Захоронениям в Бедыкской пещере более тысячи лет

Только что из Польши пришло письмо, приоткрывающее тайну знаменитой пещеры, — сообщил  SK-NEWS.RU известный в КБР исследователь и издатель Виктор Котляров.

Только что из Польши пришло письмо, приоткрывающее тайну знаменитой пещеры, - сообщил  известный в КБР исследователь и издатель Виктор Котляров.

Кто следит за моими публикациями, возможно, помнит рассказ о пещере в верховьях селения Бедык, что на трассе, ведущей в Приэльбрусье. Вот отрывок из того материала, опубликованный в книге «Таинственная Кабардино-Балкария»: «В саму пещеру ведет довольно узкая щель. Переодевшись, мы (мы – это непрофессиональный спелеолог Василий, профессиональный фотограф Жанна и не знающий к кому себя отнести автор этих строк) полезли вниз. Надо сразу сказать, что подобное мероприятие не для слабонервных.

Пещера невысокая, пролезть в нее можно только ползком. Правда, совсем скоро пещерный свод поднимается и можно встать в полный рост. Но зал этот относительно невелик. А дальше, в разные стороны, отходит несколько ходов, продвигаться по которым можно или на корточках или ползком. Очень большая влажность способствует росту великого множества сталагмитов, в ряде мест образовавших настоящие каменные занавеси. При свете фонарей зрелище это таинственно и мрачно. Особенно когда понимаешь, что часть наростов вовсе не сталагмиты, а кости, как живот-ных, так и человека. Привязав леску к одному из каменных пальцев, двигаемся вперед. Свод все ниже и ниже.

В стороны уходит сразу несколько узких, до полуметра высотой ответвлений. Василий выбирает одно из них, влажно отблескивающее при свете фонарей, и через мгновение скрывается в нем вместе с нашим фотографом Жанной. Мне же что-то расхотелось следовать за смельчаками и я решил осмотреть повнимательнее зал, где оказался. Высокий – где в в полтора, где в два человеческих роста, общей площадью в не-сколько десятков метров, зал этот вряд ли служил местом долговременного проживания людей: и холодновато, и сыровато, и мрачновато. Особенно неприятно стало после того, как почему-то потух фонарь, основательно подзаряженный накануне. Главное, что леска, которую тянули за собой Василий и Жанна, оказалась непонятно где.

Нащупать ее руками не удалось, а хождения и поиски в темноте привели к тому, что передо мной оказался какой-то непонятный узкий лаз, в который неожиданно для самого себя полез, будучи уверен, что это и есть выход из пещеры. Тот самый, по которому в нее вошли. Но в скором времени лаз раздвоился, от чего стало грустно и тоскливо, а самое главное – было «некому руку подать». Голоса, еще какое-то мгновение назад доносящиеся из глубины горы, затихли. Лишь редкие капли, падающие с потолка, нарушали тишину подземелья. Ощущение, что находишься в могиль-ном склепе, крепло с каждой минутой. Так как повернуться в лазе не было никакой возможности, я лихорадочно, словно ящерица, заскользил назад, благо под животом были не острые камни, а мягкая земляная масса и в какой-то момент почувствовал, как одна из ног зацепила что-то гибкое и пружинистое. Это оказалась леска! Спасительная леска, позволившая выбраться на поверх-ность».

 В прошлом году я побывал в пещере с корреспондентами Рен ТВ, пораженных увиденным. Из внушительного по размерам центрального зала в разные стороны веером расходится множе-ство ходов. И чем дальше ты углубляешься внутрь горы, тем большим становится количество от-ветвлений. Одни из них широкие, другие совсем узкие; где-то можно передвигаться в полный рост, где-то согнувшись, а где-то только ползком; причем расположены ответвления на разных уровнях, которых пять-шесть, если не больше. В одном из залов пронзительной голубизной сияет небольшое озеро, в целом ряде других – колонии сталагмитов и сталактитов. Вода – удивительный мастер-скульптор, поработала в горе на славу, создав своего рода шедевр пещерного искусства.

К этому стоит добавить, что гладкие, влажные стены ходов испещрены многочисленными узорами, своего рода графическими рисунками, автором которых является опять же природа. Но и человек оставил здесь следы своего пребывания. Причем, следы эти рождают целый ряд мистических загадок, вопросов, на которые предстоит дать ответы ученым. Дело в том, что в не-которых пещерных закоулках, своего рода каменных карманах, лежат многочисленные человече-ские останки. То ли здесь были естественные захоронения (тогда, правда, непонятно, почему они лежат на поверхности), то ли кости умерших людей складывали в одном месте целенаправленно, следуя какому-то таинственному обряду.

Интересно и то, что имеющиеся черепа совсем небольшие: если исходить из размеров, сравнимые с детскими; да и кости, если судить по берцовым, принадлежат или опять же детям, или людям очень маленького роста. Заинтересовался пещерой и поляк Павел Кравчик, которого с нашей республикой связывают тесные узы, в том числе и семейные. Павел увлекается спелеологией, он обследовал всю пещеру, составил ее план. Взял он для проведения исследований и кости, находившиеся в пещере. Только что от него пришло письмо-заключение. Если кого оно интересует – вышлю, но главное скажу сейчас: люди, нашедшие последний приют в Бедыкской пещере, жили 1000-1100 лет назад.

Поделиться новостью