый день. Подразделение добилось отличных результатов в учёбе, поэтому курсант Селезнёв и его товарищи готовились к заслуженному отдыху. Заранее, накануне долгожданного выхода ими была спланирована культурная и развлекательная программа, отглажена форма, а сапоги начищены до блеска. Дело оставалось за малым – забрать увольнительную и отправится за ворота КПП. Но почему-то в этот раз было всё не так, как обычно. Позади уже несколько построений, но всякий раз увольнение в город переносилось на более поздний срок. Однокурсники Ивана роптали, что за оставшееся время ничего не успеть, и вместе с тем отмечали волнение и беспокойство ранее несвойственное их начальникам. Через некоторое время в подразделениях появились слухи – началась война. Правда, все ещё оставались в неведении, не зная, кто враг. Кто-то говорил, что это война с Финляндией, другие утверждали, что милитаристская Япония после Халхин-Гола вновь собралась с силами, и угрожает нашим границам и союзникам. Сам же Иван Селезнёв думал о предстоящей войне с Германией, и тот час гнал от себя эти мысли.

И вот очередное построение. Как гром звучат слова: «Без объявления войны войска фашистской Германии перешли нашу границу. Под вражескими бомбёжками уже полыхают советские города и гибнут мирные люди. Наш долг - защитить нашу Родину!».

Следующие дни прошли в напряжённой суматохе. Курсанты получали имущество, оружие, боеприпасы. А 2 июля без экзаменов состоялся ускоренный выпуск. Так, Иван Васильевич получил своё первое офицерское звание – младший политрук.

Первый бой – он трудный самый

Едва курсанты-выпускники получили первые звания, как в училище поступил приказ о срочной переброске их под Псков. В тот момент немцы, во что бы то ни стало, стремились в короткие сроки овладеть городом, транспортными развязками и продолжить наступление на Ленинград. Вместе с частями Красной армии, вчерашним курсантам предстояло сдержать продвижение противника. Поэтому, едва сойдя с эшелона, они ускоренным маршем направлялись на передовую, навстречу неизвестности.

Здесь, на псковской земле, младший политрук Иван Селезнёв и принял боевое крещение. До этого момента он уже увидел, сколько горя принесли родной стране захватчики. Пока шли к оборонительному рубежу, навстречу двигались нескончаемыми потоками спасающиеся от войны измождённые уставшие люди, эшелоны с ранеными и конечно убитые. Сердце закипало от праведного гнева, желание отомстить врагу переполняло. Вместе с тем Иван Селезнёв как, наверное, каждый нормальный человек, страшился предстоящего боя.

– Самым тяжёлым было ожидание, – говорит фронтовик. – В нас одновременно боролись два чувства: как можно быстрее вступить в схватку с врагом и как можно дальше отодвинуть этот момент. Ведь все хотели жить.

И только сам бой смог вывести всех из этого гнетущего состояния. Неожиданно поступил приказ: отразить наступление противника на одном из участков обороны. Встретить противника, было решено возле небольшого леса, который удачно расположился вдоль предполагаемого движения германских войск.

Бойцы вырыли окопы, подготовили позиции для пулемётных расчётов. Вновь потянулось время ожидания. Как вдруг показался враг! Командование приняло решение, как можно ближе подпустить противника и неожиданно ударить.

И вот в прорезе прицела показались фигуры. Все ждали, затаив дыхание. В этот момент каждая секунда равнялась минуте. От высокого напряжения Селезнёва прошиб холодный пот. А гитлеровцы, не замечая огневой засады, подходили к позициям всё ближе и ближе.

– Огонь! – отрывистая команда, словно молния, поразила сердце.

В следующую секунду разом заговорили ружейные выстрелы,  застрекотали пулемёты. Немецкие солдаты в панике ошалело метались по полю. Многие из них не двигались. Другие же в спешке отступали.

Через некоторое время, придя в себя, враги предприняли уже осознанную атаку. Короткими перебежками, небольшими группами они пытались приблизиться к нашим траншеям и закидать гранатами. Очень долго им это не удавалось. Но вдруг на фланге замолчал пулемёт. И немцы, увидев это, устремились на прорыв.

– Что же он не стреляет? – в мыслях негодовал Иван Селезнёв. – Надо остановить их, любой ценой!

Младший политрук бросился к пулемётной точке. Здесь он увидел, что пулемётчик убит, а второй номер тяжело ранен. Заменив павшего товарища, Селезнёв открыл огонь. Самые ретивые остались лежать в двух-трёх десятках метров от позиций, остальные притаились дальше в траве.

Но едва была отбита эта атака, как траншеи накрыли снаряды.

Всё резко заволокло дымом и пылью. Самого Селезнёва одним из разрывов накрыло землёй и на какое-то время оглушило.

Прийти в себя помог крик товарища: «Иван, командира убило! Что делать?».

– Отступать нельзя, а останешься на месте, так в течение какого-то получаса нас всех сравняют с землёй! – лихорадочно соображал Иван Селезнёв.

– Вперёд, по-пластунски! Гранаты с собой!

Его идея заключалась в том, чтобы максимально приблизиться к засевшим в траве немцам. В таком случае огонь артиллерии нашим бойцам не страшен. Даже если гитлеровцы сообразят, по своим они бить не начнут.

Оставшиеся в живых, сжимая оружие, следуя приказу, стали подползать к немцам, а позади них продолжали рваться снаряды.

Несколько часов они лежали друг напротив друга. Всё это время шла ожесточённая перестрелка, периодически, от наседавших немцев приходилось отбиваться гранатами. К исходу дня вражеские солдаты отступили, наши силы получили возможность укрепить оборону.

А Иван Васильевич за этот бой был награждён первой медалью «За Отвагу».

В общем строю

В последующие годы Иван Васильевич воевал на Западном, Калининском, Степном, других фронтах, защищал Москву, не допускал гитлеровцев к Сталинграду, Победу встретил в Восточной Пруссии в городе Инстербург, был дважды ранен.

После войны Ивана Селезнёва направили учиться в Москву, в военный институт МГБ СССР. Окончив его, получил назначение в Орджоникидзевское военное училище пограничных и внутренних войск НКВД имени С.М. Кирова. Более двадцати лет фронтовик посвятил теории и практике военного искусства, работая преподавателем тактики.

Выйдя в отставку, полковник Иван Селезнёв не переставал трудиться, занимал ответственные посты в партийных и сельскохозяйственных органах республики, участвовал в общественной жизни города.

По сей день он важный гость на различных патриотических мероприятиях. Не смотря на солидный возраст – 100 лет и старые фронтовые раны вместе с товарищами из Совета ветеранов Владикавказа выступает с лекциями перед военнослужащими и молодёжью, напутствует на добросовестное исполнение воинского долга призывников. Многие его воспитанники: генералы, полковники также не забывают своего наставника, регулярно звонят и навещают.

9 Мая, в святой для каждого из нас праздник, Иван Васильевич услышит много искренних слов благодарности за Победу и мир, которые он, вместе с миллионами советских граждан, принёс на нашу землю.


Вернуться к списку материалов