Лезгинка на вершине айсберга

Танец как орудие террора?.. Взгляд журналиста из Дагестана на проблему уличных лезгинок в городах Ставрополья.


Багаудин УЗУНАЕВ, спецкор Интернет-портала СКФО.РУ
Кисловодск — Махачкала, октябрь 2010.

В ходе своей недавней поездки в Кисловодск я узнал много любопытных вещей, но больше всего меня поразил рассказ про нашу лезгинку. Оказывается, в последнее время на улицах городов Ставрополья наблюдается необычное явление, связанное с нею. Вдруг средь бела дня к какой-нибудь площадке, скрежеща тормозами, подлетает несколько иномарок. Распахиваются двери, и вместе с громкими звуками лезгинки из них выскакивают десятка полтора-два молодых людей кавказской национальности обоих полов. Они с ходу пускаются в пляс. Зрители бешено хлопают, поддерживая танцоров, а затем сами выходят в круг. В руках у них мелькают флажки непонятной расцветки. Свист, крики, смех, град гортанных междометий — так и сыплются из этого круга. Прохожие шарахаются от них, поспешно покидая опасный уголок. Почему опасный? Да потому, что от него так и несет агрессией... Но ею не только несет, в некоторых случаях, как пишут местные СМИ, танцоры не стесняются использовать отборный русский мат; могут и садануть в «бубен», если проявишь недовольство. Говорят, что и выстрелы звучали...
Продолжается этот смерч минут 10-15. После чего все танцоры наспех погружаются в машины и исчезают с той же быстротой, с какой появились...
Увы, симпатий к кавказцам эти танцевальные рейды не прибавляют. Наоборот!.. Их ненавидят, их преследуют, штрафуют и даже сажают... на 10 суток. Но лезгинка продолжает свое «шумное» турне по городам Ставрополья... Что это? — задаются вопросом простые люди края? Что означает? На что намекает? Какие последствия может вызвать? Ответы на эти вопросы даются самые разные. Среди них есть и такой, будто это — знаковый танец, что он — прелюдия более грозных событий и ситуаций, вершина таинственного айсберга, основная масса которого уходит в глубины, где зреют разрушительные планы и намерения... Такой вот переполох наделал наш, казалось бы, вполне безобидный национальный танец...
Ставропольский край, если посмотреть на карту, напоминает надвинутую набекрень казачью папаху... Сегодня, после перекройки ЮФО с выделением из него СКФО, когда он один остался в компании собственно кавказских субъектов Российской Федерации, это сравнение приобретает новый смысл: одарив нас еще двумя столицами (Ставрополь и Пятигорск), он оказался во главе этих субъектов или, развивая наше сравнение, на голове... как та папаха. Папаху на Кавказе ценят, она издавна является символом мужского достоинства, и если вы захотите оскорбить кавказца, скажите ему: смени папаху на платок!

Челобитная «царю»...

В общем-то, тема, поднятая здесь, есть попытка осмысления намерения, желания некоторой части ставропольчан снять эту папаху с головы СКФО с тем, чтобы северокавказцы нашли себе другой головной убор, а Ставропольский край вернулся бы в то место Российской Федерации, которое ему более к лицу, где ему уютно, комфортно, вольготно и т.п. Желание части ставропольчан вернуться в лоно славянской России лично мне вполне понятно, так как у нас в Дагестане, тоже идут аналогичные процессы. Например, с их позицией сходна позиция кумыков, недовольных, обеспокоенных тем, что систематические миграции горцев на равнину поставили их в положение национального меньшинства на своей исконной территории... Горцы обижаются, возражают, возмущаются, доказывают, что это все объективные процессы, что они предусмотрены Российской Конституцией и другими законодательными актами. Понятно, что время все расставит по своим местам, но рассчитывать только на время вряд ли правильно. Нужны какие-то шаги, действия, которые позволили бы сбить накал эмоций...Но сбить эмоции мало, надо так организовать наше жизненное пространство, чтобы из давящего режима выживания, этого антипода жизни, перейти к собственно жизни. Легко сказать! — возразят читатели, а как этого добиться? А я считаю, что сказать тоже не легко, если, конечно, мы говорим от души, а не для отвода глаз...
Я лично всегда стоял и продолжаю стоять на той точке зрения, что жизнеспособен лишь тот организм, который органично устроен, находится в органичной для него среде и обстоятельствах. Все неорганичное, насильственно объединенное рано или поздно распадается. Но так рассуждают далеко не все, и какова будет реакция тех, от кого ставропольчане хотят отделиться, трудно спрогнозировать... Вернее, ясно, что она будет однозначно негативной, труднее предвидеть, как далеко могут завести их протестные их протестные эмоции.
Но сначала процитируем обращение ставропольчан. «Уважаемый Дмитрий Анатольевич! — пишут в нем наши соседи. — Мы, граждане Российской Федерации, жители Ставропольского края, обращаемся к Вам как к гаранту наших прав и свобод с просьбой обратить внимание на происходящее на территории Ставропольского края. (Очень хороший зачин! Так как легко может быть использован и кавказцами, которые такие же точно граждане Российской Федерации, с тем же самым гарантом их прав и свобод по фамилии Медведев...- Б.У.). После создания в январе этого года Северо-Кавказского федерального округа, которое было заявлено как мера по стабилизации обстановки на Северном Кавказе и способ ускорить промышленное развитие региона, повысить его инвестиционную привлекательность, ситуация стала ухудшаться с нарастающей динамикой: криминогенная обстановка в Ставропольском крае за время пребывания в Северо-Кавказском федеральном округе заметно ухудшилась. (Что же, «криминогенная обстановка» только и ждала создания округа? И стартовала вместе с ним? Что-то не верится... — Б.У.). Здесь стали рядовым явлением конфликты и массовые драки молодежи на межнациональной почве; в этом году на территории края произошли два крупных теракта, и один, к счастью, удалось предотвратить. (Но ведь теракты происходили и прежде... — Б.У.). В головах людей поселился страх за свою безопасность, за будущее своих детей; среди коренного населения растут обеспокоенность и недовольство агрессивным и провокационно-вызывающим поведением молодежи, приехавшей из соседних республик, что в перспективе может вызвать более серьезные межнациональные конфликты. (В головах?! Скорее, в душах... Головы, если их использовать по назначению, подсказали бы другое видение ситуации... — Б.У.). Мы этого не хотим! Мы стали ощущать себя отрезанными от России, брошенными на произвол судьбы (скажите уж прямо: отданными на съедение северокавказцам! — Б.У.). Многими административное деление было воспринято как территориальное. Люди стали всерьез задумываться о том, чтобы покинуть наш нестабильный край. (А кто им мешает воспринимать явления такими, какие они есть на самом деле? Тогда и мысли об отъезде отпали бы сами собой...— Б.У.). Ставропольский край, в частности, регион Кавказских Минеральных Вод, имеет огромный потенциал, но реализовать его в таких условиях невозможно, люди из других российских регионов боятся к нам ехать на лечение и отдых. Здравница России теряет свой имидж... (Как-то уж очень быстро обуял страх желающих лечиться! Ведь СКФО появился — без году неделя!..- Б.У.).
Просим не усматривать в нашем обращении какой-либо националистической или экстремистской подоплеки. Но мы, веками соседствуя с кавказскими народами и налаживая отношения во всех сферах жизни, пожалуй, лучше всех представляем огромную разницу между нашими менталитетами и образами жизни. (Менталитет у нас, конечно, отличается, но огромной эту разницу уже никак не назовешь.-Б.У.). Мы считаем, что при создании СКФО были учтены в первую очередь экономические факторы, а непростую структуру межэтнических и культурных отношений отодвинули на второй план или вовсе не брали во внимание, что и является источником негативных явлений. (Что поделаешь, уж таков он, капитализм, учитывает только экономические факторы... Социализм, конечно, был лучше — он вообще никакие факторы не учитывал! — Б.У.).
10 октября 2010 года инициативная группа, состоящая из жителей Ставропольского края, не входящих ни в какую политическую или общественную организацию составила петицию о выходе Ставропольского края из состава СКФО и возврата нас назад, в ЮФО. Мы не аналитики, не политологи и не социологи, все, о чем мы пишем, наблюдаем в своей жизни каждый день. (Что-то ни оного конкретного наблюдения не прозвучало! — Б.У.). Это обращение и сбор голосов — жест отчаяния, мы просто боимся за жизни своих близких и не нашли другого способа привлечь Ваше внимание к нашим проблемам. Наше обращение поддержали 10736 жителей края и всей страны различных национальностей, что говорит о том, что проблема действительно существует и ее нужно незамедлительно решать. Просим Вас принять решение о выходе Ставропольского края из СКФО и вернуть его в ЮФО и взять под личный контроль стабилизацию обстановки в крае. Инициативная группа в лице Вершининой В., Денисовой Т., Дьяченко О., Редопулова В., Плешкова Д., Тарасенко М«.
Я извиняюсь за мои, может быть, коробящие комментарии, но, если читатель вдумается в них, он увидит, что они указывают на слабые места обращения, которые в нем, безусловно, есть.
Понятно, что не все ставропольчане разделяют эту позицию — есть такие, которые считают, что ситуацию в Ставропольском крае умышленно раскачивают. Об этом писал журналист Роман Новиков в статье «Кто заказал Кавказ?», размещенных на этом сайте. Как говорят в таких случаях, заголовок говорит сам за себя, ибо прямо указывает на наличие за кулисами складывающейся обстановки заказчика. При этом автор не отрицает, что негативные процессы на Ставрополье, перечисленные в петиции, имеют реальные причины, вытекают из объективных факторов. Но участие в их раздувании, раскачке неких скрытых сил не вызывает у него сомнения. Т.е., перед нами аналог т.н. «теории заговора», очень модной сегодня в кругах государственно-патриотической российской элиты.
Тем не менее, я согласен с Романом и с другими, которые считают, что петиция о выходе из СКФО — это не что иное, как вирус, запущенный в его организм с целью разрушения. Другой дело, что сами подписавшие его могут и не осознавать, что они стали орудием в руках неких, скрытых за рампой, кукловодов. Но ведь это как раз о том и говорит, что проблемы, названные в петиции, существуют реально, что они ощутимо присутствуют в повседневной жизни этих людей — иначе у них не было бы повода для протеста...
А закулисные силы лишь используют протестную энергию недовольных ставропольчан в своих целях, т.е. в целях раскачивания ситуации в округе. Однако хорошо известно, что никакие разрушительные силы не могут раскачать ситуацию там, где для этого нет объективных причин! Увы, на Ставрополье они есть, и создают их действительно кавказцы. И дело тут не только в чересчур искрометной «Лезгинке» и уличном хамстве и хулиганстве. Есть и более серьезные причины.

Назад, за прилавки?

Их лучше показать на примере дагестанцев, живущих в Ставропольском крае. Они обосновались там давно. Стойко переносили все тяготы полевых условий жизни. Показали чудеса трудолюбия на ниве животноводства и сельского хозяйства в целом. Вносили ощутимый вклад в экономику края. Этот их вклад в благополучие, в процветание края ощущали на себе, прежде всего, и коренные ставропольчане, приходя на рынки, где наши земляки, стоя за прилавками, предлагали им дешевое мясо и молоко, другие продукты хорошего качества. На этом этапе отношение ставропольчан к ним было благожелательное. Но вот они, работая не покладая рук на своих арендованных кутанах и фермах, скопили т.н. первоначальный капитал. У них появилась возможность улучшить свои жилищные условия, перебраться с кутанов в города и села, приобрести собственность — движимую, недвижимую, любую, дать своим детям современное качественное образование... Теперь они могли стать работодателями, выйдя сами из-за прилавка. Именно с этого момента, когда они перестали быть просто производителями мясо-молочной продукции, торговцами ею, становясь собственниками и владельцами с набитой до отказа мошной, обнаружив претензии на какие-то более-менее значимые посты и позиции, продвигаясь во власть сами и двигая своих детей, — у них и начались проблемы с местным населением. Ставропольчане, готовые пользоваться плодами трудов дагестанцев, оказались не готовы воспринимать их как равных себе, тем более делиться с ними собственностью и властью. И в этом, на мой взгляд, корень происходящих там негативных межнациональных процессов.

Все образуется

Силы, которые хотели бы вывести Ставрополье из СКФО с тем, чтобы сделать из этого мероприятия начало распада России, наверное, есть, причем как вне, так и внутри России. Газета «Завтра», которая отличается не только радикализмом, но и глубокой информированностью, пишет в статье «Ингушетия: операция «Домино» буквально следующее: «В травлю (Мурата Зязикова — прим. автора) включились силы внутри Ингушетии из среды отодвинутых кланов и московские либералы, правозащитники — друзья Дудаева и Масхадова; европейские поборники российской демократии и лондонские изгнанники, тесно связанные с зарубежными спецслужбами. А также „федеральные олигархи“, в своих олигархических схватках с Кремлем использующие „кавказский фактор“, мечтающие о конфедерации кавказских народов...».
Про то, какую цену придется заплатить за эту конфедерацию, они не думают, потому что расплачиваться будут не они, а те самые простые жители, которые подписывают петиции, искренне желая стабильности и покоя.
Можно и нужно критиковать кавказцев, но только в той мере, в какой стоит критиковать любого двуногого, стесняющего права и свободы другого себе подобного двуногого. Т.е. не стоит забывать, что эти кавказцы еще и россияне, граждане Российской Федерации, с такими же точно правами и обязанностями, как жители Ставропольского края. И вот тут-то и зарыта собака. Признание наличия неких закулисных сил, заинтересованных в разрушении СКФО, при последовательном подходе автоматически вынуждает нас признать, что эти планы являются лишь частным проявлением более общего плана — покушения на целостность России как таковой. А это уже серьезно...
Это практически единственный объективный аргумент, который мы могли бы предъявить жителям Ставрополья в пользу отказа от их планов выйти из состава СКФО. Все остальные аргументы могут быть восприняты, как проявление примитивного эгоизма, рядящегося в тогу конституционных прав и свобод. Мы понимаем, что соседство с нами доставляет ставропольчанам определенные проблемы, но добиваться выхода края из состава СКФО равносильно тому, чтобы добиваться распада Российской Федерации... Значит, надо делать шаги навстречу друг другу: мы перестанем танцевать «Лезгинку» на улицах ваших городов, а вы вспоминайте почаще, что мы — такие же россияне, как и вы, тоже граждане России. И все образуется...
Завершить свой отклик я хотел с того, с чего начал — с лезгинки. Я долгое время жил в Литве, бывал в Европе, учился и жил в Москве, т.е. не являюсь типичным кавказцем, но... Со всей определенностью могу сказать, что лезгинка — один из самых потрясающих по красоте танцев в мире. Признаюсь, мне трудно бывает при звуках лезгинки удержаться от того, чтобы не пуститься в пляс — так велика зажигательная сила этого танца. Он способен покорить любого человека с более-менее живым темпераментом. Лезгинка — танец ярких и чистых эмоций, но лишь при одном условии — если она исполняется с любовью к зрителям. Это убеждает меня в том, что те, кто придумал исполнять лезгинку для возбуждения ненависти окружающих, сделали это умышленно. В таком виде наша лезгинка, действительно, вершина айсберга, в недрах которого вызревают грозные дела и события. Но, может быть, именно поэтому мы, кавказцы, должны первые осудить быстроногих танцоров, не подозревающих, каким может быть финал их безоглядного веселья.



Рассказать о статье


Вернуться к списку материалов