Абаев Мисост Кучукович

Писатель

Карачаево-балкарский просветитель и публицист, историк. Родился в семье царского офицера. После скоро­постижной смерти отца родственникам уда­ется устроить семилетнего А. в Нальчик­скую горскую школу «казеннокоштным уче­ником», т. е. на обучение за казенный счет. Осенью 1870 г. А. был зачислен в пер­вую Владикавказскую гимназию. Одновре­менно с Мисостом в гимназии учились Сафарали Урусбиев, Кайтук Абаев и др. В эти годы в гимназии преподавал известный на Кавказе скрипач и композитор Султанбек Абаев, который оказал большое влияние на формирование личности А. Обучаясь в 4-м классе Владикавказской гимназии, А. знакомится с народовольцами и становится активным членом созданно­го в 1874 г. «Владикавказского кружка ре­волюционных народников». Кроме А. из балкарцев активным членом кружка был Кайтук Абаев - брат Султанбека Абаева. Ядром Владикавказского кружка стала возвратившаяся из России революцион­ная молодежь - братья И. и Дж. Шакаевы, А. Ардасенов, Е. Газданов, М. Баев, Д. Сохиев. Во Владикавказе к ним присоеди­нились И. Рождественская, В.. Кизер, X. Ророк, А. Охрименко, М. Бузилова и др. В литературе, освещающей деятель­ность Владикавказского революционного кружка, А. проходит как активный револю­ционер-народник. Впервые в этой связи в литературе имя А. упоминается в справоч­нике «Деятели революционного движения в России» (1929). В нем приводится краткая биографическая справка об А., заим­ствованная из докладов Министерства юстиции России за 1878 г. Одновременно с этим изданием выходит работа Б. В. Скит­ского «Из истории революционного движения 70-х гг. в Осетии», в которой А. назван в числе реалистов-членов революционно­го кружка. Материалы об участии А. в ре­волюционном движении народников содер­жат также работы Н. М. Ардасенова. В них кроме перечисления акций, в которых уча­ствовал А., имеются ссылки на переписку А. с кружковцами, на участие в пропаган­дистской работе среди гимназистов. А. был вовлечен в революционную борьбу, когда революционно-народниче­ское движение России переживало второй этап (середина 1874-го - конец 1876 г.) -этап «хождения в народ». Характерными особенностями революционного движения владикавказских народников на данном этапе были «развертывание просветитель­ской работы и революционной пропаганды в народе, вовлечение в пропагандистскую работу учащейся молодежи, рабочих и женщин, усиленный поиск связей с рус­скими и грузинскими народническими круж­ками» (Н. Ардасенов. Революционно-народническое движение на Тереке). Как известно из историографии влади­кавказского народничества, заседания кружка часто проводились на квартире, где жил А. На заседаниях кружка читали и обсуждали произведения Герцена, Добро­любова, Белинского, роман «Что делать?» Чернышевского. Когда начались аресты среди членов Владикавказского революционного круж­ка, А. вынужден был покинуть гимназию, не доучившись одного года. Конец 1875 -начало 1876 г. А. проводит в Грузии, а затем возвращается в Балкарию. В конце ав­густа 1876 г. А. подает прошение началь­нику округа о зачислении «в специальное отделение при Нальчикской окружной гор­ской школе для приготовления аульных учителей Терской области». Но ему было отказано в связи с его политической неблагонадежностью. Начиная с 1876 г. царское правитель­ство усиленно готовится к войне с Турци­ей. На Кавказе были сформированы кон­ные полки из представителей коренных народностей. А. в числе других горцев 15 февраля 1877 г. поступил всадником в со­став кабардино-кумыкского полка. К окон­чанию военной кампании А. «был произ­веден в корнеты с зачислением по Армей­ской кавалерии». После турецкой кампании А. несколько лет жил в Балкарии, избирался старшиной Нижне-Балкарского общества. На этой должности он проработал до 1885 г. 10 июня 1885 г. его назначают переводчиком в Нальчикское окружное полицейское управ­ление. Через два года А. переводят в Владикавказский окружной суд. Помимо ис­полнения обязанностей переводчика, А. приходилось вникать во множество кон­кретных жизненных обстоятельств, приво­дящих горцев в органы правосудия. В пер­вую очередь это были тяжбы о земельных участках, их границах, спорных покосах и пастбищах. А. всегда отстаивает интере­сы вдов и сирот, защищает крестьян от неправедного суда. В 1881 г. в Нальчике было образовано «Благотворительное общество», на пожерт­вования членов которого содержалась женская бесплатная школа. Общество ока­зывало также денежную помощь студен­там и неимущим. А. был одним из учреди­телей этого общества. Четыре года проработал А. во Влади­кавказском окружном суде. 2 декабря 1891 г. его назначают командиром сотни Терской постоянной милиции. С 17 ноября г. до декабря 1896 г. А,- начальник Хумаринского участка Баталпашинского отдела Кубанской области. Постоянные пе­ремещения по службе давали А. возмож­ность наблюдать общественную жизнь и быт горцев. Он знакомился с их жизнью, непосредственно вникая в их дела и забо­ты, пополняя свои знания по истории и культуре народов Северного Кавказа. В де­кабре 1896 г. А. назначается начальником участка Нальчикского округа, куда вхо­дили сел. Кармово, Хасаут, пост Баксанский, Атажукинские аулы и др. В октябре 1898 г. А. переводят начальником 2-го участ­ка. В участок входили Балкарское, Хуламо-Безенгиевское общества и сел. Кенделен. На этой должности он прослужил до 1905 г. Именно в период работы в Балка­рии просветителем написана основная часть его статей и очерков. С 1906 г. до февральской революции 1917 г. А. работал вначале помощником, а затем начальником 1 -го участка Баталпа­шинского отдела Кубанской области. В этот участок входили карачаевские аулы с цен­тром в Баталпашинске (ныне г. Черкесск). По своему статусу должность начальника 1-го участка приравнивалась к должности по­мощника атамана Баталпашинского отде­ла Кубанского казачьего войска. Занимая высокий административный пост в Кубан­ской области,, А. всячески содействовал открытию новых школ, по возможности защищал интересы местного населения в краевых государственных и военных уч­реждениях, поддерживал демократически настроенную интеллигенцию области. После февральской буржуазно-демо­кратической революции 1917 г. А. переез­жает в Нальчик. В мае он был избран в состав «Временного комитета горцев Кав­каза Нальчикского округа». Однако А. не принимал активного участия в революци­онных событиях. По крайней мере его имя впоследствии почти не встречается в до­кументах той эпохи. Единственный источ­ник, сколько-нибудь проясняющий пози­цию А.,- это страницы романа Л. Аргутинской «Огненный путь». Одним из главных героев романа Л. Аргутинской является сын А.- доктор Измаил, активный участ­ник революции и гражданской войны в Ка­бардино-Балкарии, известный тем, что в период деникинскои оккупации спас жизнь многим большевикам, укрывая их в сво­ем госпитале. Роман написан в жанре до­кументальной хроники, и его фактическая основа не вызывает сомнений. В первом издании романа писательница, рисуя обстановку тревожных дней конца 1918 г. в Нальчике, особое внимание уделила опи­санию жизни хозяев дома, приютивших небольшую группу большевиков. Это была семья А. По свидетельству А. Аргутин­ской, А. относился к революционным со­бытиям весьма сдержанно. В 1927 г., когда в Кабардино-Балкарии начались репрессии против княжеских фамилий, А. вместе с семьей был вынуж­ден покинуть Нальчик и поселиться в Да­гестане. Вскоре, после переезда А. умер и похоронен в Буйнакске. В творчестве А.- первого балкарского историка - привлекает прежде всего ху­дожественная публицистика. А.- автор серии публицистических статей и очерков, .видевших свет в конце XIX - начале XX в. Это «Наши миротворцы», «Калым и его последствия», «Интересный документ», (Горские школы», «Открытие Панежукаев-ского училища», «О горских школах», «Гор­цам Северного Кавказа», «Больной воп­рос», «Кабарда проснулась», «В погоне за славой и пятачком», «О калыме», истори­ческое исследование «Балкария» и др. Со­хранились и небольшие литературные про­изведения -философская притча «Горская легенда» и эссе «У могилы Ислама». Су­ществует предположение, что он являет­ся автором большого цикла статей в «Май­копском листке», подписанных псевдони­мом «Горец». В первых публицистических статьях А. описывает различные события аульной жизни. Он рассказывает о тех явлениях, которые представляли определенный ин­терес для любознательного читателя. Это сообщения о находке исторического памят­ника в Хуламе («Интересный документ») и об этнографических реалиях Балкарии («Калым и его последствия», «Наши миро­творцы»). По мере более глубокого изуче­ния проблем горской действительности в публицистике А. на первый план выступа­ют уже не ее «интересные» детали, а воп­росы социального устройства. Статьи А. по­священы положению безземельных и ма­лоземельных крестьян, характеризуют его как общественного деятеля и просветите­ля, стоящего на позициях активного наро­довольца. Главная тема публицистики А.- вопро­сы просвещения. Он постоянно пишет о необходимости открытия аульных началь­ных школ, сельскохозяйственных школ и училищ. Почти во всех публикациях А. в той или иной мере затрагивается тема школьного образования. Вопросы обуче­ния горцев были в центре его просветитель­ских устремлений. Занимая ответственные посты в администрации Терской и Кубан­ской областей, А. оказал большое содей­ствие открытию школ и училищ в аулах Кара-чая, Балкарии, Черкесии, Адыгеи. Серия статей, опубликованная в газете «Кубанские областные ведомости», непосредственно посвящена разъяснению необходимости учреждения школ для детей народов Северного Кавказа. Статьи «Горцам Север­ного Кавказа», «Кабарда проснулась», «Открытие Панежукаевского училища», «О горских школах» пронизаны неподдельным беспокойством о судьбе горской школы. Публицистика А. привлекла внимание дореволюционных историков, этнографов, педагогов своей актуальностью, конкрети­кой и добротностью анализа действитель­ности. В творчестве А. наблюдается соприкос­новение двух совершенно разных художе­ственных систем. Он пишет на русском языке, ориентируясь на традиции русской литературы XIX в. При этом А. остается приверженцем национальной культуры. В этом отношении показателен рассказ-прит­ча «Горская легенда». Рассказ имеет не­сколько смысловых уровней. Прежде всего, здесь мы слышим отголоски спора среди мусульман о ненужности мечети - обще­ние с Аллахом, по мнению суфиев, к при­меру, не требует торжественных церемо­ний и специальных обрядов. Во-вторых, в подтексте рассказа - уверенность в гряду­щей революции, которая, по мнению авто­ра, преобразует горькую участь многих и «правда выйдет из подземелья. Стряхнет оковы свои и рассеет тьму и злобу. И тог­да наступят хорошие времена». Рассказ написан накануне первой русской револю­ции, в 1903 г. «Хорошие времена», заявля­ет автор, были до того, когда между людь­ми не появился Дух тьмы. Он, Дух тьмы, избрал себе в сотрудники ложь. С помощью лжи и лицемерия Дух тьмы заставляет стро­ить храмы Правды, в которых он поселяет ложь, ведь Правда не может жить в замк­нутом пространстве, она должна быть всю­ду и со всеми, считает А. Хотя А. начинает свой рассказ с тради­ционного для карачаево-балкарских писа­телей-публицистов художественного при­ема - с указания на фольклорное проис­хождение своего произведения, здесь налицо все признаки литературной притчи. В «Горской легенде» А. просматрива­ется прямая аналогия с литературным па­мятником IX в.- поэмой М. Башту «Дастан о дочери Шана». В поэме основной кон­фликт держится на непримиримой борьбе между Духом тьмы (Тун Бури эпоним духа в переводе с карачаево-балкарского языка означает волк подземелья) и Духом Доб­ра - Бай Терек. Бай Терек - основа жизни и обладает всепроникающей силой. Дух тьмы в рассказе А. заковал Дух Правды в подземелье, и рассказ заканчивается, как и в поэме, надеждой на скорое его осво­бождение. В главном труде А., очерке «Балкария», обобщены высказанные до А. историче­ские взгляды на происхождение балкарцев, на их культуру, быт, а также проанализи­рованы фольклорные источники по истории карачаево-балкарского народа. Очерк был написан на основе публикованных А. в 1906 г. в газете «Каспий» статей «Горские аграрные вопросы», «Горский словесный суд», «Горцы Нальчикского округа», «Наде­лы осетин». Реакция на публикацию на­званных статей была неоднозначной. Прогрессивные деятели Северного Кавказа, та­кие, как депутат III Государственной Думы России Ташдемир Эльдарханов, встретил их с одобрением. Администрация же Тер­ской области запретила газете «Каспий» пуб­ликацию статей о бедственном положении Балкарии. Поэтому последнюю статью А. был вынужден озаглавить «Наделы осе­тин», хотя статья никакого отношения к на­делам осетин не имела. Ко времени напи­сания очерка «Балкария» имя А.- публи­циста было широко известно на Северном Кавказе. А., как и другие карачаево-балкарские просветители конца XIX-начала XX в., свя­зывал улучшение материального положе­ния горцев, поднятие их общей культуры с распространением среди них светского образования, открытием школ и училищ, с приобщением горцев к русской грамоте. По его мнению, горских мальчиков, получив­ших начальное образование, необходимо было обучать техническим профессиям, а в дальнейшем стремиться к увеличению студентов-медиков, юристов, учителей, столь необходимых для решения жизненно важ­ных проблем горских народов Северного Кав­каза. Важное значение А. придавал вопросам женского образования. Об этом свидетель­ствует его обращение к начальнику Наль­чикского округа с просьбой о предостав­лении его дочерям возможности обучения в светских учебных заведениях. В одном из прошений он писал: «Необходимо учить девочек, также как и мальчиков, хотя ради одного того, чтобы будущее наше поколе­ние мужчин могло находить в среде сво­ей таких же воспитанных подруг жизни...». А. проделал большую работу по сохра­нению и развитию материальной культуры народа, по фиксации этнографических па­мятников карачаевцев и балкарцев. В фон­дах Грузинского исторического музея им. Джанашиа хранятся экспонаты, переданные А. в 1908 г. этнографическому отделению Кавказского музея. Он подарил музею кол­лекцию, в которую вошло более 40 экспо­натов одежды, домашней утвари, сель­скохозяйственных орудий. Творчество и общественная деятель­ность А. приходится на период интенсив­ного развития культуры народов Северно­го Кавказа. А. был среди тех, кто внес боль­шой вклад в формирование общественного сознания горцев рубежа веков.



Вернуться к списку знаменитостей