Столетний встретить юбилей!

С празднования Дня победы в администрации г. Махачкалы


Багаудин УЗУНАЕВ, Махачкала

Надо отдать должное — администрация Махачкалы не упускает ни одного повода поздравить наших сограждан-ветеранов войны и труда, оказать им моральную и материальную поддержку. Мне известно, что это установка идет лично от мэра столицы — Саида Амирова, который сделал одним из краеугольных камней своей благотворительной деятельности уважение к старости, к сединам, тем более, полученным в напряжении трудовых свершений, в огне военных испытаний и бурь...

Нынешняя годовщина не стала исключением. 6 мая, в канун Дня победы, к зданию администрации по двое и по одному подвигались пожилые люди, мужчины и женщины, кто в военной, а кто в гражданской форме, с орденами и без них... Впрочем, как бы ни были одеты эти люди — их ни с кем не спутаешь: отсвет страшных военных лет придал их облику особую узнаваемость — это ветераны Великой Отечественной войны-махачкалинцы. В дверях актового зала администрации их встречали руководители ООО «Энергосбыт-1» во главе с его генеральным директором Исламом Гусейхановым. Он лично встречал именитых гостей, пожимал руки, говорил им ободряющие слова, некоторых проводил к столу... Вернее сказать, к столам, которые были щедро уставлены напитками и угощениями, были на них и цветы. Атмосфера царила праздничная, а тихо звучавшие мелодии военных лет брали за душу, придавая обстановке особую трогательность.

Возможно, читателей удивит непривычный контекст, в котором нами упомянут «герой» наших критических материалов последних недель, Генеральный директор ОАО «Энергосбыт-1» Ислам Гусейханов. Не ошибка ли это, спросит читатель? Нет, это не ошибка. На днях Ислам Гамзатович согласился встретиться, и в ходе нашей довольно продолжительной беседы многие вопросы прояснились, претензии, звучавшие в его адрес, оказались несостоятельными или были развеяны его аргументами. Но главное личная встреча и разговор показали г-на Гусейханова в несколько ином, гораздо более позитивном свете. Замалчивать это с моей стороны было бы не только нечестно, но и противоречило бы профессиональной этике журналиста, целям журналистики как таковой — объективно, насколько это возможно, освещать события, представлять людей. Но отчет об этой встрече мы представим читателям ниже, а пока хотелось рассказать о празднике, организованном руководством компании в просторном зале городской администрации.

9 мая, несомненно, самый лучший повод для поздравлений и подарков людям старшего поколения, в первую очередь, разумеется, ветеранам Великой Отечественной... Увы, сегодня их в России становится все меньше... Это правда, суровая правда, от которой никуда недеться, но тем больше оснований не обойти никого из них вниманием, каждому сказать теплое слово, пожать руку, протянуть, пусть скромный, но идущий от души подарок.

В самом деле, эти люди, убеленные сединами, уже согбенные, со своими хворями и проблемами, остаются одним из ценнейших звеньев, связывающих нас с одним из тяжелейших испытаний, выпавших на долю нашей страны, нашей России, которую без определения «Великая» не произносит никто в мире. В том числе и в Дагестане. И это естественно, ведь Дагестан, несмотря на свои скромные людские ресурсы, послал на поля Великой Отечественной 180 тысяч лучших своих сыновей и дочерей! Вернулись назад немногие... Мы скорбим о них, вечно будем хранить память об их подвиге. Будем гордиться ими, их мужеством и стойкостью. А те 58 дагестанцев-героев Советского Союза — навсегда будут для настоящих и будущих поколений нашей республики подлинным примером для подражания...

Собрание открыл сам Гендиректор, обратившийся к залу со словами поздравления и благодарности. «Если бы не вы, — с чувством произнес Ислам Гамзатович, — то ни этого праздника, ни всех нас, радующихся жизни, пользующихся ее прекрасными плодами не было бы сегодня... Поэтому мы не устанем испытывать к вам чувство сыновней благодарности, а эти скромные столы, песни и подарки — не выражают и сотой доли того внимания, которого вы все заслуживаете... К сожалению, вас становится год от году все меньше. Вот и сегодня явиться сюда смогли далеко не все, но это не значит, что они будут обделены вниманием — мы придем к каждому в дом и поздравим его, и вручим то, что смогла выделить для вас наша компания. С победой вас, дорогие наши ветераны! Будьте здоровы и счастливы! Мы сделаем для этого все зависящее от нас!». Зал встал и по традиции выпил за победу фронтовые «сто грамм».

Затем слово было дано музыкантам. Великая песня военных лет — «Темная ночь» пробирала всех, а ветераны шепотом подпевали артистам, большинство с трудом сдерживали слезы...

Ведущий праздника, зам генерального директора Магди Айналов, характеризуя накал борьбы, через который пришлось пройти этим людям, сказал, что на той войне бывали моменты, когда счет жизни бойцов шел буквально на дни: солдат жил — сутки, сержант — двое, а офицер — мог дотянуть до трех, но не больше...

Поэтому те, кто выжили в этом аду, заключил он, воистину герои! Он предоставил слово заму мэра столицы Портнягиной Ольге Ивановне, которая также сидела в президиуме. Ольга Ивановна сердечно поздравила ветеранов с очередной годовщиной, и зачитала обращение к ним Саида Амирова. В нем было сказано о тяжелейших испытания, выпавших на долю поколений, чья юность пришлась на сороковые-роковые, о величии их подвига, о памяти потомков, которая будет вечной, как вечна эта победа над жестоким врагом человечества — фашизмом.

Поздравил победителей и бывший военком Дагестана, генерал-лейтенант Магомед Тинамагомедов. Он был по-военному краток, отметил великие вехи той эпохи, подчеркнул роль воинов-дагестанцев, поблагодарил их и пожелал им здоровья и бодрости. От имени собравшихся он выразил благодарность мэру столицы Саиду Амирову, руководителю ООО «Энергосбыт-1» Гусейханову за этот теплый прием, угощения и подарки...

Не остались в стороне и сами ветераны. Первым от их имени выступил полковник в отставке Виктор Семенович Бударев. Пограничник, он был среди тех, кто первый принял на себя весь тяжелейший вал огня противника. «5 суток мы стояли насмерть, несмотря на превосходство враг а в числе и в оружии... Гибли, падали от ран и усталости, но не сдавались... Так что, не верьте россказням, будто советский пограничники, солдаты бежали при виде врага. Это ложь! Мы стояли насмерть, и стояли бы и дальше, но у командования были свои планы...». Виктор Семенович написал книгу воспоминаний о войне, экземпляр которой подарил администрации. Это наверняка очень ценная книга, рассказ о войне из первых уст не заменит никакой художество. Бударев вкратце рассказал, как была встречена им и его сослуживцами весть о победе. Это произошло на Эльбе. Радость была неописуемая: все обнимались, жали друг другу руки, плакали от счастья. «И вот, помню, как сейчас, наш баянист Кулькин взял свой инструмент и стал играть песни военных лет. Это были невеселые песни, а у нас было настроение такое, что хотелось пуститься в пляс. И тут кто-то крикнул, зная, что в полку было много кавказцев: дагестанцев, азербайджанцев, грузин. Ну-ка, Кулькин, сыграй, брат, „Лезгинку“. И Кулькин заиграл, да так, что танцевали наш кавказский танец не только кавказцы, а все подряд...». Виктор Бударев прочитал также свое стихотворение, посвященное этому яркому эпизоду, в которой он вновь воспел наш великий танец, закончив его знаменательным четверостишием: "Будь то свадьба, вечеринка,/ Праздник славы и труда,/ Дагестанская "Лезгинка"/ Не смолкает никогда!«. Как после таких строк было не зазвучать «Лезгинке». И она зазвучала... Между прочим, ветераны и тут не ударили в грязь лицом: рядом с азартно танцующей парой вдруг появилась замечательная Лидия Васильевна Суханова, которая, хотя и не так умело, но все же показала свой танцевальный класс. Ее танец был отмечен особым тостом, за который мужчины выпили стоя и до дна.

Конечно, выступлений на этом собрании было много, каждому хотелось сказать хоть несколько слов в честь самого любимого праздника россиян. Просто не хватит место, чтобы все их привести тут, и все же одно из них невозможно не упомянуть — это слово узника немецкого концлагеря Зинаиды Петровны Савельевой. Когда мне сказали, что среди гостей есть женщина — узник немецкого концлагеря, я попытался угадать, кто же это?! Мне казалось, что она должна как-то особенно выглядеть, но так и не смог ни на ком остановиться: сидевшие за двумя-тремя столами, женщины-ветераны несли на себе отпечаток красивой старости, не блекнущего женского обаяния... Наконец, как говорится, под занавес, ведущий дал слово Зинаиде Савельевой. И вот к микрофону твердой походкой вышла крепкая, бодрая женщина, излучающая оптимизм. Поразила ее бодрость, ясность ума, жизнелюбие, которое скрыть невозможно. Не верилось, что эта женщина испытала жесточайшие страдания, которые только может война уготовить простому смертному — плен и долгое пребывание за колючей лагерной проволокой. Так и хочется поклониться ей в пояс и пожелать и дальше оставаться такой же жизнерадостной и обаятельной. Разве удивительно после этого, что Зинаида Савельева пишет стихи, что она поэт — в самом высоком смысле этого понятия. Кстати, заголовок этого материала взят из прочитанного ею стихотворения, где есть и эти замечательные слова: «Желаю вам, скажу без лести,/ Жить с каждым годом веселей!/ И я надеюсь с вами вместе/ Столетний встретить юбилей!». И мы желаем вам того же, наши дорогие ветераны Великой Отечественной.

Вместо эпилога

Теперь, как и обещал, я хочу пересказать содержание нашего разговора с Генеральным директором ОАО «Энергосбыт-1» Исламом Гусейнаховым, состоявшийся накануне описанного выше праздника. Уверен, что читатель с интересом ознакомится с ним, ведь в последние несколько недель этот человек не сходил с газетных полос, и чаще других о нем писал ваш покорный слуга. Сразу признаюсь, что отношение к нему было предвзятое,- те лица, с которыми м не приходилось обсуждать тему Махачкалинской абонслужбы, куда якобы рвался Ислам Гусейханов, характеризовали его крайне отрицательно. Что и не удивительно, учитывая их заинтересованность воспрепятствовать ему занять это место, чего они, впрочем, и не скрывали. Конечно, можно было добиться встречи с ним и попросить сделать свой комменатрий. Но я не сделал этого по той простой причине, что инцидент все время оставался в митинговой стадии: события следовали одно за другим, и выйти за рамки жанра репортажа с места событий никак не удавалось. При этом я понимал, что рано или поздно надо будет перейти к аналитической части моей работы и тут уж без комментариев Гусейханова, без обозначения его позиции обойтись было бы невозможно. Поэтому встреча с ним была крайне полезна, причем во всех отношениях. Я не знал, как меня встретит г-н Гусейханов, как будет складываться наш разговор, но было понятно, что публикации по данной теме, особенно последняя из них, «Преодоление страха», наверняка не радовали моего собеседника. Тем не менее встретил он меня достаточно спокойно, даже проявлял некоторые признаки любопытства, мол, вот ты каков, мой газетный противник!.. Разговор у нас был долгий, мы то и дело выходили за рамки инцидента вокруг Абонслужбы, касаясь и ряда, скажем так, смежных проблем и вопросов. Самым важным из того, что я услышал, считаю заявление г-на Гусейханова о том, что на должность главы Махачкалинской абонслужбы он не рвался и не пробивал его разными, в том числе и неправовыми способами. Меня на эту должность позвали, предложили, убеждал он меня. И единственное, что меня в ней привлекает, это возможность хоть немного облегчить людям проблему с оплатой за газ. Разве плохо потребителям, если рядом с кассой для оплаты коммунальных услуг будет стоять и терминал, через который они оплатят стоимость потребленного ими газа и получат всю информацию относительно состояния их платежного баланса?

Почему «Межрегионгаз» в лице г-на Арашукова сделал это предложение именно мне — вряд ли надо объяснять, так как вы сами писали, что с моим приходом платежи за электроэнергию выросли и достигли приемлемого для поставщика уровня. И я ставлю это себе в заслугу, потому что добиться такого результаа в Дагестане, где платежная дислипна потребителей крайне низкая, было очень не просто. Да, я проявлял строгость, даже жесткость... А что мне было делать, если люди не хотят платить за продукт, который они реально получили и использовали? Причем, прошу вас особо оотметить это, строгость я проявлял лишь в отношении т.н. «крутых», которые считают, что для них закон не писан. А вот в отношении простых людей, наших бедных горожан — я всегда проявлял человечность и понимание. Можете спросить любого из моих работников, и они вам подтвердят, что я неоднократно помогал таким людям из своих личных средств! (И я действительно получил подтверждение этих слов в ходе опроса некоторых из горожан...).

Ислам Гусейханов не забыл и про национальный аспект инцидента, ведь его оппоненты утверждают, что он сообща с Амировым хочет забрать «кумыкский газ». "Откровенно говоря, — сказал он мне, — я не знал, что газ — имеет национальность. Да и Арашуков с недоумением воспринимает такой подход. Мы далеки от всяких политических, а тем более национальных поозиций в этом вопросе, говорит он, нас волнует лишь экономическая сторона дела... А уж приписанный мне аргумент, что кумыки все поголовно склонны к воровству вообще ни в какие ворота не лезет! Я воспитан в духе уважения ко всем нациям, и от этого правила нигде и никогда не отступаю...

Особое возмущение Гусейханова вызвали строки о том, что он будто бы поставил деньги выше священного праздника Ураза-байрам. Это ложь! — заявил он. Для меня деньги значат не больше, чем для любого другого верующего мусульманина. Я много раз помогал верующим, давал деньги на строительство мечетей, оплачивал поездки в хадж, и намерен делать это и дальше. Как я могу деньги ставить выше веры, если эти самые деньги и все остальное дает людям Аллах?! Так что, это обвинение я никогда не приму и считаю его крайне несправедливым в отношении меня.

Стоит еще упомянуть про то, что Гусейханов не подтвердил свои родственные отношения с Саидом Амировым. Я, конечно, как и все дагестанцы, уважаю Саида Джапаровича, но, увы, дядей он мне, к сожалению, не является... На фоне бесконечной вереницы лиц, приписывающих себе родство с Амировым, такое признание звучало непривычно. И это тоже можно записать в актив Исламу Гусейханову, — значит, человек надеется на себя, на свои силы, а не пытается пускать пыль в глаза родством с сильными мира сего.

Вот такой у нас состоялся разговор. Я знал по опыту, что в споре стороны обычно не выбирают средств, обвиняя друг друга во всех смертных грехах. Но Гусейханов своих оппонентов не клеймил и не обвинял — он просто выразил желание встретиться с ними и поговорить, особенно он хотел увидеть тех, кому он будто бы заявлял, что всех уволит! Как я мог такое заявлять, сказал он мне, если я ни с кем из них ни разу не встречался и не видел в лицо?! Не понимаю...
Кстати, я передал этим людям это пожелание — встретиться и поговорить. Но пойдут ли они на это, захотят ли перевести общение из информационного поля в личное — не знаю. Это они решат сами.


Рассказать о статье


Вернуться к списку материалов