Переделке не подлежит

В Дагестане решается судьба оперы «Йырчи Казак»


Багаудин УЗУНАЕВ, Спецкор Интернет-портала СКФО.РУ

В стенах Дагестанского театра оперы и балеты на днях состоялось необычное собрание: решалась судьба оперы «Йырчи Казак» классика кумыкского музыкального искусства, композитора, которого уже при жизни называли «дагестанским Моцартом», Наби Дагирова. Собрание инициировал, можно сказать, сам президент Дагестана Магомедсалам Магомедов, к которому обратился с письмом постановщик и автор либретто Осман Ибрагимов. В письме была выражена озабоченность отношением руководства театра к детищу Наби Дагирова — оно, как считает постановщик, незаслуженно забыто, задвинуто... А сегодня, как говорят в кулуарах, его даже хотят снять с репертуара. Президент порекомендовал провести собрание с участием заинтересованных сторон и специалистов: литераторов, учёных, заслуженных артистов — и обсудить ситуацию вокруг оперы «Йырчи Казак».

Пишущий эти строки имел к этому событию двойной интерес: как журналист, и как переводчик либретто с кумыкского на русский.

Первым взял слово художественный руководитель театра композитор Магомед Гусейнов. Отрицая наличие у начальства — самых разных уровней — планов по снятию оперы с репертуара, он вместе с тем признал, что у него имеется ряд претензий к произведению, в частности, к 6 и 7 частям оперы, где заметно замедляется темп музыки, пропадает динамика, размывается сюжетная линия... С этой оценкой согласился и главный дирижёр театра Навруз Наврузов: указав на то, что опера Дагирова буквально переполнена «очень красивой музыкой», он посетовал, что указанные финальные части оперы понижают общий высокий уровень произведения. Сослался он и на низкий зрительский интерес к опере, что, впрочем, характерно не только для неё — к сожалению, у дагестанского зрителя низок не только интерес к оперному и балетному искусству, но и уровень подготовленности для его восприятия. Что говорить про оперу и балет, если даже обычные спектакли чаще всего проходят в полупустых залах.
Прежде всего, стали выяснять, а есть ли способ что-то предпринять для устранения недостатков, указанных дирижером и худруком театра оперы и балета. Сами они ответили на этот вопрос положительно: по их словам, кто-нибудь из коллег покойного композитора — то ли Мурад Кажлаев, то ли Ширвани Чалаев — вполне мог бы внести такие поправки...

Ни тот, ни другой никаких претензий к Ибрагимову в связи с его обращением к президенту не высказали. Зато недовольство этим выразил директор театра Магомед Ахмедов, мол, зачем было беспокоить первое лицо, когда всё можно было уладить на своём уровне?!

Конечно, руководство театра было недовольно тем, что постановщик как бы через их голову обратился к главе республики, т.е., в их представлении — вынес сор из избы. Намерения снять оперу «Йырчи Казак» с репертуара у нас не было и в помине, выговаривал ему директор постановщику. Вторил ему и председатель Союза Писателей Дагестана — по совпадению тоже Магомед Ахмедов. Однако Осман Ибрагимов, не раскрывая имен, утверждал, что информацию о наличии у них такого нмерения ему передали лица, заслуживающие полного доверия. Сторону начальства взял и художественный руководитель Кумыкского театра, заслуженный артист России Айгум Айгумов. Нарочито похвалив постановщика за смелость, мол, иначе он не взялся бы за такое архисложное дело, Айгум Эльдарович заявил, что он с ним не вполне справился. Зато у него хорошо получаются дела, добавил худрук, связанные с рассылкой жалоб по всем инстанциям, как мы видим и в данном случае...

Но эту линию — неосновательность подозрений постановщика — развить не дали другие участники собрания, твердо повернув разговор в творческое русло.
Выступлений было много, смысл их сводился к тому, что с репертуара оперу снимать нежелательно, ибо, кроме всего прочего, это может иметь и негативный резонанс межнационального плана, так как «аварская» опера «Хочбар», ни в чем не превосходя творение кумыка Наби Дагирова «Йырчи Казак», тем не менее, регулярно идет на сцене и пользуется всяческой поддержкой начальства всех уровней...

Когда стало ясно, что, благодаря неожиданной огласке, вопрос о снятии оперы Наби Дагирова с репертуара практически отпал — выступающие сосредоточились на особенностях произведения.

Так как в зале были и знатоки языка и литературы — речь плавно перешла на обсуждение либретто. Нашлись претензии и к этой стороне оперы Наби Дагирова: специалисты обратили внимание собравшихся на то, что не соответствует действительности и концовка либретто, по которой поэт убит на бахче... На самом деле, заявляли они, когда и кем он был убит, неизвестно... Последним выступил постановщик оперы Осман Ибрагимов. Он решительно не согласился с планами что-то переделывать в детище классика: «Это произведение, даже если в нём есть какие-то отдельные недостатки, уже успело стать памятником дагестанской культуры и как таковое переделкам и поправкам не подлежит...», — считает Осман Ибрагимов. Он убедительно просил собрание оставить оперу в том же виде, в каком она была создана и принята Наби Дагировым. Его поддержала и оперная певица Умразият Арбуханова, добавив, что, по её мнению, произведение Дагирова не нуждается в улучшениях — опера и так вполне хороша.

Собрание сочло, что решающим в такой ситуации является голос постановщика и отказалось от планов по переделке оперы «Йырчи Казак». В сентябре зритель вновь увидит её на сцене.


Рассказать о статье


Вернуться к списку материалов