«Элиты» нашего времени

Сегодня большие чиновники в России получают массу привилегий только за то, что занимают свой пост. Однако так было далеко не всегда. Когда-то подобные милости выдавались не за кресло и кабинет, а за особые заслуги перед Отечеством



Роман НОВИКОВ, спецкор Интернет-портала СКФО.РУ, Пятигорск

В конце восемнадцатого века (21 апреля 1785г.) Екатерина II подписала грамоту на права, вольности и преимущества благородного российского дворянства. В длинном предисловии к указу императрица говорит о том, что дворяне отлично проявили себя на службе Родине, принесли ей много побед и сделали Россию великой державой. За это она берет их под свое попечительство и дарует особые привилегии.
Грамота делится на четыре части:
А. «О личных преимуществах дворян»;
Б. «О собрании дворян, о реформе дворянского общества в регионах»;
В. «Указания о составлении и продолжении родословных книг в новых условиях»;
Г. «О доказательствах благородного происхождения».

Льготы из прошлого

Сегодня навряд ли кого заинтересуют дворянские вольности двухсотлетней давности (мало ли чем тогда Империя подданных награждала). Однако есть тут одно веселое «но»: кое-что из грамоты Екатерины второй нынешние бонзы от демократии попросту стянули, когда лепили себе всякие льготы. Оно и понятно — ведь дворяне в то время были российской элитой. А наши депутаты-министры-губернаторы и прочие «слуги народа» тоже считают себя таковой. Поэтому отдельные «вольности» с поправкой на время перекочевали в законы новой России. Возьмем пресловутую депутатскую неприкосновенность (Госдума РФ). Ее прототип отработан в разделе «Б» грамоты, где говорится о том, что дворянское собрание нельзя судить, как всех, и запрещено брать под арест («Собрание дворянства на суд да не предстанет, но да защищается своим стряпчим» и «Собрание дворянства ни в коем случае не подлежит страже»). Самих благородных судил только дворянский суд («да не осудится благородный, окроме своими равными»). Кроме того, дворянское имение было под особой защитой, а сам дворянин, попавший в уголовный переплет, не мог быть приговорен по суду без рассмотрения дела в Сенате и утверждения приговора Императором.

«Ваше высокодепутатство...»

Нечто подобное получают сейчас наши «избранцы». Депутат не может быть привлечен к уголовной и административной ответственности, налагаемой в судебной порядке, а также задержан, арестован, подвергнут обыску или допросу без согласия самой Думы. Неприкосновенность депутата распространяется на его жилье, кабинеты, багаж, личный и служебный транспорт, переписку, средства связи и личные документы. Плюс к этому «слуги народа» выбивают себе такие вольности, о которых екатерининские дворяне и не мечтали. Потому что для их получения им бы пришлось загнать под корону Российской Империи весь мир вместе с пингвинами, белыми медведями и инопланетянами, которые не успели покинуть Землю до «нашествия благородных».
Любой представитель элиты того времени четко понимал, что награды и привилегии от Империи даются только за особые заслуги. И попадись на глаза дворянину 18-го века список вольностей депутатов нынешней Госдумы, он бы подумал, что это не народные «избранцы», отдавшие миллионы народных же рублей в битве за кресло, а когорта героев, поднявшая Отчизну до небес. Потому что таким было мышление. И главным тогда был девиз: «За веру, царя и Отечество!». А сегодня: «За деньги, мандат и Газпром!» (варианты: Роснефть, АвтоВАЗ, Норильникель).

Иммунитет с водяными знаками

Кроме депутатов Госдумы статус неприкосновенности в РФ имеет еще масса чинов. Это члены Совета Федерации, аудиторы счетной палаты, депутаты региональных заксобраний, судьи, прокуроры, глава Следственного комитета и уполномоченные по правам человека. Этих господ оградили иммунитетом для того, чтобы они были независимы в своих решениях и не подвергались давлению по линии силовиков. Однако в новой России, где честь и совесть уже давно имеют твердую цену в валюте (причем в любой), неприкосновенность превратилась в очень выгодный товар. Ею торгуют почти открыто. И спрос на этот товар только растет. Вот вы можете представить себе дворянина тех лет, торгующего своим благородством и привилегиями?.. Бред. А для современной «элиты» это норма.
В итоге мы стали страной, где обитают самые «иммунированные» чиновники на свете. Хотя робкие попытки отобрать у них эти «бонусы» были. В июле прошлого года глава Следственного комитета Александр Бастрыкин ошарашил «когорту избранных» предложением об отмене неприкосновенности. «Ни в одной европейской стране нет такого огромного количества лиц, которые обладают иммунитетом от уголовного преследования за совершение тяжких преступлений, как у нас», — возмущался глава Следкома. По его словам только за первое полугодие 2010-го по уголовным делам пошли 800 чиновников с особым правовым статусом. В том числе 500 депутатов и глав выборных органов власти, 23 депутата субъектов РФ, 14 членов избиркомов, 5 судей, 17 прокуроров и 92 следователя. При этом мы наслышаны, как подавляющее большинство дел с участием «неприкосновенных» гробятся на начальном этапе, так и не став цифрами в докладах верховных силовиков.
В то же время господа из «иммунной» касты постоянно получают новые «бонусы». Например, в январе прошлого года Верховный суд РФ запретил гаишникам задерживать прокурорских работников за нарушения ПДД. А в июне 2010-го Тверской суд Москвы вынес решение о «неподсудности» сотрудников администрации президента РФ. То есть тем, кто решит на них наехать по суду, дали понять, что в этом случае они наезжают на САМОГО...
В общем, неприкосновенность — очень удобная штука во всех отношениях. Видимо поэтому предложение Бастрыкина об отмене правового иммунитета было благополучно похоронено в Госдуме, а один из депутатов чуть не предал анафеме главу Следкома, за то, что тот покусился на святое...

Коррупция не порок?..

На этом фоне оригинально смотрится пункт из грамоты Екатерины II, где четко сказано, за что благородного могут исключить из Собрания. Под раздачу попадал дворянин, «который опорочен судом или которого явный и бесчестный порок всем известен, хотя бы и судим не был, пока оправдается». То есть дворянина могли вытурить из Собрания без суда и следствия только за некий порок, о котором стало известно его соратникам. По нынешним меркам полный беспредел. Ведь сегодня любой высокий чин (силовик, депутат и т.д.) может без проблем кувыркаться в коррупционном скандале (например, о крышевании подпольных казино), одновременно оставаясь на своем посту. И чтобы выбить оттуда «неприкосновенного», одних только знаний о его пороках будет явно недостаточно. Причем вместо того, чтобы застрелиться от позора или хотя бы сдать погоны с мандатом, он будет вовсю пиариться в газетах и на ТВ. Вся страна узнает о том, что обвинения против него — дикая липа, а на самом деле это происки завистников или вражин из другой госконторы. Такие публичные разборки, где замешаны погоны мандаты и десятки миллионов коррупционных рублей, уже давно стали приметой нашего времени...
Еще в грамоте Екатерины есть интересное место насчет преступлений, после которых благородный лишается дворянского достоинства. Среди прочих это нарушение клятвы, измена, разбой, воровство и лживые поступки. Вот по двум последним процентов 90 нынешней российской «элиты» в то время лишились бы достоинства без права на «регенерацию». Ведь по словам президента Медведева у нас ежегодно воруют миллиардами. Он говорит, что «с этим надо что-то делать», министры кивают, но дальше этого мотания гривой дело не идет...

Нет дворянина в родном Отечестве

Есть ли сегодня дворяне в России? Формально есть. Правда, для получения титула дворянина нынче не обязательно быть преданным Родине. Сейчас это не модно. Достаточно иметь лишнюю пачку «зелени» и благородство у тебя в кармане. В новой России есть разные «дворянские сообщества», которые без проблем торгуют титулами. Например, графом вы можете стать за 8 тысяч евро, князем за 12-15 тысяч. Ну а тем, кому не в жилу покупать «самопальное дворянство», прямая дорога в так называемый Российский Императорский дом. Там заправляет великая княгиня Мария Владимировна Романова. К ней за титулами ходят олигархи, политиканы, представители генералитета, прокуратуры и спецслужб. В итоге сегодня в России обитает около 15 тысяч официальных «новых дворян». Среди них затесалась и скандальная ТВ-дива Ксения Собчак. Правда дворянкой ее сделали не за создание цеха по производству российского гламура («Дом-2»). Ксения получила титул в наследство от своего отца. То есть, как бы и не виновата в том, что стала благородной...
Сегодня многие псевдоаристократы задаются вопросом, возможно ли полноценное возрождение российского дворянства?.. Однозначно нет. И дело не в законах и статусах. Все гораздо проще и сложнее одновременно. Настоящему дворянству нет места в обществе, где единственным идолом стали деньги, где понятия чести и достоинства считаются «лоховской долей», а спасение Отечества признано «невыгодным делом».

«Потомки!.. Не обессудьте»

В предисловии к статьям грамоты Екатерина II с гордостью говорит о великих победах, которые добыли дворяне для России: «Вы силу и славу отечества совершили шестилетними непрерывными победами в Европе, Азии, Африке, на сухом пути в Молдавии, Бессарабии, Валахии, за Дунаем, в городах Балканских, в Крыму и в Грузии; на море же — в Мореи, в Архипелаге, Чесме, Метелине, Лемносе, Негрепонте, Патросе, Египте, на Азовском и Черном морях, на реках Днепре и по великому течению Дуная. Удивительны без сомнения будут потомкам сии многочисленныя победы по краям вселенныя».
Да, императрице было чем гордиться. А теперь вопрос: какие победы и достижения наша «элита» оставит потомкам?.. Не думаю, что через двести лет они будут с трепетом вспоминать дело Ходорковского, яхты Березовского, газовые скандалы с Украиной, Манежную площадь декабря 2010-го, злобных ваххабитов, хронических демократов, лабрадора Путина и Интернет-блоги Медведева. Нет у нас сегодня великих побед. А может все-таки есть? Просто... какая «элита», такие и победы.


Рассказать о статье


Вернуться к списку материалов